Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание

Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Живой журнал"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

 

 

Маргарита НЕБОЛЬСИНА (Казань)

РАССКАЗЫ

 

Об авторе: Небольсина Маргарита Викторовна родилась в 1955 году в г. Казани. Окончила Казанский государственный университет, по образованию филолог.

В настоящее время работает зав. сектором кадров Академии наук Республики Татарстан. Печаталась в ж. «Казань», «Идель», газ. «Татар иле» («Родные края»). Выпустила книгу рассказов и повестей "Господи, не бросай меня в терновый куст" (2009).

 

 

ЛЮБОВЬ В РЕЗУЛЬТАТЕ НЕСЧАСТНОГО СЛУЧАЯ

Небрежно бросив прочитанную «толстушку» на пол и перешагнув через нее, Елена скинула с плеч красный халат, расшитый золотыми драконами, и, как кошка, мягко ступая по ковру, направилась в ванную. Вспыхнувший свет запутался в ее загоревшихся золотом волосах и запечатлел ее тонкую фигуру сразу в трех огромных зеркалах, создающих в ванной комнате иллюзию бесконечности.

Елена любила себя.

Любила стоять вот так, посередине ванной, освещенная яркими светильниками, утопленными в стене. Любила рассматривая свое нежное тело и красивое белое лицо с необыкновенно зелеными глазами. Любила перебирать длинными наманикюренными пальцами свои роскошные, рыжие – почти красные, как огонь – волосы, доставшиеся ей в наследство от давно исчезнувшей и сгинувшей где-то в самом сердце Италии матери, сбежавшей в свое время от них с отцом.

Любила ловить на себе изучающе-завистливые взгляды невзрачных женщин и откровенно-восхищенные, словно раздевающие ее на ходу, взгляды встречных мужчин. Лена знала себе цену. И сейчас, глядя на себя в искрящиеся стекла, она в очередной раз почувствовала себя самой красивой женщиной на Земле. И неважно, где, в какой стране и в каком веке она живет и как ее зовут – Ева, Афродита, Нефертити, Клеопатра, Елена Прекрасная…

Просто она умеет повелевать мужчинами и всегда добивается поставленной перед собой цели. Как бы ни было трудно -  любой ценой. Даже -  убийства.

Шагнув в душистую пену и сладко потянувшись, она со стоном удовольствия окунулась в горячую воду. Закрыла глаза…

И вновь ее душу всколыхнула боль, от которой по всему телу пошли круги −  ах, если бы так же легко, как летнюю пыль, можно было смыть с себя свою прошлую жизнь! Особенно, тот эпизод, который она никак не может забыть. И простить…

В облачках благоухающего пара, поднимающегося от воды, заскользили тени воспоминаний…

Всего два года назад она закончила институт. Годы студенчества были самым замечательным временем в ее жизни! Училась она легко и без особых проблем. В этом ей помогала − как говорилось во времена застоя – «активная жизненная позиция»: студенческие фестивали, спортивные соревнования, работа в студенческой многотиражке. Преподаватели, представляющие сильный пол, были от нее без ума, поэтому хорошие оценки доставались ей просто «за красивые глазки». Были, конечно, и среди мужчин «крепкие орешки» −  не все носители вечной мудрости так легко «клевали» на прелести зеленоглазой нимфы, но и к их сердцу смогла она найти свой ключик: ни к чему не обязывающие сувенирчики на Новый год, цветочки, бутылочки коньяка на день рождения и 23 февраля −  и неприступные крепости в конце-концов сдавались…Бывало, что иногда дело доходило и до скоротечных –«от сессии до сессии» – романов с преподавателями особо сложных дисциплин − порой, тайных, порой явных, − а тайные тоже, чаще всего, становились явными − что вызывало кучу пересудов и любопытных взглядов. Но Елена вела себя так естественно и непринужденно, что ни у кого даже мысли не возникало обвинить ее в корыстных мотивах своих «влюбленностей».

Когда же она безумно, безоглядно влюбилась в нового преподавателя физкультуры, огромного широкоплечего Сергея, никто не поверил в серьезность ее намерений. Тем более, что физкультура, в общем-то была одним из ее любимых предметов, и проблем у нее – мастера спорта по плаванию – проблем в этом плане никогда не возникало.

Впервые своего принца Елена встретила ярким майским утром на старинном дребезжащем «омике», увозившем студентов на другую сторону Волги на спортивный праздник. Компания, в кругу которой она оказалась на пароходе, понравилась ей с самого начала. Мускулистые высокие ребята и стройные, но крепкие девушки-спортсменки сразу привлекли ее внимание. Все они были веселы, прекрасно сложены, но почему-то ее глаз сразу выделил одного из ребят, высокого загорелого – и это в начале мая месяца! – блондина.

− Сергей Николаевич, − представился он ей. − Ваш новый преподаватель физкультуры.

− И спорта, −  смеясь добавила одна из девушек.

− А это – мои друзья, – начал он представлять их парами:   −Наташа и Андрей.

Андрей артистично, резким движением склонил голову на грудь, а Наташа, обнимаемая его рукой за плечи, весело улыбнулась, откинув с лица длинные светлые волосы: «А у меня и фамилия – Ростова…».

− Виктор и Людмила.

Виктор дурашливо шаркнул ножкой и склонился, чтобы поцеловать Еленину руку : − Если вы знаете классиков так же, как и Наталья, то я – не Руслан.

Людмила, в свою очередь, несколько ревниво наблюдала в это время за ним, словно со стороны, и просто молча кивнула головой на Еленино приветствие.

− И, наконец, Владимир и Валентина.

− Очень приятно! – ответили они хором и разом расхохотались.

− Ну, а я − Сергей…

− Николаевич? – переспросила Елена.

− Ну, какой же я для Вас «Николаевич»! Я только в прошлом году институт закончил…Ну,как Вам наша компания?

− Я всегда рада новому знакомству – сдержанно ответила Елена, отводя в сторону от его огромных распахнутых глаз свой взгляд.

− Леночка, не уходите от ответа… − ласково проговорил он. – Давайте дружить?

− Я, в общем-то – не против…

− Тогда, можно, сегодня Вы будете моей девушкой?

− А почему только «сегодня» −  перебила его хохотушка Валентина. − Ты у нас вообще волк-одиночка…А Лена – очень даже симпатичная девушка, и в твоем вкусе…

− Может, я все=таки сама себе рекламу сделаю? – резко оборвала ее Елена. – У меня это получится более профессионально.

− Ну, вот, мы уже и обиделись… −  голосом кота Матроскина миролюбиво протянул Виктор.

− Кончайте, ребята, что за дурацкие манеры! – прикрикнула Наташа. Похоже, она у них была за самую старшую. − Не обращай на них внимания, − повернулась она к Елене. – Все мужики – балбесы и дурачки. А им до мужиков  вообще далеко…

− Ну, ты, коза, ва-а-ще, в натуре… −  растопырил Виктор пальцы веером. – Мы, ребята такие, мы же и обидеться можем…

− Все, ребята, хватит! Лена, садитесь поближе ко мне, а то они вас сожрут… − подвинулся Сергей, освобождая рядом с собой место на лавочке.

 Лена была безумно рада, что дружеская перепалка, грозившая, как ей показалось, перерасти в ссору, наконец-то, закончилась. Более всего, конечно, она была рада, что оказалась рядом с Сергеем. Этот высокий блондин с широко  распахнутыми голубыми глазами и голливудской улыбкой все больше и больше притягивал ее внимание. Она уже почти полюбила его. Это был мужчина ее мечты. Мужчина из ее девичьих грез и бессонных ночей. И это его горячее тело и прерывистое дыхание, его ласковые губы и нежные руки вырывали ее из неспокойного сна и заставляли в истоме метаться по измятой постели…

− А ты знаешь что-нибудь про зайцев? – неожиданно пробудил ее от задумчивости вопрос Сергея .

− Что? Про зайцев? Ну… «А нам – все равно, а нам – все равно…» – пропела Елена, вызвав своим ответом взрыв хохота . – Ой, я, кажется, что-то не то ляпнула…

− Все нормально, – успокоил ее Сергей, взявший на себя главную роль. − Просто мы про зайцев тут разговаривали…Про всякие приметы…

− А я где-то читала, −  вставила Людмила, − что Александр Сергеевич Пушкин ехал к декабристам, чтобы принять участие в каком -то восстании…

− Декабристов, что ли? – съязвил Виктор. – Мы это, вроде, даже в школе проходили…

− Ну, декабристов. Подумаешь, велика важность! Я – танцовщица, а не историк, и мне это знать совершенно не обязательно!

− Ну, и что же было дальше? Пушкин написал стишок «Зайка-зайка, где ты был?»

− Нет, Витенька, этот один-единственный стишок, который ты выучил за всю свою жизнь – он про чижика. А Пушкин просто вернулся назад. И таким образом, спас себе жизнь.

−Ребята −  кто служил на флоте −  рассказывали, что если когда идешь на корабль, на пути попадается белый заяц – это к несчастью. А уж найти его на судне – вообще беда – добавил Андрей.

− Наверное, поэтому, когда ты едешь без билета в троллейбусе «зайцем», тебя заставляют платить штраф. А для тебя – то это уж точно – не в радость! – словно поставил точку Виктор.

