Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

Наши друзья:

 

Валерий РУМЯНЦЕВ (Сочи)

Валерий Румянцев живет в г.Сочи, пишет басни, пародии, рассказы, лаконизмы. Печатался в литературных журналах "Южная звезда", "Золотое перо", "Луч" и др.  

 

СКАЗКИ СТАРОГО ЛЕСА 

  

Сойти с тропы

                 

рассказ

 

 

Тот, кто увлекался туризмом, конечно же, исходил немало троп. Были они разные: нахоженные и заброшенные, маркированные и охотничьи, таежные и горные, степные и водные. Были тропы, превращающиеся по мере приближения к жилью в проселочную дорогу. И были звериные тропы, петляющие среди бурелома и внезапно исчезающие или рассыпающиеся на еле заметные тропки.

Но какими бы ни были туристские тропы, есть у них одна общая черта – по ним кто-то уже проходил до вас. И само понятие нехоженые тропы, если вдуматься, звучит довольно странно.

Мы идем по чьим-то следам. А так хочется порой стать первопроходцем. Но как же можно стать им, если идёшь по проложенной кем-то тропе? Нет, есть только один способ – сойти с тропы.

 

Помню знойный июльский поход по берегу одной излюбленной туристами реки. Мы шли по довольно набитой тропе, у нас были карты и кроки. Если не считать двух проплывших мимо групп байдарочников,  за неделю мы не встретили ни одного человека. Однако то и дело попадались признаки того, что мы здесь далеко не первые. Это и следы кострищ, и срубленные кое-где деревья и остатки рыболовных снастей, которые можно было найти на берегу.

Однажды я сидел на берегу реки и ждал, когда проснутся товарищи. Над рекой ползли клочья тумана. Ветер гнал их туда, где за частоколом деревьев уже начинало светлеть небо.

Вдруг на другом берегу я заметил лисицу. Она подошла к реке и застыла, рассматривая что-то в воде. Затем осторожно потрогала ее лапкой, стряхнула капли и стала пить.

           Я пошевелился, и лисица подняла голову. Наши глаза встретились. С минуту мы смотрели друг на друга. Потом лисица медленно опустила голову и вновь стала лакать воду.

           Сзади раздались голоса. Мои друзья проснулись и по своему обыкновению затянули хором «Как прекрасен этот мир! Посмотри…»

Лиса неторопливо отошла от воды и потрусила вдоль кустарника. Через мгновение я потерял ее из виду.

           Завтрак по традиции был совмещён с планёркой. Мы собирались устроить днёвку. Костя как обычно планировал, что можно будет приготовить на обед. Виктор собирался посвятить время рыбной ловле. Меня же особо не привлекало ни то, ни другое. Я решил исследовать местность за рекой.

           - Одному идти нельзя, - тут же встрепенулся Костя. – Мало ли что может случиться. Ищи тебя потом.

           - Хорошо, возьму тебя с собой, - согласился я. – Тем более что кулинарные планы ты можешь строить и по дороге.

           - А чего их строить, - заметил Виктор, ложкой выуживая осу из кружки с киселем. – И так всё ясно. Вечером – тройная уха и жареная рыба. Вы по дороге смородины наберите, если попадется. А то малина надоела уже.

          Костя проверил рации, положил одну в походную сумку, проверил часы и напомнил:

         - Связь каждый чётный час.

         Виктор кивнул.

         Мы перешли реку и стали искать проход в кустах. Прохода не было. Но ведь  лиса как-то прошла. Значит, проход должен быть, пусть и небольшой.

         Наконец нашли место, где между кустами, и вправду, был небольшой просвет. Во всяком случае, несколько метров можно было протискиваться между ними. Что мы и сделали. А дальше в ход пошли ножи и карманные пилы. Тучи потревоженных насекомых окружили нас звенящим облаком, но, худо-бедно, мы всё-таки продвигались вперед.

