Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

 

Борис УГЛИЦКИХ (Краснотурьинск, Свердловская обл.)

 

Кратко об авторе: Борис Алексеевич Углицких  (Борис Борчанинов – псевдоним). Подполковник МВД в отставке. Автор  стихотворного  сборника и художественно-исторического очерка о родном уральском крае.

Постоянный автор журнала.  

В №4 "ЖЛКиСа"(2011)  была опубликована одна из самых значительных, по мнению редакции "ЖЛКиС", работ, посвященных проблеме переселенных народов в нашей стране -  эссе "Немцы Поволжья. Реквием по Республике", в №5 того же года  - рассказ "Закон природы".  

В июле 2011 года в "ЖЛКиС" размещаются отрывки из романа Б.Углицких "Желтый кот с голубыми глазами", а в феврале 2012 - остропублицистическая статья "Туманные горизонты демократии".

В сентябрьском номере "ЖЛКиС" (2012) опубликован отрывок из романа "КЭШ".

В последних номерах ЖЛКиСа были опубликованы публицистическая статья "Плевелы и раздоры" и рассказ "Слепой дождь". 

В мартовском номере журнала (2013) вниманию читателей представлено оригинальное эссе, посвященное памяти и судьбе одного из самых загадочных явлений нашей литературы и истории - писателе-декабристе Александре Бестужеве-Марлинском "Неистовый всадник мятежного времени"

Сегодня мы публикуем рассказ "Житейское дело". 

 

 

Житейское дело

 

Рассказ

 

Я раньше как-то нейтрально относился к женскому празднику. Нет, конечно, женщин поздравлял. И дома, и на работе, и на улице, и даже в общественном транспорте. И тосты поднимал за их здоровье. И цветы дарил…Но всякий раз ловил себя на том, что как-то несерьезно это все. Как-то опереточно наигранно: и неожиданно вспыхнувшее мужское внимание, и неизвестно откуда взявшиеся красивые слова про любовь.

А тут приключился со мной такой случай, что я про этот праздник иначе, как без содрогания даже подумать боюсь.

…Дело было аккурат накануне этого злополучного праздника. Направили меня в служебную командировку по вопросам лесозаготовок. Да в такую глухомань, что езды только в одну сторону – трое суток на поезде. Я, конечно, свою Люсю крепко поцеловал, пообещал вести себя хорошо и как только приеду на место, обязательно позвонить. Она посетовала на то, что, мол, праздник не вместе будем праздновать. Ну, а я ее, конечно, успокоил, что как приеду, так и отпразднуем.

В самый канун праздника возьми да заболей муж сестры моей жены Николай. Утром он еще своим ходом пошел в больницу, а вечером – умер. Сердечко подвело – будь оно неладно.

Ну, тут охи, ахи…Все смешалось: праздник, похороны…

Вызвали родственников. Ну, а про меня, естественно, забыли. Закрутились, известное дело.

Вобщем, похоронили Коляна, повздыхали. И сидит вся родня за столом. И не за праздничным, как бывало, а за поминальным. А тут телефонный звонок…Я на проводе. Немного, как говорится, под шофе: успел уже в честь праздника. Позвонил сестре жены, потому как дома моей благоверной не оказалось.

- Але, - кричу в трубку, а сам еле слышу ответивший мне женский голос, - Это Оля?

- Оля…- тихо отозвался голос.

- Оля, Люся у тебя?

- Я вас плохо слышу, говорите громче…

- Люсю, - кричу, -позови к телефону…Это Леха…

- Я слушаю…

Это потом я узнал, что в момент нашего телефонного разговора в дверь кто-то позвонил, и Оля не поняла, что звонок был предназначен не ей. А я-то думал, что трубку взяла Люся и радостно так кричу:

- Я уже до места добрался! У меня все нормально.

В трубке что-то подозрительно захрюкало, заурчало, зашипело…и после некоторого молчания испуганный женский голос спросил:

- Ты откуда звонишь?