− Ну, ты до всех докопался!… Ты у нас один такой порядочный, честный – всегда билеты покупаешь в транспорте…А то и два!.. Да ты за рубль комара в поле насмерть загоняешь – как только тебя Людмила терпит!

− Мужики, кончайте! Как детский сад… − прервал их Сергей. – Мы же не на комсомольском собрании!..

− Знаете, я читала такую жуткую историю про парня и девушку, которые жили давным-давно…Ну, примерно, как Ромео и Джульетта! – таинственным голосом продолжила Елена, чтобы утихомирить спорщиков, −  Любили они друг друга безумно…А потом парень бросил девушку. Потому что другую полюбил…А она так никого и никогда больше и не полюбила, и от горя умерла. А когда умерла, она превратилась в белого зайца и преследовала этого парня до тех пор, пока он не покончил жизнь самоубийством…Вот.

− Вот это да-а-а…Наташка, −  повернулся к своей девушке Андрей, − а ты не превратишься в белого зайца, если я тебя брошу?

− В зайца – вряд ли, а то, что убью – точно!

− Что-то вы все о плохом, да о плохом…Бедняжка, заяц! Прямо как в кине: «Чуть что – косой…» – перебил Сергей.

− Ну уж…В «Ну, погоди!» ни у кого даже ума не хватает пожалеть несчастного…То-то она там над волком куражится… − встряла молчавшая до сих пор Валентина.

− Да ладно, вы уж не очень-то на него… А то прямо монстра сделали из ушастого…Должен вам сказать, справедливости ради, что не все так плохо, как вы говорите, что есть и добрые приметы, связанные с зайцем. Вот, например, в Штатах существует такое поверье, что заячья левая задняя лапка приносит людям счастье и удачу. Особенно хорошо, если заяц убит серебряной пулей . И не где попало, а на кладбище, −  завывающе-жутким голосом продолжил он. − А свершится это должно обязательно при полной луне, и обязательно в пятницу, тринадцатого числа. И самое главное, что убить зайца должен рыжий, косой и хромой охотник , сидящий верхом на черной лошади...       − торжественно завершил он «заячью» дискуссию.

− Боже мой, жуть-то какая! – пискнула испуганно Валентина.

− Но зато – так романтично! – воскликнула Наташа. – Хотелось бы мне в это самое время находиться рядом с этим охотником…

− И получить в лоб серебряную пулю! – опять встрял Виктор.

− Послушай, ты… −  со злостью обернулась к нему Наташа. – До чего же язык у тебя поганый!.. Я бы сама с удовольствием всадила эту самую пулю тебе в рот, чтобы ты, наконец, заткнулся!

−Чего вы все к нему прикопались! – наконец, подала голос молчавшая до сих пор Людмила. − Прямо не угодишь вам. И то вам − не так, и это −  не эдак…Если вам не нравится, мы вообще можем уйти в другой конец парохода…

− Ребята… − миролюбиво протянула к ней руку Елена. – Ну, хватит…Мы же не ругаться поехали, а отдыхать, верно? – оглядела она ребят. −Смотрите, мы уже подъезжаем! Ой, как здорово!…Смотрите, какие сосны… − кинулась она к борту. −А в траве – словно маленькие солнышки – мать-и-мачеха…А знаете, −  повернулась она к ошеломленным ее восторгом друзьям, – я живу с мачехой. − И словно выдохнула: −Как в сказке про Настеньку…

Ребята заинтересованно повернулись к ней. А Лена, вернувшись на свое место и теснее прижавшись к погладившему ее по плечу Сергею, спросила:

− Так хотите страшную сказку напоследок ?

− Рассказывай… Конечно…Ой, как интересно… − раздались голоса.

− Ну вот, жили-были муж и жена, и была у них одна- единственная дочка – Леночка. С золотыми косичками, умненькая, красивенькая – в английской спецшколе, между прочим, училась… Папа у Леночки сначала был большой партийный начальник. А потом – когда времена изменились −  переквалифицировался в «нового русского». Никого и ничего не боялся, мог все, не верил ни в Бога, ни в черта, а тут вдруг в церковь начал ходить, свечки ставить…Мама была красавица – говорят, я на нее очень похожа…Она никогда и нигде не работала, ездила на всякие курорты и в санатории, часами «висела» на телефоне, обсуждая с подругами новые прически и наряды, ходила на шейпинг и возвращалась поздно с каких-то коктейлей, презентаций и важных приемов, куда очень редко ходила с папой. Даже удивительно, что она нашла перерыв между своими занятиями, чтобы родить ребенка…Когда ее ребенок, то есть Леночка, учился в третьем классе, познакомилась мама с «новым итальянцем». Приезжал он к нам в Казань по своим богатеньким делам на месяц, а потом, вроде бы, полюбил Леночкину маму на всю жизнь и увез ее с собой в Италию − в красивый, наверное, город с музыкальным названием – Сорренто…

− А что было потом? – тихо спросил присмиревший Виктор.

− Потом… − невесело усмехнулась Елена. − Потом, как в русской народной сказке − чем дальше в лес, тем страшнее…Богатенького папочку подцепила его секретарша – моложе его почти в два раза. Быстренько окрутила и женила на себе…А у меня появилась злая мачеха!

− А мама?

− Мама…Сначала писала. Обещала все приехать… Звонила – просила прощения…К себе не звала – посылками с барахлом отделывалась…Потом совсем замолчала…Даже не знаю, жива ли она сейчас…Если когда-нибудь я ее найду – заберу домой!

− А папа?

− Папа умер. Два года назад, от инфаркта, – горько закончила свою историю Лена и отвернулась.

− Ой, Ленка, да он же не старый, наверное, еще был!.. − воскликнула Людмила.

− Не старый…Сорок три года…Маму он сильно любил, вот сердце и не выдержало...     

− А мачеха?

− Светка-то? Она – как и моя мама −  всегда жила в свое удовольствие. Только для себя. Делала – что хотела, деньги не считала, по заграницам моталась… А не успел отец умереть, так она своего последнего любовничка в дом привела. Тоже – богатенького…Еще старше моего отца! В папочки все мне набивается…Сдался он мне…Господи, как мне надоел этот паноптикум!

− Что, −  посочувствовала Наташа, прижавшись к Лене плечом, −  так плохо?

− Да не то, чтобы уж очень…Светка – она хоть и гадина, но и покормит, и если что – пожалеет…Только все ее мужики ко мне клеятся…И этот козел, папочка – тоже…А она злится – ну, ясное дело, кому же понравится!..Я тогда быстро собираюсь – и сматываю удочки. Чего гусей дразнить?.. Хорошо еще, что в свое время мне отец квартиру сделал – а то бы хоть в петлю…

−Так это же здорово!…Зато ты самостоятельная и ни от кого не зависишь, −  подвела итог Наташа.

− А теперь и нам будет, где собираться… − мечтательно зажмурил глаза Виктор.

−Вы-то тут при чем – вас еще никто в гости не приглашал, − осадил его внимательно слушавший Елену и молчавший до этого Сергей.

− Нет, отчего же – я всегда рада гостям…

Никогда и никому – ни до, ни после этого случая – не раскрывала Леночка свою душу, а тут – словно черт попутал!…Если бы тогда она знала о последствиях своей откровенности…

 Пароход подошел к причалу, и на залитый солнцем песчаный берег высыпала разноцветная и разномастная кричащая и визжащая масса. Особо нетерпеливые перешагивали через борт прямо на пристань, а самые бесстрашные, сняв обувь, уже бегали по воде…Впереди ждал праздник, тенистый лес с солнечными полянками, спортивные игры, вечерний костер с шашлыками и дискотекой, конкурс бардовской песни…Но как-то незаметно все разбрелись: кто − кучками, кто – парочками, и опустело спортивное поле – только на ветру трепыхались на веревке ниточки от оторванных призов, которые так и не были вручены победителям «Сабантуя», а организаторы праздника, бесполезно пытаясь собрать в одном месте неуправляемую толпу, махнули на запланированное мероприятие рукой и отправились по-своему отмечать спортивный праздник в домик начальника базы. Только к вечеру собрались у костра разомлевшие от майского солнца и неожиданной свободы изрядно набравшиеся спиртными напитками студенты.

Институтские барды, высокомерно глядя с импровизированной сцены на шевелящуюся, обнимающуюся, целующуюся пьяную толпу, лениво перебирали струны и снова и снова – «по заявкам отдыхающих» -  тянули набившие оскомину песни про ту, которая «у меня одна» и «Солнышко лесное». Кто-то подпевал, кто-то взрывался хмельным смехом, кто-то – утомленный концертом – начинал возмущенно свистеть…Часам к десяти вечера пиво, кажется, наконец-то закончилось, и веселье было в самом разгаре, когда среди танцующих неожиданно завязалась драка с криками, мордобитием и пьяной бранью. Вот тут-то в центре событий и оказался Сергей, который, прикрикнув на беспомощно стоявших по кругу болельщиков, моментально разнял драчунов, передав их на поруки их же товарищам.

Но праздник уже был испорчен, костер погас, шашлыки были съедены, все пиво и водка выпиты, и «юным натуралистам» не оставалось ничего другого, кроме возвращения на теплоход, который вскоре отправился в обратный путь, и в кромешной мгле подошел к Казани.