         Пару раз мы попадали в заполненные водой низины, но, в конце концов, с кустами было покончено. Мы вздохнули с облегчением, когда оказались в лесу. Здесь нужно было остерегаться лишь гигантских пауков, растянувших свои сети между деревьями, сухих сучьев, грозящих распороть одежду или поранить тело, да поваленных стволов, покрытых мхом и грибами.

Мы засекли время и решили идти час. Если за это время не найдем ничего интересного, то возвращаемся обратно. Чтобы не заблудиться, мы то и дело рубили сухие ветки, отмечая тропу. Минут пятнадцать мы шли в приличном темпе, стараясь выдерживать намеченное направление. А потом упёрлись в бурелом. Овраг, о глубине которого трудно было что-то сказать. Он был весь завален сломанными деревьями, которые напоминали ворох спичек, высыпанных из коробка. Единственное отличие, что у спичек не было торчащих во все стороны ветвей.

Идти дальше было бы безумием. И мы уже решили было двинуться назад, как я заметил просвет на противоположной стороне. Когда в густом лесу показывается просвет между деревьями, это очень часто сулит смену обстановки. Или поле, по которому приятно пройти после лесной чащи, или река. Впрочем, это может оказаться и болотом. Но, по крайней мере, в сердце оживает надежда на встречу с чем-то волнующим. И мы решили попробовать обойти овраг. Свернули в сторону, и пошли вдоль бурелома.

          На душе стало легче, когда послышался звук, который мы узнали сразу и который сразу же придал нам сил. Мы вышли на небольшую полянку,  за которой журчал ручей. Он представлял собой цепочку водопадиков, спрятавшихся в промытом каньоне.

          - Нарекаю тебя Водопадным, - торжественно провозгласил я.

          Мы напились и набрали воды во флягу.

          - Интересно, откуда он течёт, - подумал я вслух.

          - Родник где-нибудь.

          - А может, озеро. Схожу, пожалуй, на разведку.

          - Давай. А я с лагерем свяжусь, - сказал Костя, доставая рацию и смотря на часы.

         Я перебрался через ручей и пошел вдоль бурелома. Внезапно боковым зрением уловил какое-то движение в кустах справа и, повернув голову, увидел бегущую лисицу. Она пронеслась вдоль оврага, словно указывая мне путь. Я пошел следом.  И вдруг оказался у относительно чистого места. По крайней мере, были видны и дно оврага и его противоположный склон. Конечно, так же громоздились стволы поваленных деревьев, но по сравнению с тем, что встречалось ранее, это был просто проспект.

        Я вернулся к ручью и сообщил Косте, что проход найден. Он не выразил особой радости, но, всё же, согласился продолжить путь.

Переправа через овраг оказалась куда сложнее, чем я думал. Приходилось просчитывать каждый шаг, каждое движение руки. Многие стволы были покрыты скользким мхом, а некоторые сгнили до такой степени, что рассыпались под ногами.

           - И оно того стоит? – спросил Костя, переводя дух.

          Я ничего не ответил. Было одно желание – упасть на траву и замереть в блаженном бездействии. Но до ближайшей травы было еще метров тридцать. И эти тридцать метров мы преодолевали более часа.

          Наконец всё позади. Мы из последних сил выбрались из оврага. И, забыв про усталость, застыли на месте

         - Да оно того стоило – вымолвил Костя.

         Перед нами лежала большая цветущая поляна, окаймлённая стеной сосен. И как два синих глаза – две водных глади, соединённые слегка изогнутой протокой.

Мы подошли к озеру, и вода вскипела от метнувшихся во все стороны рыбьих стай. Зато утки не обратили на нас никакого внимания. Они словно не понимали, что человека следует опасаться.

        Мы обошли озеро вокруг. Наткнулись на ложбинку, усеянную крупными ягодами ежевики. Встретили цепочку кустов смородины. Спугнули несколько куропаток.

       Левый берег меньшей озерной чаши был усеян бурлящими родниками. Мы пробовали воду из каждого, и всё никак не могли решить, какая вода лучше.