- Оттуда, куда меня отправили…Хорошенькое дело, ты уже забыла? А откуда я еще мог позвонить?

- Там тоже есть телефон? – испуганно спросил голос.

- Ну, а как же…Хоть здесь и не все, как у людей, но связь имеется. Даже баня есть, совсем по соседству…

- Баня? – ужаснулся голос, - Так ты в аду?

- Да нет, - ухмыльнулся я, - хотя и раем здешние условия не назовешь.

- А как тебя встретили? – в успокоившемся голосе послышался искренний интерес.

- Да никак, сам нашел контору, сам снял угол у одной дряхлой ведьмы. Даже поесть толком негде. Хорошо, старуха чаем напоила.

- Ты там еще и кушаешь?

- Спрашиваешь…Как говорится, святым духом сыт не будешь. Хотя, если сказать по совести, здесь почему-то есть совсем не хочется.

- Ты по мне скучаешь? – трубка снова заурчала и захрюкала.

- Ну, конечно, скучаю. Я даже не представляю, как ты там празднуешь свой женский день без меня…Вот выпил чекушку, а настроения нет.

- И у вас пьют? – удивился голос.

- Пьют…хотя с этим делом здесь строго…ночью только в местной кочегарке можно спиртным отовариться…у этих чертей всегда водка имеется.

- Ты уж от них бы подальше…

- Да нет…так они ребята – ничего. Я к ним вчера заходил – в картишки перебросился. А то ведь со скуки умрешь.

Трубка напряженно замолчала.

- Да…- кричу снова я, - тут у меня про мой полис спрашивают…ну, который в поликлинике надо показывать. Ты почему мне его в карман не положила?

- Так я вообще тебе ничего не ложила. Думала, не понадобится, - заоправдывался голос.

- Хорошо, что я в последний момент про паспорт вспомнил.

- Век живи – век учись, - всхлипнула трубка и снова замолчала.

- А так – тут жить можно…- постарался как можно бодро сказать я.

- А людей там много? – вдруг снова посерьезнел голос, - есть кто-нибудь из знакомых?

- Из знакомых? Да нет никого здесь знакомых. Китайцев много. И здесь прут, черти.

- И там их много?

- Хватает…

- И чем они занимаются?

- Да, как и везде – торгуют.

- Торгуют? Чем это, интересно?

- Чем-чем…шмотками. Чем еще им торговать.

- И у вас – шмотками?

- А что? Шмотки, они и в Африке – шмотки.

- Так ты все-таки в аду? – вдруг снова спросил, немного помолчав, голос.

- Считай, что так.

- Вот ведь, говорила тебе, давай сходим в церковь грехи замолить. А ты: успеем…Вот и не успел.

- Какие наши годы, - хохотнул я, - вернусь, тогда и сходим.

- Как вернешься?

- А ты меня уже и не ждешь?

- Если призраком, то не надо, Коля. Я призраков боюсь.

- Почему – Коля? Ты забыла, как меня зовут?

- Нет, не забыла. А сейчас тебя там по-другому стали звать?

- Да, нет, как был я Лехой, так Лехой и остался.

- Так ты Леша?

- Ну да, Леша…

В трубке снова заурчало, забурчало, как в животе после праздничного застолья и сквозь этот треск я явственно услышал разные нехорошие слова. Я, конечно, тогда очень обиделся и до самого моего приезда уже больше домой не звонил. Ну, а дома, когда все выяснилось, мы с Олей помирились и пообещали друг другу никому про тот случай не рассказывать.

С тех пор, как приближается женский праздник, у меня в голове роятся всякие нехорошие предчувствия. Друзья удивляются моему настроению, а я, как партизан, молчу: боюсь, что на смех поднимут. А, собственно, над чем смеяться? Дело-то житейское. То горе, то радости – тем и живем…

 

Проза ©ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ И СЛОВЕСНОСТИ,  9 (сентябрь)  2013.

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: сентября 02, 2013.