Уставшая, молчаливая, лениво переставляющая ноги толпа вернулась в родные пенаты. «И дым Отечества нам сладок и приятен…» – взвился в небо и моментально затих голос институтского остряка Радика. Штурмом был взят последний – видимо, не только в эту ночь, но и во все последующие – троллейбус, который увез домой полусонную Елену, успевшую только взмахнуть рукой своим новым друзьям.

− Какая девчонка, а? – восхищенно сказал Виктор.

− Девчонка – как девчонка, -  ревниво ответила Людмила.

− Сереже, вон, понравилась, кажется…

− Понравилась, верно… −протянул Сергей. − Это хорошо, что у нее есть квартира − действительно, будет, где собираться… А она – девочка что надо, похоже, и дело свое знает!..Уж наслышан про ее «любови» с преподами!

− Фу, какую мерзость ты говоришь, Сергей! Как только тебе не стыдно! – перебила его откровенные излияния Наташа.

− Да ладно тебе! Будто уж вы с Андреем в дочки-матери играете…

− Андрей, да скажи ему…

− Ладно, перестань! Чего – как девочка… − лениво отмахнулся Андрей. −Охота больно…Ладно, друганы, хватит уже, по домам пора – утро скоро. Пока, − чмокнул он Наташу, −  ты тут рядом живешь – сама дотопаешь, а мне еще далеко ехать. Увидимся… − и повернул в сторону площади, где припозднившихся путешественников терпеливо ждало несколько «моторов».

Наташа ошеломленно посмотрела вслед своему спутнику, удивленная его непонятным поведением:

− Какая муха его укусила! Будет теперь через весь город переться – мог бы и у меня переночевать… − раздраженно бросила она оставшейся компании. − Ну, ладно, я тоже, пожалуй, пойду…

 А Лене в эту ночь снился огромный пушистый белый заяц…Он прыгал и скакал вокруг нее, терся ушами о ее протянутые руки, вспрыгивал на плечо, щекотал своими длинными усами ее ухо, словно шепча ей что-то…Она ловила его, пыталась удержать в руках это снежное тепло, но он вырывался и снова, и снова убегал куда-то вдаль…

Проснувшаяся Лена долго лежала с закрытыми глазами, улыбаясь своему счастью. Она просто не знала, что сон предупреждал ее о большой опасности.

Праздник закончился, и опять потянулись суровые студенческие будни – семинары, зачеты, экзамены… Свободного времени, практически, ни у кого не оставалось, но только −  не у Лены. Вполуха прослушав очередную лекцию, вполголоса ответив на семинаре, она сломя голову, бежала к своему любимому, терпеливо дожидающемуся ее на лавочке в сквере…В жизни Елены наступила настоящая идиллия: рядом был мужчина, для которого она с удовольствием готовила его любимую «глазунью» с грибами, гладила рубашки и – как это ни банально −  стирала носки.

Мачеха ее, словно, потихоньку стала забывать о ее существовании: сильно не беспокоила, не надоедала вопросами и наставлениями, а узнав, что Лена почти что вышла замуж и не претендует на ее общество, даже порадовалась за нее, а может, и за себя тоже – меньше проблем. Жизнь была прекрасна рядом с заботливым и внимательным любимым, и ей казалось, что так будет вечно…

Однажды, в одно из воскресений, задумок у Лены особых не было − так, полистать модные журнальчики, почитать популярного сейчас Юрия Полякова, просто поваляться в постели…Тем более, не так часто выпадает возможность побездельничать! У Сергея были какие-то дела, и его появления в Лениной жизни сегодня не ожидалось. Но раздавшийся звонок разрушил все ее планы, а еще минуту спустя, в открытую дверь, вошел Сергей.

− Леночка, привет! – обнял он ее нежно. − Вот, освободился пораньше…Посмотри, кого я к тебе привел!

За Сергеем −  с набитыми пакетами и букетом нежно пахнущей сирени − в тесную прихожую ввалились ее новые друзья: Андрей, Виктор, Владимир.

− Здравствуй, красавица! – приложился к ее щеке Виктор. – Мы так по тебе соскучились…

− А почему вы одни, без девчонок?

− Они сегодня все ужасно занятые. Наташка сидит со своим двухлетним племянником – родители устроили себе «разгрузочный день», а она – человек сильно ответственный, ради ребенка может даже нашей компанией пожертвовать. – ответил Андрей.

− А Валентина с Людмилой сегодня на сельхозработах – на даче цветочки сажают. Вот мы и решили навестить тебя. Думали, ты тут скучаешь без нас… − продолжил Владимир, − пива вот купили, холодненького… Креветок…Надеюсь, ты не против?

− Ой, что ты! Конечно, нет. Молодцы, что зашли…Да что же вы все в прихожей-то стоите, −  спохватилась она. – Проходите в комнату. Пиво – на кухню, в холодильник, − скомандовала она, −  креветки давайте мне − я сварю, а цветы – в вазу…Ой, как пахнут… − понюхала она букет. - Спасибо…

Ребята со своими запасами гурьбой прошли следом за Еленой на кухню и выгрузили на стол пакеты, из которых кроме креветок и пива, достали три бутылки водки, хлеб, упаковки с нарезанной красной рыбой и колбасой, сыр и коробку конфет.

− Ого, вы как в турпоход собрались!..А водка-то зачем? У вас же пива целый ящик!

− А это – для остроты чувств, − ответил, улыбаясь Виктор. – Вдруг кого потянет…

− Ну, после пива – водку…

−Да уберите ее в холодильник! – прервал интеллектуальный разговор Сергей. – Там видно будет. Ну, останется для следующего раза…

− Ладно, -  пожала плечами Елена. – Пусть стоит!

− И будет стоять! – хохотнул Виктор.

Только теперь Елена заметила, что ребята словно не в себе, какие-то слишком возбужденные… Но не стала придавать этому особого значения. «Наверное, уже пива где- нибудь поддали с утра» – подумала она про себя и занялась креветками. Этим временем гости прошли в комнату, где через несколько минут заиграла любимая инструменталка, задвигались стулья, пододвигаемые к столу, раздался негромкий разговор

− Вы включите телевизор, если хотите! – крикнула в комнату Елена. – Или «видик» поставьте...     

− Не волнуйся, все в порядке! – крикнул в ответ Андрей.

− Не пропадем…

В дверях появился Сергей.

− Лена, тебе помочь?

− Забирай тарелки, вилки…Креветки тоже готовы…

− Хозяюшка моя… − подошел он к ней сзади и прижался к ней всем телом. – Сладкая моя… − покрывал он поцелуями ее шею. – Как я по тебе скучал…

− Сереженька… −  пыталась повернуться она к нему лицом, но крепко обнимающие ее руки и напрягшееся тело любимого мужчины не дали ей возможности даже шелохнуться. Все неистовее он гладил ее по телу…Правая рука моментально расстегнула ее джинсы, и нырнула вниз…

− Сережа, не надо…Сейчас зайдет кто=нибудь…

− Никто не зайдет, − хриплым от возбуждения голосом ответил Сергей, толкая ногой дверь кухни. – Я хочу тебя, сладкая моя…

−Сереженька…Потом, не сейчас…

− Сейчас! – резким движением он повернул ее к себе и начал расстегивать «молнию» на брюках.

−Сережа… − успела она только произнести, как он, закрыв ей рот поцелуем, одним движением тела вошел в нее…

Несколько секунд Елена вообще ничего не видела и не слышала от охватившего ее безумия, словно передавшегося ей от Сергея. Она неистово извивалась в его объятиях, запрокинув голову и сдерживая стоны восторга…Когда все кончилось, Сергей, поправляя на себе одежду, сказал совершенно спокойным голосом,  словно он не сходил с ума от страсти несколько минут назад: « Вот теперь – здравствуй…»

− Ой, Сережка, −  пряча пылающее лицо у него на груди выдохнула обессиленная Елена, −  я, наверное, с ума сошла…А если нас кто-нибудь видел?

− Ничего особенного, даже если и видел – все это естественно…Ведь я не видел тебя так долго – со вчерашнего дня, вот и не смог сдержаться…Ладно, не переживай, давай пойдем к ребятам, а то они, наверное, заскучали…

В комнате царил полумрак. Занавески на окнах были опущены, ребята, развалившись в креслах, напряженно смотрели на экран телевизора – там разгорались нешуточные страсти во всех их проявлениях: лесбиянки нежно гладили друг друга и сплетались в смертельных объятиях, мужчины с животной страстью отдавались себе подобным, маленькие девочки в кружевных чулочках и малюсеньких трусиках ласкали огромных обезьяноподобных мужиков…Все это сопровождалось музыкой, стонами, шумом волн, шорохом песка, криками диких животных...     

− Господи, где вы взяли эту гадость?! – воскликнула Елена.

− Да вот, по случаю взяли посмотреть. «География» называется…Ты смотри, какая классная природа!..А что,  вас же нет и нет…Вот мы и развлекаемся, как можем. – ответил Виктор. −  А где, кстати, наше пиво? – спросил он, выключая “видик”.

− Мы принесли закуску, а за пивом – марш на кухню! Ишь, расселись…− укоризненно покачал головой Сергей…

  Через несколько минут комната преобразилась в банкетный зал пивного бара. Перед каждым стояло по три бутылки “Балтийского” “портера”, большой тарелке со всевозможными закусками, огромным блюдом креветок в центре…

− Давайте музыку включим, а? – попросила Елена.