        Обратная дорога была заполнена разговорами о том, что завтра нужно непременно сюда вернуться, уже всем вместе, и провести на этом озере хотя бы несколько дней.

       - Веревки есть. Наведём переправу через овраг. А сквозь кусты проход прорубим. Ничего страшного, - строил планы Костя.

 Так мы и сделали. Пять дней, проведённых нами на озере, остались самым ярким впечатлением этого похода. Мы назвали озеро Затаённым и договорились, что сохраним тайну его местонахождения.

Через год мы вновь побывали в тех же местах. И увидели тропу к нашему Затаённому озеру. Мы дошли по ней до Водопадного ручья. Здесь видны были следы стоянки. Дальше туристы не сунулись

С тех пор, в каких бы походах мы ни были, мы всегда несем с собой ощущение того, что знаем главное, ради чего стоит идти в поход. Ради того, чтобы иметь возможность сойти с тропы.

 

 

Жил-был кролик

( Из цикла «Сказки старого леса»)

 

На берегу Певучего ручья под кустом смородины была норка. И жил в ней Кролик. Звали его Белоус.

Была у Кролика мечта: побывать на той стороне ручья и изведать Неизведанное. Ведь оно было совсем близко: стоило лишь перебраться через прозрачный поток, пенящийся на выступающих из воды камнях.

Можно было бы, конечно, отложить все текущие дела и тронуться в путь. Но Кролик не

был сторонником столь легкомысленного решения.

Поход на ту сторону – это важное дело. И подготовиться к нему следовало серьёзно.

На стене своей норки Кролик стал вешать листочки с напоминаниями о том, что нужно было приготовить для похода, на что обратить в предстоящем походе особое внимание. Сюда же он помещал разные услышанные полезные советы и вообще всё, что могло пригодиться. Кролик стал называть эти записи памятными листочками.

Прежде, чем пуститься в дальний путь, его следует пройти мысленно. И Кролик обычно предавался этому занятию, лежа в гамаке, натянутом между ветками смородины. Много раз он в воображении форсировал ручей, причем, каждый раз все быстрее и увереннее. Он задерживался на прибрежной лужайке, чтобы полакомиться сочной зелёной травой, затем находил проход в густом кустарнике и погружался в Неизвестность. Правда, что было дальше, оставалось тайной, так как на этом месте Кролик обычно засыпал.

Так проходили дни в подготовке к Великому Походу. Накапливались памятные листочки; рос список мест, которые следовало обязательно посетить; намечались и переносились даты отправления в путь.

Однажды Кролика навестил его приятель Заяц. Тот слыл в лесу опытным путешественником и, узнав о планах Белоуса, полностью поддержал его намерения.

- Настоящая жизнь всегда в дороге, - авторитетно заявил Заяц. – Я бы и сам с тобой пошёл, да времени сейчас нет. Мемуары собрался писать. А ты молодец. Одобряю.

Они поговорили о предстоящем походе, Белоус перечислил места,  в которых намерен был побывать. Заяц дал ему несколько ценных советов, предупредил об опасностях, которые могут встретиться. А в завершение сказал:

- Я вижу, ты здорово подготовился теоретически. Думаю, получишь незабываемые впечатления. Я бы тебе посоветовал ещё обязательно посмотреть одно место. Слышал об Одинокой Горе? Сам я там не был, но знакомые рассказывали такие восхитительные вещи. Во-первых, там на склоне заросли цветной капусты. Здесь у нас такой отродясь не видели. Вкус нежнейший. На всю жизнь запомнится. А во-вторых, с вершины, говорят, весь наш Лес видно. Всё как на ладони. Ты мог бы карту составить для следующих путешествий. А уж следующий раз я с тобой точно пойду. Да, завидую я тебе. Ну, что ж, удачи.

Заяц ушел писать свои мемуары, а Кролик занёс в список интересных мест Одинокую Гору. Подумав, он даже обвёл её кружком как первоочередную цель.