− Конечно, конечно, – в предвкушении застолья согласно закивали головами гости, и комнату заполнила солнечная латиноамериканская музыка, как никакая подходящая к этому совершенно неожиданному празднику.

Голова Елены кружилась от счастья, от выпитого пива, от приятного общения – ей хотелось танцевать, визжать от восторга – давно не было у нее такого всепоглощающего чувства радости. Все ее прошлые, ни к чему не обязывающие романы и легкий флирт не оставляли в ее душе никаких ощутимых следов ожидания счастья и сожалений, когда все это так же быстро и легко заканчивалось. Но сейчас случилось невероятное – Елена, наконец-то, полюбила! Сердце ее разрывалось от нежности к мужчине, сидевшему рядом с ней, ненароком прикасавшемуся к ней и улыбающемуся ей нежной ласковой улыбкой. «Я никогда никому его не отдам!» – подумала Елена, скрестив под столом пальцы на обеих руках – чтобы не сглазить…Поглощенная своими мыслями, Лена даже не заметила, как на столе появилась водка, щедро разливаемая по стаканам, как все возбужденнее зазвучали пьяные голоса, громче стал смех, вызываемый пошлыми скаберзными шутками…

− Ну что, девочка моя, −  наклонился к ней Сергей. – Пусть ребята посидят, а мы с тобой пойдем…

− Куда? – не поняла Елена.

−К тебе…Я хочу немного отдохнуть с тобой…Или мне уйти?

− Нет-нет, что ты! Только как-то неудобно… − неуверенно ответила Елена, удивленная таким неуместным и необычным для Сергея, как ей казалось, предложением.

− Все −  удобно. Они у меня люди простые – даже не заметят…Девчонки и мальчишки, а также их родители! −  по-пионерски проскандировал громко Сергей. – Слушайте сюда! У нас с Леночкой творческий перерыв. Прошу пока не беспокоить, – незаметно для нее подмигнул он ребятам.

− Да чего уж там – мы с полным понятием…Только сильно не задерживайся, а то мы уйдем без тебя −  по-аглицки и тихо… − лениво потягиваясь, насмешливо пропел Виктор.

− Тогда вы будете неправильные пчелы…А неправильныне пчелы дают неправильный мед! – закончил он уже за дверью.

− Вини-Пух, блин…Еще веселится!..Он сейчас наестся там меду вволю , а мы – чего, голодные, что ли, останемся? И нам бы тоже девочка не помешала… − проворчал Владимир.

− Да не спеши ты! Про Ленку я наслышан уже от Сереги – она горячая баба – всем хватит… − успокоил Виктор.

− Да ты че, охренел совсем?!

− Все нормалек… − покровительственно, с чувством превосходства похлопал Виктор своего дружка по плечу. − Мы с хозяином уже пришли ко всеобщему консенсусу. Ты, болезный, так сильно не переживай…Ночь у нас сегодня будет длинная, жаркая – так что не мешало бы еще за пивком сбегать…Ну-ка, давай, ты у нас самый молодой… Прогуляйся, остудись маненько...Твоя очередь еще не скоро – успеешь! −  неожиданно громко захохотал порядком набравшийся Виктор. −Пацан, ты только уж нас не опозорь – от долгого воздержания, − крикнул он вслед ошарашенному парню при общем молчаливом согласии..

- Ты чего… – испуганно понизил голос Владимир. − Может не надо…

− Серега с радостью поделится со своими друзьями последним презервативом – не то что бабой, – нравоучительно подняв палец кверху, ответил Виктор. − И не надо ждать милостей от природы…

 В полумраке комнаты ярко белела постель, на которой, измученно раскинув руки в стороны и разметав по подушке волосы, лежала, казалось, совсем не дыша, Лена. Сергей лежал рядом, закинув одну руку под голову, другой − держа горящую сигарету.

− Сережа… − простонала Лена, повернувшись к нему лицом, – как я люблю тебя…

−Я – тоже, сладкая моя. – выдохнув к потолку дым, ответил заученным голосом Сергей.

−Сережа… А ты меня, правда, любишь?.. − спросила Елена, заглядывая Сергею в глаза.

− Ой, ну что ты как маленькая! Я же тебе уже сказал, что люблю...     

− Ну и что,  что сказал…Женщина любит ушами, и я еще раз хочу услышать…

− Ну, правда, люблю…

− «Ну, правда»…А без «ну»?.. Сережа, а у тебя было много женщин?.. − продолжала Лена, придвинувшись еще ближе и положив руку ему на грудь.

− А что, сегодня −  вечер вопросов и ответов?.. − почти раздраженно бросил он ей и тут же, словно опомнившись, изменил тон и погладил по плечу резко отодвинувшуюся от него девушку: − Ну, ладно, Ленка, не злись! Это тебе совсем не идет… Странный вопрос −  были, конечно…Но вот только такой сладкой , как ты, еще не было…

−Сережа, а давай с тобой поженимся? Я тебе ребеночка рожу – мальчика…

− Ну вот, началась старая женская песня…Вы что, без белого платья и без ребеночков себе жизни не представляете?…

− Но ты же меня любишь…

− Ну и что? Я могу любить тебя и без печати в паспорте. И без мальчика. А что, тебя что-то не устраивает? Тебе плохо со мной ?

− Нет…− помотала Лена головой.

− Давай не будем торопить события – всему свое время...      

− Сереженька, миленький…Я так хочу всегда быть с тобой рядом…Хочу любить тебя…Хочу просыпаться утром от твоих поцелуев, от твоих слов: «С добрым утром, солнышко мое…Сладкая моя…» −  восторженно заговорила Лена. −  А ты…– сникла она и обиженно отвернулась от Сергея.

− Ну ладно тебе, −  примирительно похлопал Сергей ее рукой по бедру, – не сердись. −  Мы же с тобой и так все время вместе −  почти каждый день….Семья – это, конечно, неплохо… Но семью-то нужно на что-то содержать…Надо квартиру, машину… Поэтому женитьба для меня пока в далекой перспективе.

− Но у меня же есть квартира – нам пока хватит.

− Слушай,Ленка, − нетерпеливо перебил он ее. − Давай поговорим о чем-нибудь другом…

Не докурив до конца сигарету, он затушил ее и бросил ее в стоящий на тумбочке стакан. − Иди ко мне, сладенькая, −  приник он губами к ее телу, прекращая этот бесконечный разговор, − я хочу тебя…

Снова и снова в како-то животной страсти смыкали и размыкали они свои объятия , пересохшими губами шептали какие-то несвязные слова, грубо и долго овладевая друг другом, пока их окончательно не оставили силы…

Уставшая, пьяная от любви, Елена провалилась в сон и даже не заметила, как, подробрав свою одежду, тихонько, на цыпочках, вышел из комнаты Сергей, а его место в ее постели занял другой…

 Виктор – а это был он – бесцеремонно раздвинул ей ноги и быстрым движением беззвучно вошел в нее.

− Сережа… − утомленно пробормотала Елена, но, почувствовав резкую боль в теле и запах чужого потного мужского тела, со страхом открыла глаза, пытаясь вырваться из жестких объятий. Она открыла рот, чтобы закричать, но Виктор придавил ее к постели всем телом и, продолжая насиловать, закрыл ей рот своей рукой и с неожиданной злобой прошипел: «Лежи, не дергайся! А то бо-бо сделаю…»

Следом за ним над Еленой оказался Андрей…

Совсем обезумевшая от боли и ужаса, обессиленная и измученная, досталась она дрожавшему то ли от возбуждения, то ли от страха Владимиру, под тяжелым телом которого – то ли на свое счастье, то ли на горе −  провалилась в тьму…Только благодаря этому, не видела и не знала она, как над ней, бесчувственной, всю ночь глумились пьяные подонки, еще недавно называвшиеся ее друзьями…

Утренний дождь, словно оплакивал ее любовь, монотонно стуча в окно. В комнате было мрачно и прохладно от сырой свежести – как в морге. И Лена чувствовала себя не лучше покойника, которому несколько минут назад произвели вскрытие и удалили все, что только можно было удалить – сердце, нервы, душу…Отдающие промозглым холодом простыни, на которых она лежала, заставили ее натянуть на себя покрывало до самой макушки. Мучительная дрожь болезненно сотрясала все тело, раскалывалась голова, пересохло во рту… Хотелось плакать, но слез в ее зеленых глазах, обметанных черными тенями, не было – они были сухи и безжизненны, как осенние листья.

Медленным взглядом обвела она свою комнату. Отметила про себя настежь распахнутое окно с обвисшей занавеской, мокрой от нескончаемого, как вечный потоп, дождя; в беспорядке разбросанную по полу одежду; неизвестно откуда взявшиеся, незнакомые ей, вещи; валяющиеся в углу комнаты пустые −  и не очень – бутылки...Все увиденное ею было мерзким и гадким, как раздавленная мокрица!

− Мерзавец! Сволочь!.. – со стоном подумала Елена, вспомнив вчерашнее, и закрыла от бессилия глаза. − Скоты, скоты, скоты… Все мужики скоты! – с силой стучала она кулаком по краю кровати и, больно ушибив ладонь, наконец-то расплакалась, уткнувшись лицом в подушку…

Но только слезы не принесли ей ожидаемого облегчения…Уставившись невидящим взглядом в стену, Лена дала себе клятву отомстить – ведь зло должно быть наказано!