 

Наконец долгожданный день настал. Белоус покинул уютную норку и решительно устремился вверх по ручью. Он собирался заскочить ненадолго к живущим неподалёку родственникам, попрощаться с ними, а затем найти удобное местечко для переправы.

Родственники были дома. Тётушка Крола хлопотала на огороде возле грядок с капустой. Она обрадовалась как приходу племянника, так и возможности передохнуть.

- Иди в дом, - сказала она. – Я сейчас освобожусь, и будем пить чай.

Дядюшка Крол, как обычно, лежал на диване и курил трубку

- Привет, Белоус, – воскликнул он, пуская дым кольцами. – Давненько ты у нас не был. Я слышал, ты в путешествие собрался?

- Да. Решил сходить на ту сторону ручья.

- И чего там?

- Не знаю. Потому и пошёл.

Дядюшка Крол отложил трубку и с интересом посмотрел на Кролика.

- Не знаешь и идёшь? Да, ты большой оригинал, племяш. Пойти туда, не знаю куда.

Это же надо придумать.

- Ну, вообще-то, я кое-что представляю, - поправился Белоус. – Я ведь готовился. Даже составил список всяких интересных мест.

- Да что может быть интересного на той стороне? Всё самое интересное там где ты живёшь. Нет, племяш, в этом вопросе у тебя явное недопонимание. Я вот за свою жизнь дальше нашей полянки и не отходил никуда. И ничего, живу. Интересной, а главное, сытной жизнью. А тебя куда всё тянет?

- Так интересно же, - попытался объяснить  Белоус

- Интересно крольчихи пляшут, - усмехнулся дядюшка Крол. – Жениться тебе надо, Белоус. Тогда и глупости всякие в голову лезть перестанут.

В комнату вошла тётушка Крола и обратилась к мужу:

- Дорогой, я тебя ещё два дня назад просила натаскать воды и полить огород. А ты меня всё завтраками кормишь.

- Хорошо, лапушка. Полью обязательно. Завтра с утра и займусь. Обещаю.

- Никаких завтра. Засохнет ведь всё. И что ты будешь кушать зимой?

- Ладно, ладно, уговорила. Весь огород водой залью. Но дай хоть чаю выпить. У нас ведь гость, всё-таки.

Тётушка Крола быстро накрыла на стол, и все сели пить чай. За неторопливой беседой время летело незаметно.

Наконец дядюшка Крол. довольно отполз от стола и сказал жене:

- Ну вот, сейчас отдохну немного и натаскаю тебе воды. Какие проблемы?

- Я помогу, - вызвался Белоус.

- Вот и славно, - обрадовался дядюшка Крол, - пойдём на воздух, покурим.

- Вёдра у входа за дверью, - сказала тётушка Крола им вслед.

Они вышли из норы, и Белоус взял ведра.

- Да погоди ты, - остановил его дядюшка Крол, доставая трубку и удобно устраиваясь на куче песка, - Что за резвый парень. И куда ты всё торопишься?

- Да мне, вообще-то, в поход пора. Я ведь по дороге к вам заскочил.

- Никуда твой поход не денется. Успеешь. После еды нельзя суетиться. Отдыхай, - усмехнулся дядюшка Крол, пуская в небо кольца табачного дыма. – Да и вообще, я бы на твоём месте повременил с походами. Смотри, вон туча собирается.

И действительно, не успел дядюшка Крол докурить свою трубку, как налетел ветер и крупные капли дождя запрыгали по траве. В небе загрохотал гром.

- Как хорошо на завтра отложить

То, что до завтра может не дожить., - весело пропел дядюшка Крол, подмигивая племяннику. – Что я тебе говорил?

Они вернулись в нору.

 - Вот видишь, лапушка, - сказал дядюшка Крол жене, - я тебе обещал залить огород водой. Вот, пожалуйста. Дождик тут как тут. Небеса помогают мудрым.