Она знала, что ей придется нелегко, но была уверена, что справится.

Конечно, она не имеет права вершить людские судьбы. Бог даровал людям жизнь, и только в его праве отнять ее у них. Придет час – и каждому в свое время воздастся по заслугам…Но, к сожалению, небесная справедливость часто требует слишком много времени, а она не может так долго ждать…Она сама будет их судить. По своим законам.

Ни один из этих подонков не имел права ходить по одним с ней улицам, веселиться на праздниках и наслаждаться своими маленькими и большими радостями. Они вообще не имели права на жизнь!И дело даже не в том, что несчастье произошло с ней – на ее месте могла оказаться и другая – более нежная, более слабая, совсем еще девочка. И неизвестно, чем бы это могло закончиться для нее… И чтобы подобного больше ни с кем не повторилось, она должна уничточить этих бешеных собак! Лене не было страшно. Она чувствовала свою силу и знала, что выиграет эту схватку − она была просто уверена в этом. Дело оставалось за малым – как?.. Как ей наказать своих обидчиков, как поступить с ними, что сделать…

И тут в голову полезли эпизоды из прочитанных недавно «Ста лет криминалистики», многочисленные истории, описанные в свое время Агатой Кристи, зачитанным до дыр Гарднером и Флемингом, киношные детективы...      

Дождь не прекращался ни на минуту. Устав от его шума и от кошмарных мыслей, Лена огромным усилием воли заставила себя вылезти из так и не согревшей ее постели. Накинув на дрожащие плечи легкий пушистый халат из “травки”, она закрыла оконную раму и задернула мокрую занавеску. Дождь уже не заливал подоконник, но зато с удвоенной силой стал биться в окно, словно просился обратно в теплую комнату.

Включив свет, подошла к зеркалу – зрелище было явно не для слабонервных. Прекрасные золотые волосы были спутаны и торчали жалкими клочками. На бледном, словно маска, лице – в кровь искусанные губы и совсем чужие пустые глаза…Куда делась жизнерадостная девушка Лена с солнечной улыбкой и сияющими глазами?.. Опустив взгляд ниже, она начала рассматривать бесчисленные синяки и ссадины на своем теле…Тяжело, со стоном выдохнув воздух, она вымученно улыбнулась себе, гордо подняла голову и, откинув волосы с лица, сказала сама себе:

«Ничего, Ленка, пробьемся! Все проходит. Пройдет и это. И не только для меня…»

Несмотря на страстное желание поскорее воплотить свои мысли в жизнь, Елена прекрасно понимала, что торопиться не следует – иначе можно все испортить. Нужен четкий план. И время…Месть – это такое блюдо, которое подается холодным…

Всего несколько дней понадобилось ей, чтобы с помощью бывших друзей отца провести свое собственное расследование и собрать все сведения об интересующих ее лицах. И наступил день, когда в квартире Елены раздался звонок, и добродушный, знакомый с детства, голос Николая Ивановича, папиного друга – до сих пор работающего в комитете госбезопасности −  произнес:

− Ну, что, пичужка, готова? Записывай!

И в тот день в Елениной записной книжке появилась следующая табличка:

- Кудрявцев Андрей.

20 лет. Студент института физкультуры. Родители, бывшие спортсмены, преподают там же. Проживают в центре Казани в «скромном» двухэтажном коттедже. У каждого члена семьи – машина. У Андрея – «скромная» золотистая «девяносто девятая».

- Антонов Владимир.

22 года. Работает менеджером в одном из магазинов крупной фирмы по продаже техники. Окончил техникум связи. В армии не был по причине перенесенного в детстве сотрясения мозга с переломом свода черепа. Ездит на «бешеной табуретке» – «окушке», которую разбивает с периодичностью 2-3 раза в месяц. Машины, которые не подлежит восстановлению, безжалостно оставляет на автостоянках и «забывает» к ним дорогу. Кроме него в семье две сестренки – двойняшки, школьницы. Мать, современная бизнес-вумен – владеет туристической фирмой «Морские путешествия». Отец – тоже какой-то деловой, после продолжительной партийной работы занимается строительством то ли в Казани, то ли в Москве. Святое семейство проживает в пятиэтажном элитном доме в двух шагах от Кремля.

- Виктору Князеву 25 лет. В свое время учился в институте физкультуры вместе с Сергеем. Теперь торгует техникой в том же магазине, где Владимир. Живет на «широкую ногу» один, в обычной двухкомнатной «хрущобе», купленной к его совершенолетию родителями-нефтянниками из Альметьевска. Ранняя свобода приучила его к наркотикам и беспорядочным связям. «Из престижу» ездит на белой «Волге», с которой обращается нежно и бережно, как с любимой девушкой.

- Сергей Николаевич Нижегородцев, 25 лет, главный «герой». Единственный любимый ребенок в семье крупного военного, закормленный и заласканный бесчисленными тетками и бабками. Никогда и нигде не работающая мать всю жизнь водила его за ручку на фигурное катание, каратэ, теннис, фехтование и в бассейн. Когда маленький Сереженька учился в начальной школе, делала за него уроки, писала сочинение «Как я провел лето» и «Мой лучший друг», учила с ним песенки и стишки. Когда Сереженька подрос и превратился в Сережу −как ревнивая жена, с нескончаемым любопытством и тревогой подслушивала его телефонные разговоры, следила за его времяпровождением, проверяла карманы на наличие сигарет и презервативов. Великовозрастного оболтуса всеми правдами и неправдами любящие родители «засунули» в институт физкультуры, чтобы по окончании его −  так же «по великому знакомству» −  устроить на непыльную работенку преподавателем медицинского института, одним из деканов которого была мамина подруга.

Выполнив свой родительской долг по отношению к Сергею – вырастив его и дав образование – мать, наконец-то оставила своего ненаглядного сыночка в покое, перестала контролировать его знакомства и позволила заниматься своими, теперь уже взрослыми, делами.

Но наученный ранним горьким опытом, Сергей стал скрытен, молчалив, от «душещипательных разговоров» отделывался немногочисленными фразами и особо не делился с матерью своими проблемами. Он начал жить, действительно, своей жизнью: бары, друзья, казино, девочки и прочие мужские радости. Развлечения, конечно, требовали денег. Помимо своей скромной преподавательской зарплаты, которую Сергей со смехом называл «пенсией» перепадало кое-что и от «мамани», которая не забывала, как и прежде, спонсировать свое «чадо» карманными деньгами.

Этот вариант устроил всех. Сергей, наконец-то почувствовал себя самостоятельным, а мамочка переключила свое внимание на позабытого-позаброшеного мужа, который успел обзавестить в последнее время многочисленными молоденькими любовницами, наличие которых даже уже и не скрывал.

Вот теперь Елена знала про своих обидчиков достаточно. Ребятишки были еще те − знающие вкус жизни и умеющие жить в свое удовольствие. Но всегда хорошо не бывает – за любое удовольствие надо расплачиваться. Лена за свое заплатила. Теперь очередь – за ними….

Поскольку Андрей жил в самом центре города, встретить его «случайно» на улице перед домом в жаркий летний день не представило для Лены никакого труда.

− Привет! – с радостной улыбкой кинулась она ему навстречу. – Я так рада тебя видеть... Ты куда пропал?

− Да вот, дела…− неуверенно ответил он ей.− А я думал, что ты сердишься на меня…

− За что? – почти искренне удивилась Елена.

− Ну, может, я тебя обидел чем…В прошлый раз мы пришли к тебе сильно пьяные…И Виктор нас еще накрутил…Я почти ничего не помню…

− Виктор… − задумчиво протянула Елена. – Так это он у вас главный массовик-затейник?

− Ну, в общем-то, да.

−Да ладно, чего уж теперь! – деланно засмеялась в ответ Елена. −  Все было отлично. Мне еще никогда не было так хорошо…Может, сегодня продолжим наше общение?..Съездим на пляж, покупаемся, поваляемся на солнышке, пива попьем…А потом – если ты, конечно, не против − поедем ко мне…

− Шутишь?! – изумленно посмотрел на нее Андрей. – А как же Серега?

− А что − «Серега»? Да он мне не указ! С кем хочу – с тем и встречаюсь….Ты мне сразу тогда понравился…И как мужчина, ты меня устраиваешь больше…У меня была возможность в этом убедиться, – понизив голос, продолжила она, проведя рукой по его обнаженной шее.

− Да я, конечно, не против…Может, зайдем ко мне на минутку, машину возьмем…

− Нет-нет! – слишком торопливо перебила его Елена, чтобы никто не смог вспугнуть ее сегодняшнюю ее удачу. – Тут же рядом…Пешочком прогуляемся…А машину возьмем как-нибудь в следующий раз.

− Ну, я хоть за полотенцем зайду…

− Андрюшенька… − капризно протянула она, взяв его за руку, −  у меня все есть. Пойдем.

- Ты что, специально что ли меня подкарауливала? – подозрительно посмотрел на нее Андрей.

− Да ты с ума сошел! – засмеялась Елена. – А впрочем, почему бы и нет? Просто, я очень хотела увидеть тебя…А тут −  повезло! Может, это судьба… − зазывно шевельнув плечом, посмотрела она прямо ему в глаза. −  Ну так как, ты идешь отпрашиваться к маме или мы все-таки идем купаться и пить пиво, а потом – ко мне?