Он улёгся на диван и блаженно вытянулся:

- Ну что ж, хорошо потрудились, теперь можно и отдохнуть. Что стоишь, Белоус, устраивайся поудобнее. Дождь ведь – куда идти. Переночуй у нас, а завтра, бог даст, видно будет. Вон на полке шашки. Сгоняем партейку?

И они проиграли в шашки до вечера.

Когда на следующий день Белоус вылез из норы, солнце уже успело уничтожить все следы прошедшего дождя. Небо было чистым, в воздухе жужжали пчелы. Было самое время для начала Великого Похода в Неизвестность.

И Белоус отправился в путь.

Он довольно быстро наткнулся на место, удобное для переправы. Огромный валун, выступающий из воды, позволял форсировать ручей в два прыжка. Кролик перебрался на другой берег и гордо огляделся.

- Я сделал это! – воскликнул Кролик и захрустел сочной травкой, покрывающей берег зелёным ковром. Потом он нашёл лазейку в кустарнике и, обрывая паутину, проник в глубь лесных зарослей.

Он, как разведчик, осторожно пробирался между кустами и деревьями, уходя от ручья всё дальше и дальше.

На одной из лужаек Кролик услышал звериные голоса. Он приблизился и увидел целую толпу лесных обитателей. Здесь были и белки, и барсуки, и семейство ежей, и трое лисят, и енотовидная собака. Все они с любопытством наблюдали за Кабаном, который, стоя у могучего дуба, точил о его ствол  клыки. И не обращал на любопытствующих никакого внимания. А звери оживлённо обсуждали между собой причины действий Кабана.

- К войне готовится, - уверенно заявил Ёж.

- Да нет, наверное, жуков в коре ищет, - предположила Белка.

 - А может, клыки после еды чистит? – высказал свою версию Барсук.

Самый нетерпеливый из лисят решил, наконец, выяснить всё у самого предмета всеобщего интереса.

Он приблизился к Кабану и вежливо поинтересовался:

- Уважаемый Кабан, разрешите наш спор, пожалуйста. Для чего вы так тщательно точите  клыки?

Кабан оторвался от своего занятия и взглянул на Лисёнка:

- Точу, чтобы были острыми, - пояснил он. – Чтобы быть готовым к опасности.

- К какой опасности? Нет ведь никакой опасности, – удивился Лисёнок.

Кабан обвёл окруживших его зверей снисходительным взглядом:

- Шли бы вы по домам, ротозеи, - буркнул он, - когда придёт опасность, поздно будет клыки точить.

- А ведь верно, а ведь правильно, - затараторили звери. И разошлись готовиться к большой беде.

А Белоус побежал дальше.

«Как много интересного можно узнать в походе», - подумал он на бегу.

Кролик весело смотрел по сторонам и радовался новым впечатлениям и тому, что никакой беды не предвидится.

Но беда не заставила себя ждать.

Белоус был уже довольно далеко от ручья. Он обогнул длинное заросшее камышом болото, миновал цветущий луг. Вдали, на западной стороне леса, уже была видна над верхушками елей  тянущаяся в небо громада Одинокой Горы.

Но тут навстречу Кролику выскочили из ельника несколько оленей. Они промчались мимо, даже не взглянул на Белоуса.

А затем из-за деревьев хлынула целая лавина лесных обитателей. Свиньи, волки, зайцы, лисы мчались со всех ног вслед за оленями. Белоус еле успел отскочить в сторону, чтобы не быть растоптанным.

- Что случилось? – крикнул он промчавшемуся мимо зайцу.

- Пожар! – бросил тот на бегу.

Впрочем,  Кролик уже и сам почувствовал запах дыма. А мимо него текла настоящая река беженцев. Змеи, ежи, жуки, стрекозы, птицы. Все в паническом ужасе стремились

на восток. А вслед им по вершинам деревьев уже бежали языки пламени.

Белоус развернулся и тоже кинулся наутёк

А ветер кидал вдогонку беглецам клубы горького дыма, обдавал волнами жара и всячески старался усилить панику.

Кролик лихорадочно соображал, что делать. Пожар настигал, и вряд ли удастся долго от него убегать. Белоус уже приближался к болоту, как вдруг вспомнил запись на одном из памятных листочков. Совет, который, кажется, мог бы ему сейчас помочь

Кролик бросился к зарослям камыша. Он отгрыз толстый стебель и отломил верхнюю часть. Взял в рот и подул. Затем, держа камышинку во рту, побежал по берегу болота в поисках подходящего места. Вскоре он увидел свободный от камышей заливчик и бросился в воду. Нащупав на дне какие-то корни, он уцепился за них и погрузился в болото, оставив над водой кончик камышовой трубочки. Сердце колотилось как бешеное. Кролик осторожно втянул воздух и убедился, что может дышать. Тогда он замер на месте и стал ждать решения своей судьбы.

В голове пронеслись последние дни его жизни. Подготовка к походу. Дядюшка Крол. Переправа через ручей. Кабан с его огромными клыками. Одинокая Гора, до которой он так и не дошёл. А ведь оставалось совсем немного. Если бы не задержался в гостях, успел бы дойти. А на Горе и пожар был  бы не страшен. Кролик загадал, что, если спасётся, обязательно побывает ещё на Одинокой Горе. Только бы спастись.

Между тем воздух, которым дышал Белоус, становился всё горячее. Он уже обжигал горло. Кролик дёрнулся и поперхнулся водой. Он задержал дыхание, изо всех сил прижимаясь ко дну. Но вскоре не выдержал и, задыхаясь, выскочил на поверхность.

Кругом летала зола от сгоревшего камыша, а за чёрной полосой дымящейся земли был виден удаляющийся пожар.

Белоус заплакал. Он вспомнил свою безопасную норку и со страшной силой захотел домой. Кролик сделал несколько шагов вслед за пожаром, но тут силы оставили его. Белоус ткнулся головой в тёплую землю и заснул.

 

А всё пожирающий огонь пронёсся по лесу, оставляя после себя стволы обгоревших деревьев и обугленные тушки не сумевших спастись животных. И, если бы не внезапно поднявшийся ветер, принёсший с собой стремительный летний ливень, бед было бы ещё больше.. Но лесу повезло. Пламя постепенно слабело, и верховой пожар сменился низовым. Ему стало всё труднее продвигаться по мокрым кустам и траве. Пожар дошёл до ручья и остановился.

 

 

На следующее утро  пришедшие на водопой звери заметили какое-то движение на другом берегу ручья. Сначала они увидели просто растущее облачко пепла, а потом из него показалась фигурка кролика. Он был весь чёрный.

 

Так закончился  Первый Поход Белоуса на поиски Неизведанного.

Вернувшись домой, Кролик первым делом направился в кладовую и умял недельную порцию капустных листьев. Затем достал карандаш и записал в своих памятных листочках: 

«Отложив на Завтра то, что может не пережить Сегодня, ты готовишь себе занятие на Послезавтра».

Через несколько дней Белоус уже совсем оправился от пережитого и охотно рассказывал всем желающим о своем Приключении. И обитатели леса стали считать, что среди них стало на одного Великого Путешественника больше.

 

А Кролик в память о его состоявшемся походе на ту сторону ручья получил с тех пор новое прозвище – Черноус.

 

 

 

Первый шаг 

 

 

( Из цикла «Сказки старого леса»)

 

 

Жил некогда в овраге Одноухий Заяц. Он так и родился одноухим. Не повезло. Впрочем, были в этом и плюсы. То, что у других зайцев в одно ухо влетало, а в другое вылетало, у Одноухого прочно оседало в голове. Поэтому он постоянно был в разных переживаниях, мечтах и. замыслах.

  Больше всего на свете Одноухий Заяц хотел летать. С завистью следил он за мелькающими над лесом ласточками и мысленно представлял себя на их месте. Но сам не летал. Даже не пробовал. Боялся.