− Идем, конечно.

− Давай на «Локомотив»! Найдем там место поспокойнее, где народу не очень…

Жарким солнечным днем найти на «Локомотиве» место, где «народу не очень» практически невозможно. Прошагав босиком по обжигающей асфальтовой дорожке, усеянной окурками и пакетиками от чипсов до самого конца полуострова и не найдя свободного места под солнцем, расположились под чахлым кустиком.

− Ой, как холодненького пива хочется… − протянула Лена, лениво развалившись на покрывале, и Андрей, с готовностью протянул ей пенящуюся бутылку, вытащив ее из плотно набитого по дороге на пляж полиэтиленового мешка…

Андрей, разогретый солнцем и пивом, был в ударе. Как сказал бессмертный Авркадий Райкин, «он пел, он читал, он решал кроссворды»…Особенно рассмешила Елену новогодняя история, произошедшая с Андреем этой зимой.

− Представляешь, знакомлюсь на дискотеке с девушкой. Ладно бы еще из Казани – из Зеленодольска! Пришлось провожать ее на первую электричку, а до этого − бродить   по холодному заснеженному городу и согреваться с ней время от времени во всех полуночных забегаловках. Ну, все – любовь воткнулась в сердце! Лучше нее не было, нет и не будет…Через несколько дней Новый год, и девушка приглашает меня в гости к своим друзьям. Куда-то, аж в Кировский район! Сам я дорогу туда ни в жисть бы не нашел, если бы не водила…Он был понятливый – дом у самого Лебяжьего нашел сразу…Вообщем, поначалу все было – как в лучших домах Лондона и Парижа. Стол накрыт, музыка играет, по телевизору «Ирония судьбы», все подружки по парам...       Моя, ясное дело – со мной…Ну, как водится, хлопнули шампанского −  проводили Старый год, разбавили водочкой…Смотрю, чего-то моя подружка как будто бы в сторону смотрит…То обнимется с кем, то исчезнет из комнаты… А я вдруг взревновал диким образом! Начал швырять в стенку рюмки, орать непотребные вещи, размазывать салат по чьей-то морде… Вообщем, чудом мне удалось удрать из этого дома. Вышел на улицу – метель. Ни души! Где я, сколько времени – ничего не знаю…Тормознул «девятку». Ну, веселые ребята мне сразу объяснили, что это город Казань, а район – вообще даже Кировский, и сегодня Новый год. Вот-вот наступит. «Айда с нами, парень! Чего ж ты один-то будешь в праздник…» – дружески пригласили они. А у меня уже вожжа под хвост попала…Послал их всех куда подальше…Ну, они мне, соответственно, ответили – и махнули крылом. Хорошо еще в морду не дали!..Вдруг, смотрю – на заснеженной дороге возник автобус. Оказалось, вахтовый −  строители едут с работы. Довезите, жалобно говорю я им, хоть до Центра…Пожалели они меня – заметенного снегом, пьяного, несчастного и злого, без шапки – в печали посеял где- то… В автобусе я пригрелся – вот уж, точно, змей на груди! – и начал духариться. То едут они не по той дороге, то почему только татарские песни поют, то еще чего-то у них не так…У людей – праздник, Новый год. Им хорошо, весело…Они смеются, песни поют…Потом водочку разлили -  даже мне граммулечка досталась…А у меня говно кипит! Вообщем, терпение у них кончилось! Остановили они автобус на Ленинской дамбе, вынесли под белы рученьки, раскачали меня за руки-за ноги, и со словами : «Ох, и утомил ты нас, парень…» – швырнули под откос −  прямо в сугроб…Ладно, уж город был…Вот такая вот, лав стори, − со смехом закончил Андрей.

Елена долго сдерживалась, чтобы не засмеяться, зажимая рот рукой, а тут наконец-то захохотала, как сумасшедшая…Ей уже почти нравился это незамысловатый парень. С ним было легко и весело. Где-то глубоко в груди у нее даже шевельнулась жалость к нему…Но она уже не могла нарушить данное себе обещание…

Длинный летний день пролетел незаметно. Раскаленное, как сковородка, солнце, шипя начало садиться в Волгу. Кишащий, как муравейник, еще несколько часов назад пляж почти опустел. Несмотря на невыносимую духоту, Елене вдруг стало холодно и неуютно…Для нее наступал «час икс». Еще было время, чтобы передумать, но отступать она уже не могла. Да, собственно, и не хотела, потому что другой такой возможности у нее могло больше не быть… Момент был самый подходящий: от жары и большого количества пива Андрей совсем осоловел. За эти несколько часов, проведенные вместе с Еленой, он уже успел объясниться ей в любви, предложить свои руку и сердце, а также комнату в элитной квартире и свою «девяносто девятую» для загородных прогулок…

Наконец, Елена собралась с духом и подумала: «Пора…»

− Андрюш…

− А! – вскинул он на нее бесконечно влюбленные хмельные глаза с поволокой.

− Пойдем, поплаваем…

− Пойдем…А то у меня башка раскалывается…

− Это от жары. − Лена открыла сумку и, порывшись в косметичке, вытащила лекарство. Прочитала вслух: «Но-шпа». − На, милый, выпей таблеточку…

− Это что?

− Это цианистый калий, −  нервно хихикнула она.

− А, пропадать – так с музыкой! Давай две, – великодушно махнул он рукой и взял с ее теплой ладошки две маленькие желтенькие таблеточки. − Из твоих рук даже яд выпить не страшно…Нет, а на самом деле, это что?

− Не бойся – это успокоительное…Снимет болевой спазм…

− И у меня голова болеть не будет? – пьяно заулыбался Андрей.

− И у тебя ничего болеть не будет.

− А поцеловать? − потянулся он к ней губами.

− Потом, дома – отмахнулась Елена. −  Искупаемся – и домой пойдем, − как маленькому начала объяснять она.

− Класс!..А пивом запить можно?

− Нормально, −  успокоила его Лена. – Самое то.

Через некоторое время язык у Андрея начал заплетаться. Как в замедленной съемке он с трудом встал на ноги:

− Ой, Ленка…Чего-то я поплыл…

− Все, Андрюшка! Купаемся – и  идем домой. Ко мне…

− Идем… − промычал Андрей. – Купаться…К тебе…

Андрей неуверенной походкой поплелся за бегущей к воде девушке… Все, что произошло дальше, было делом техники. Уплыв подальше от берега, Елена поднырнула под Андрея, дернула его за ноги, заплыла сверху и, зажав ему нос и рот рукой, повлекла его в глубину…

Елене, мастеру спорта по плаванию, не стоило особого труда справиться с заторможенным, совершенно не сопротивляющимся Андреем. Через несколько секунд он перестал дышать и камнем пошел на дно…

− Помогите! Помогите! Человек тонет!… − завизжала Елена и начала бешено бить руками по воде, направляясь к берегу... Шлюпка со спасателями почти целый час безуспешно кружила рядом с местом, где утонул Андрей, которое указала вполне натурально рыдающая Елена, пока удалось подцепить баграми тяжелое безжизненное тело. Тому, что еще недавно было жизнерадостным Андреем, уже ничего не могло помочь… Приехавшая снять показания милиция так и не добилась ничего, кроме ее слез и невнятного рассказа о том, что Андрей выпил много пива и еще две таблетки от головной боли… Следствие закончилось однозначной констатацией: «Смерть в результате несчастного случая».

Несколько дней после этого Лене страшно было оставаться одной дома. Вечером она включала свет по всей квартире, боясь выйти даже в туалет. В ванной резко пахло речной тиной, из каждого темного угла ей улыбался синий, опухший от воды Андрей, с которого ручьями стекала вода и который жалобно шептал: «Лена, Лена, что же ты сделала со мной?..».  Во сне он приходил к ней и ложился рядом с ней на постель, гладил ее мокрой ледяной рукой…

На похороны она пришла в темных очках, низко завязанном платке, и никем не была узнана. Встав у чьей-то чужой могильной ограды, она со стороны наблюдала, как гроб с телом Андрея опускали в землю. Мысленно попросив оставить ее, наконец-то, в покое и не являться больше к ней со своей любовью, она резко повернулась и, не оглядываясь, быстрыми шагами ушла с кладбища.

Убийство Андрея, совершенное ее руками и так потрясшее ее поначалу, не остановило ее перед вторым шагом.

Свой выбор она остановила на Викторе, позвонив ему однажды вечером. Она помнила ту ночь, помнила все его слова. Этот человек был ее злым гением, но она не боялась его – она чувствовала свою силу и свою правоту. В ее душе клокотала ненависть, но в этот момент она постаралась сдержать свои эмоции и преувеличенно радостным голосом поздоровалась:

− Здравствуй, Виктор, это Лена..

− Привет, −  полуудивленно- полувопросительно ответил Виктор. − Ты откуда взялась,  соскучилась что ли?

− Соскучилась…Тоскливо мне что-то одной в доме…

− Повеселиться хочется?

− Хочется…Ты один?

− Как сказать...     

− Можно я приеду к тебе?

Cтранная ты какая-то…Что-то не замечал я за тобой раньше особого интереса к своей личности…Ну, если хочешь, приезжай…

− У тебя выпить что-нибудь есть? Или мне купить чего по дороге?