А еще он хотел править лесом. Он думал, что устроил бы жизнь в лесу куда разумнее, чем все предыдущие правители. Заяц считал их глупыми и жадными, не способными видеть дальше собственного носа. Но у них были острые зубы и крепкие когти, а потому они творили в лесу всё, что хотели.

 

Услышал однажды Одноухий Заяц, что в лесу поселился Филин. Прилетел он  из далекой страны, где прославился своей мудростью. Из-за неё он, собственно, и вынужден  был покинуть родину. Хотя прибыл Филин совсем недавно, но слух о нём быстро разнесся среди лесных обитателей. И уже многим из них он помог справиться с житейскими проблемами.

Решил Одноухий тоже обратиться к Филину. А вдруг? Может и посоветует он, как перестать беспокоиться и начать жить.

Собрал он подарки и пришел к мудрому Филину.

- Помоги, о мудрейший, - сказал Заяц. – Говорят, ты можешь решить любую проблему.

- Говори, дружок, не стесняйся. Поведай мне свои печали, - благожелательно молвил Филин.

- С детских лет мечтаю научиться летать. Но никак не могу решиться. Хотя и летаю во сне. А вот наяву боюсь. Вдруг не получится.

 - Так, так, - понимающе моргнул Филин.

- А еще, - продолжал Одноухий, - хотел бы я стать правителем  леса. Чувствую, что неплохо справился бы с этим делом.

Филин закрыл глаза и задумался. Он был абсолютно неподвижен, и Зайцу показалось даже, что мудрец уснул. Он уже собирался было потихоньку удалиться, однако Филин открыл глаза и произнес:

- Понимаю тебя. Что ж, не вижу здесь ничего невыполнимого. Только, знаешь, Заяц, не стоит гнаться сразу за двумя зайцами. У тебя пока ещё не так много сил, чтобы распыляться. Выбери что-нибудь одно, и начнём над этим работать. Подумай, с чего бы ты хотел начать. Что кажется тебе более важным?

- Пожалуй, руководство лесом. Ведь в этом будет польза для всех животных, а полеты – это только для меня. Можно и подождать.

- Ну, хорошо. Тебе потребуется упорство и терпение. Я дам тебе три урока и это будут три ступени к знанию. А знание – это сила. Начнём с того, что ты должен познать себя. И первый шаг на пути к этому – поверить в себя.

Филин внимательно посмотрел на Зайца и, как бы вколачивая ему в голову каждое слово, отчеканил:

- Да, это первый шаг. И самый трудный. Но лишь сделав его, можно будет переходить ко второму. Отныне ежедневно ты будешь убеждать себя в том, что всё в твоих силах.

Каждый час ты должен прерывать любые свои занятия и говорить себе мысленно: «Я всё могу. Для меня нет ничего невыполнимого. Всё в моих силах».

 Трижды в день ты должен будешь найти время отрешиться от всего вокруг и представить себе самую безвыходную  ситуацию. И не думать ни о чём другом, пока не найдёшь выход. Ты должен верить: выход есть всегда. Пусть даже самый невероятный. Ты способен его найти. Ты должен его найти. Ты его найдешь.

 А теперь иди с миром и возвращайся, когда полностью усвоишь первый урок.

   Заяц побежал домой. Ему не терпелось приступить к тренировкам. Родившаяся в душе надежда пока ещё тихо и робко напевала победный марш.

А Филин позвал живущую по соседству Сойку, которой помог в своё время избавиться от хронической брюзгливости, и попросил:

- Понаблюдай за ним, пожалуйста. Мне нужно знать все его ошибки, если такие будут

 

Два месяца Одноухий Заяц старательно выполнял все рекомендации Филина. И вот однажды, проснувшись поутру, он почувствовал, что готов на всё. Вера в свои силы наполняла его добродушным весельем и требовала выхода.

Заяц устремил взгляд на кучу  морковок, выбрал одну наиболее аппетитную и мысленно приказал ей: «Ко мне».