− Ну, что ты… У меня всегда все есть. Хочешь – выпить, хочешь – закусить, хочешь – покурить…Можешь даже “ширнуться”. Как ты насчет этого?

− А у тебя что нибудь есть?

- Приезжай – увидишь. Организую тебе все по полной программе: чай, кофе – потанцуем, пиво, водка -  полежим…Ну, как, не напугалась?

− Пока нет…А там посмотрим.

− Ну, все, заметано! Жду.

Выключив телефон, Лена радостно засмеялась.У нее была одна задумка насчет Виктора, который – как она однажды слышала от Сергея −  балуется наркотиками, и ей нужно было только подтверждение, что у него они есть. И вдруг все так удачно получилось!..

 Лена не была хладнокровным убийцей – она была самой обычной девушкой. Ей было страшно убивать, но ее обида была настолько глубокой, что остановиться она уже не могла. Ей хватило кошмаров с Андреем, рядом с которым она оказалась в момент его гибели, и еще раз оказаться в роли убийцы-свидетеля ей не хотелось совсем, поэтому свой вариант она приняла без всякого сомнения.

 Дверь открылась сразу, словно Виктор ее ждал: − Привет! Быстро ты…

− Удачно села в автобус.

− Ну, проходи…Как настроение?

− Нормально…Знаешь, мне так страшно дома…Андрей каждую ночь снится – я же с ним до последней минуты была, пока он тонуть не стал…

− Да не переживай ты так, Ленка! – похлопал он е по плечу. – Неприятно, конечно, все-таки на твоих глазах…А если задуматься – все мы смертны, и жить надо сегодняшним днем. Какая разница −  утонул, под машину попал, с крыши свалился… Айда лучше водочки выпьем − помянем Андрюшку, – продолжил он, на ходу открывая стоящий в прихожей холодильник, − ты не против?

− Конечно, нет…

−Закуски хватит или ты хочешь что-нибудь посущественнее?

− Не особенно…

− Ладно, сейчас сообразим что-нибудь…Печенку откроем, баночку? Батон, а?

− Отлично!…А больше никто сюда не придет?

− А ты чего − Серегу боишься? – продолжил Виктор, нарезая толстыми ломтями свежую булку.

− Не боюсь, но мне не хотелось бы…

− Да ради бога −  все будет нормально…Никто не придет, и никому я не скажу, что ты была у меня – устраивает?

− Конечно.

− Ну, и замечательно!

− Вить…а где тут руки помыть?

−Дверь с табличкой «Без стука не входить» видишь? Вот постучи и заходи…

Прокуренная ванная комната представляла собой достаточно жалкое зрелище. Треснутый умывальник, забрызганное зубной пастой зеркало над ним, лет сто не мытая, словно покрытая коростой, ванна. Под умывальником −  грязная тряпка и красное пластмассовое ведро с мусором…Неожиданным предметом роскоши среди этого убожества оказался настенный шкафчик. Сквозь его затемненные зеркальные стекла проглядывали многочисленные фигурные флаконы −  видимо, с одеколонами и дезодорантами. Тихонько, боясь скрипнуть дверцей, Елена приоткрыла шкафчик…Сразу бросились в глаза упаковки ампул: промедол, валоран, фортал…

«Ну и ну! – подумала Елена. – Да у него здесь целый аптечный склад! Столько наркотических анальгетиков нет, наверное, одновременно даже в хорошей больнице…» Одна коробка промедола была неаккуратно вскрыта, и в ней поблескивало несколько ампул…

«Такой возможности у меня больше может не быть! И если все получится, как я думаю, Виктору сильно не повезет…» - торопливо открывая косметичку, подумала девушка. Здесь у нее лежала маленькая ампула раствора аммиака с предварительно стертым названием…Заменить ее на ампулу с промедолом – было делом одной секунды…

Подкрасив губы дрожащей от волнения рукой и капнув на себя несколько капель любимых «Фиджи», Елена вышла из ванной…

− Ты чего так долго – я уж проголодался давно…

− Должна же девушка, пришедшая на свидание к молодому человеку, привести себя в божеский вид, − кокетливо наклонив голову, ответила неожиданно успокоившаяся Елена.

− Ну, если только…Да ты всегда классно выглядишь…И тогда, у тебя дома – тоже...      

Лена молча посмотрела на Виктора.»Он ведет себя так, словно ничего не произошло. Не чувствует никаких угрызений совести…Похоже, только бедному Андрею было стыдно за тот вечер…»

− Красоту ничем не испортишь… − игриво ответила она.

−Ладно трепаться! В комнату проходи – все готово…

Если в прихожей и на кухне у Виктора царил беспорядок, который создавали сваленная в кучу одежда, валяющаяся под ногами обувь, какие-то бумаги на подоконнике, грязная посуда, то комната представляла собой идеал того порядка, который вообще может быть у мужчины в доме.

Необычным, на первый взгляд, решением было то, что комната была перегорожена стенкой, благодаря чему она из однокомнатной превратилась в «спальню» и «залу». С любопытством заглянув за перегородку, Елена увидела стоящую в «спальне» огромную тахту, покрытую ковром. В уголке сиротливо притулился маленький столик с компьютером. На стене висела полка с плоскоэкранным телевизором и «видаком». Огромные плотные шторы сделали этот закуток уютной бархатной коробочкой.

В «зале» же еле-еле уместился маленький диванчик, два кресла и журнальный столик. Прямо на полу у окна стоял музыкальный центр. По сравнению с первой «комнатой», здесь Лена почувствовала себя не очень уютно. Зловещую атмосферу создавали многочисленные постеры с изображениями вампиров, вурдалаков и прочих чудовищ. Центральное место занимал огромный – во всю стену – портрет Дракулы, что вместе с перевернутым распятием на стене и темно – фиолетовыми шторами – в тон мебели – оставило у Лены довольно мрачное впечатление.

− Ну, как тебе моя берлога? – довольный ее ошеломленным видом спросил Виктор.

− Ну ты даешь…По пятницам, тринадцатого, черные мессы, случаем, не проводишь?

− Всяко бывает, − уклончиво ответил хозяин квартиры. – Ладно, давай, присаживайся, а то прям как в музее ходишь, − продолжил он, – давай за Андрюшку, не чокаясь…

«И − за тебя» – подумала мстительно Лена и, одним глотком выпила водку.

Разговор не получался. Елена незаметно начала посматривать на часы, выбирая момент, чтобы уйти.

− Виктор…Мне пора…

− Чего это вдруг? Мы, кажется, так не договаривались…

− Я совсем забыла – мне надо к портнихе…

− А как же я? Неужели я хуже портнихи? −  быстро опъяневший Виктор подсел к Елене и вдруг, наклонившись к ней и крепко прижав к себе, жадно впился губами в ее губы.

− Виктор…Пусти…. − полузадушенным голосом простонала Елена. – Мне больно…Отпусти меня!

− Чего ты раскапризничалась? Тебя никто не держит – иди…

− Вить…Не сердись…Я – в другой раз, ладно? А сейчас я не могу…

− Да ладно, чего уж там… − разочарованно ответил он. − В другой раз, так в другой раз.

Лена вскочила с кресла и, схватив сумочку, не оглядываясь, метнулась в прихожую… Вечером, совершенно случайно включив «Эфир», в разделе «Криминал» Лена с ужасом увидела на экране телевизора расплющенную, как консервная банка «Окушку», спасателей, вырезающих тело погибшего водителя автогеном, и недоверчиво потрясла головой, услышав его фамилию: Антонов Владимир.

− Господи… − только и смогла произнести потрясенная девушка. – Благодарю тебя, Господи, ты спас мою грешную душу – не дал свершиться еще одному убийству…

Нельзя сказать, чтобы Елена была сильно верующей – не знала ни молитв, ни праздников, ни правил поведения в церкви... В детстве, тайком от отца-коммуниста, ее покрестила бабушка. В праздники она водила девочку в храм, рассказывала истории про Христа, учила печь куличи на Пасху и быть миросердной к нищим и убогим…Бабушка чтила все церковные традиции и самым главным считала процедуру прощения… Как могла, она преподавала Лене науку исповедования, очищения души от недобрых чувств и дурных поступков. Она учила, что все плохие слова и поступки, зависть, злость, непрощенные обиды сохраняются в душе человека и ведут его к гибели. Поэтому, говорила она, надо уметь прощать и просить прощения…Бабушки давно уже нет… Прошло много лет, как она умерла, и ни разу не снилась беззаботной Елене. А сегодня ночью ей приснился бабушкин голос: «В церковь сходи, внученька, покайся перед батюшкой в грехах своих. И пройдет твоя боль душевная…».Наутро, не сомкнув глаз всю ночь, она пришла в церковь.

− Как звать-то тебя? – мягким задушевным голосом спросил священник, благословляя ее.

− Елена, батюшка.

−- Ну, рассказывай, какие грехи, в чем грешна…Не пустословила ли понапрасну? Не редко ли к богу прибегала?

− Грешна, батюшка.

− Бог простит, −  пробормотал священник, накрывая ее епитрахилью. −  В Бога веруешь ли? Не сомневаешься ли?

− Не знаю…

− Надо говорить, «верую», −  наставительно продолжал он.

− Верую.