Морковка затряслась, расталкивая своих соседок, и проползла немного вперед. Заяц собрал всю свою волю, представил, как морковка плавно поднимается вверх и летит к нему. И -  о чудо! Морковка  взлетела и проследовала к Зайцу  точно по намеченному маршруту.

 Заяц ощутил в зубах сладкую хрустящую мякоть, а в сердце - невиданное никогда ранее ликование. У него все получилось!

Одноухий стал радостно собираться к Филину. Он уже прилично отошёл от своего дома, как вдруг мелькнувшая неожиданно мысль заставила его остановиться

А чего собственно? Зачем ему идти к Филину? Какой ещё второй урок? От добра добра не ищут. Филин ведь сказал, что самое главное – поверить в себя. Что и сделано. Чего же время терять?

Заяц развернулся  и побежал по направлению к резиденции Льва.

- Куда так летишь, Одноухий? – окликнул Зайца встретившийся на пути Ёжик, который возился с найденным яблоком, пытаясь зацепить его иголками.

 - Привет, Ёж! Давно не виделись. Да вот, решил в лесу порядок навести. Сместить Льва-самодура.

 - Во как, - протянул Ёж, продолжая свою возню с яблоком, - а справишься?

- Не веришь? Да я теперь совсем другим стал. Мне теперь всё по плечу. Ну-ка, погоди…

 Заяц пристально уставился на яблоко, и оно, описав плавный полукруг, надёжно устроилось на спине у Ёжика.

  - Видал? – довольно выдохнул Одноухий Заяц.

 - Здорово, - согласился Ёж. – Полезное дело. Ну что ж, удачи.

Заяц побежал дальше. У бобровой запруды два бобра пытались вернуть на место осину, которую течением постоянно отклоняло в сторону.

  - Как дела, ребята? – приветствовал их Одноухий. – Знаете, в лесу грядут большие перемены. Власть меняется. Я теперь править буду. Так что, если нужна какая помощь, обращайтесь.

 Усмехнулись бобры:

- Коли так, давай к нам. Помоги с этим упрямым деревом справиться.

- Запросто, - небрежно сказал Заяц.

 Он повелительно протянул к осине лапку и нахмурил брови. Дерево резко поднялось из воды, перевернулось в воздухе и опустилось на предназначенное ей в плотине место.

Ошеломлённые бобры зааплодировали.

 А Заяц продолжил своё триумфальное шествие к власти.

У самой резиденции Льва он наткнулся на Волка. Раньше Заяц обошел бы его далеко стороной, но сейчас и не подумал сворачивать с тропы. Ошарашенный Волк даже вынужден был посторониться.

 - Привет, Серый, - бросил Заяц, не останавливаясь.

Но опомнившийся Волк одним прыжком преградил ему дорогу.

- А ну стой, Одноухий. Куда это ты так рванул?

-  Уйди  с дороги, Серый. Некогда мне с тобой болтать. Теперь я в лесу править буду. Иду во власть, чтоб драться за лесной народ. Так что пришёл конец твоей беспредельщине. Новые законы в лесу будут. Я знаю, как жизнь наладить. А знание – сила. Вот, гляди и удивляйся.

 Заяц взглядом приказал валявшейся в траве сухой еловой шишке взлететь в воздух. Она покрутилась перед носом у Волка  и опустилась прямо ему на голову.

  Волк смахнул шишку лапой и сказал

- Ну и что?

Затем взмахнул другой лапой и  сломал Одноухому Зайцу шею.

Сидевшая на ветке ели Сойка даже вскрикнуть не успела.

Так закончился путь Одноухого Зайца во власть

 

Когда Сойка рассказала обо всём происшедшем Филину, тот долго и печально молчал. Затем вздохнул и вымолвил

- Мало поверить в себя. Нужно, чтобы и другие в это поверили

Снова задумался на некоторое время, после чего добавил:

- Знание - сила. Но иллюзия знания может оказаться слабостью.

 

ПРОЗА @  ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ И СЛОВЕСНОСТИ, №5 (май) 2013 г.

 

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: апреля 28, 2013.