− Это хорошо. Не поддавайся соблазну. Бог есть, −  строго сказал он. Снова покрыв ее епитрахилью, он невнятно забормотал себе под нос молитву. Елена пыталась перебить его, рассказать о своей беде своих метаниях, но священник уже не смотрел на нее: − Иди, иди, не задерживай верующих! Вишь, народу сколько еще…

 Поставив свечу перед образом Николая-чудотворца и молча попросив прощения за все свои нынешние и прошлые грехи, Лена прочитала молитву, которой в далеком детстве научила ее бабушка:

«Николай, угодник Божий, помощник Божий, ты и в поле, ты и в доме, в пути и в дороге, на небесах и на земле…Заступись и сохрани от всякого зла!».

Склонившись перед иконой, Лена всей душой, до мурашек на теле, ощутила неземное тепло и свет, исходившие от мудрого всепрощающего лика. Впервые за много дней в ее мятущейся душе наступил покой… Оглянувшись в последний раз на священника и покорно целовавшую его руку маленькую сухонькую бабульку в черном платке −  видимо, изрядно нагрешившую в этой жизни −  она вышла из церкви…Елена отчетливо, как свет, как тепло восприняла присутствие рядом кого-то невидимого и могущественного.Она точно знала, что находится целиком в его власти, но это не пугало ее, а наоборот, наполняло благостным восторгом. У нее даже не было тени сомнений, что кто-то заботится о ней, и ничего плохого с ней никогда не случится.  Она словно наполнилась пьяной радостью и полностью растворилась в окружающем мире.

Она поняла, что Бог выбрал ее своим орудием наказания.

Она – не преступница.

Бог простил ее.

И он не оставил ее в своих молитвах.

Лето пролетело быстро и незаметно − как все хорошее.Уже темнее и короче стали ночи, по утрам уже было сыро и сумрачно – за окнами метался начинающими желтеть листьями деревьев август…Начинался новый учебный год. Не особо интересуясь институтскими новостями и сплетнями, Елена одной из последних узнала о предстоящей женитьбе Сергея. Эта новость как громом поразила ее. И первая мысль была – найти его и узнать всю правду. И потребовать расплаты за совершенное.

Подкарауленный у выхода из института Сергей, увидев Елену, повернул было обратно, но оказался в чрезвычайно глупом положении, выталкиваемый толпой студентов, ринувшихся ему навстречу в единственную открытую дверь. У него не оставалось другого выхода, как пойти ей навстречу.

−Здравствуй, − поздоровалась первой Елена. – Проводи-ка меня немножко – поговорить хочется…Как ты живешь? − спросила она на ходу.

− Ничего, нормально… −растерянно озираясь по сторонам, ответил Сергей.

− Какой-то ты необычный сегодня…Торжественный, важный…

− Тороплюсь, – нервозно повел он плечами, невольно ускоряя шаг, −  дел полно…

− К свадьбе, что ли, готовишься?

− Да кто тебе сказал такую чушь!

−Сорока на хвосте принесла. А что, неужели для тебя это − новость?.. – рассмеялась Елена. −  Мне кажется, об этом уже вся страна знает – только по «Эфиру» не передают.

− Ну…в общем…да…Это, действительно, так...Так уж получилось…

− Ага, надо полагать, девушка созрела, и ты, как честный человек, должен зарегистрировать факт ее растления? Белая фата, белое платье – все, как положено, и ты – такой смущенный перед алтарем…– откровенно издевалась над парнем Елена.

− Да ладно тебе…У меня просто нет другого выхода – это дочка ректора…

− А, ну тогда, конечно, тогда простительно…А твои друзья как поживают −  ты их уже пригласил на свадьбу?

− Какие друзья? – непонимающе посмотрел он на нее.

- Твои друзья, Сереженька. Друзья, с которыми ты приходил ко мне в гости : Андрей, Володя, Виктор…Для которых ты организовал незабываемый вечер в моей постели… − с болью в голосе проговорила Лена

− Прости, −  отвел он в сторону глаза, − так получилось…

− Удобный ответ, когда не знаешь, что сказать – «так получилось»…Дорогой ты мой Сереженька…Ты думаешь, я все забыла?.. Ты думаешь, я простила вас? – с неожиданной злостью в голосе продолжала Елена. –Твоя бывшая сладкая девочка, – ты еще помнишь, что называл меня так когда – то? – вас не простит! Бог – он есть, и никто из вас не останется безнаказанным! Кто-то из вас ведь уже получил свое…

− Леночка, это жестоко…Ты говоришь такие страшные вещи…

− Страшные?..Нисколько! Страшно было мне, когда друзья моего любимого человека насиловали меня. С его молчаливого согласия. Вот это, действительно было страшно…А мои слова – это ерунда! Так, сотрясение воздуха…

− Лен…Не надо об этом…Да, мы все виноваты перед тобой…Просить прощения, наверное, не имеет никакого смысла – ты все равно не простишь…Но от твоих слов мне становится не по себе…

   Кстати, как там Виктор? – перебила Лена. -  Давно его не видела…Ведь он теперь не только твой, но и мой самый лучший друг…Такой внимательный, такой заботливый, благородный… Он так бережно затыкал мне рот своей вонючей волосатой рукой, чтобы я не заорала…А уж какое несравнимое удовольствие доставил…

 Очумело посмотрев на Елену, Сергей, как от холодного ветра, поежился от ее ядовитых слов: −Я боюсь тебя, Лена…

− Не меня – Бога надо было бояться…Раньше. А теперь – поздно…

− Знаешь, мне кажется, я начинаю верить, что Бог есть…Сначала – Андрей…Потом – Вовка…Теперь – Виктор… Ему сейчас очень плохо…Он мучительно умирает в больнице…Кажется, по пьяни ввел себе раствор аммиака. Как только его угораздило…Я был у него – страшное дело!..Рассказывает, что после укола потерял сознание от жуткой боли, а когда очнулся, еле дотащился до телефона…Потом, уже в больнице, у него отнялись ноги, поднялась высокая температура... Ленка, неужели это, действительно, наказание за то, что мы сделали с тобой?! – выкрикнул он с ужасом в глазах . – Значит, слудующая очередь – моя?..И врачи, главное, ничем не могут ему помочь…Эту заразу, оказывается, вообще невозможно вывести из организма – нашатырка сжирает все: суставы, органы, связки, ткани…Вообщем, не жилец он…

− Что ты говоришь! – безразлично произнесла Елена. − Бедняга…А такой был замечательный парень… Не повезло…Ну, теперь – твоя очередь…

− Ленка, не пугай меня!

− Сережа…Ты должен рассказать своей невесте про тот вечер. Пусть она знает, с кем хочет связать свою судьбу!

− Лена, ты требуешь невозможные вещи…Я же тебе говорил уже, что это дочка ректора…

−Ну и что? А чем, интересно, дочка ректора отличается от чьей-нибудь другой дочки? У нее кое-что по-другому устроено?..Не вертикально, а горизонтально?..Или, может быть, в темноте светится?..Почему, собственно, она не должна знать, что может наступить такой день, когда ее любимый муж захочешь сдать ее в бордель или подложить нужному человеку? Пусть будет готова к любой подлости с твоей стороны!.. Вообщем, слушай. Ты расскажешь ей все! Если этого не сделаешь ты, это сделаю я! Ку-ку, мой мальчик! – чмокнула она в щеку опешившего Сергея и повернула к трамвайной остановке.

Надо ли говорить, что после разговора с Леной, Сергей жил в непрестанном страхе. Он понял, что счастливой, спокойной жизни у него не будет − Лена постоянно звонила ему и угрожала рассказать всю правду его новым родственникам в день свадьбы.

В институте он старательно избегал с ней встречи, а на улице нервно оглядывался и бесконечно промокал лицо носовым платком, боясь столкнуться с ней лоб в лоб. Вообщем, жизнь запуганному Сергею стала не в радость – блестящих перспектив впереди он не видел…Он был загнан в тупик, из которого не видел никакого выхода…Спасением для него, думал он, могла быть только скоропостижная смерть. Но он выбрал более безболезненный путь… И вот однажды та же самая сорока с длинным хвостом неожиданно сообщила Елене, что свадьба у Сергея расстроилась, он уволился, и никто не знает, где он сейчас и что делает…

Задремавшая в душистой ванне Елена неожиданно открыла глаза…Вода давным-давно остыла, мыльная пена плавала на поверхности воды грязными мутными хлопьями. В доме стояла необычайная тишина…

«Боже мой, уже полночь! −  ужаснулась Елена. −  Через несколько часов я уже должна быть на работе…». Через несколько часов она будет поздравлять новобрачных. Жениха зовут Сергей…И он еще не знает о предстоящем поздравлении…

«Москва слезам не верит», поэтому нельзя сказать, что  столица нашей Родины  радостно приняла в свои объятия несчастного беглеца. С жильем проблем не возникло. Родители были еще в силе и −  чтобы спасти сына от кровожадной подружки −  раскошелились на покупку маленькой комнатки в коммунальной квартире. Впрочем, это был не самый худший вариант – центр города, метро, магазины, злачные места – все было рядом. С работой поначалу было несколько сложнее: то она не устраивала Сергея, то он − ее… Но любые нерешаемые проблемы в конце-концов решаются – надо только время. И вскоре все встало на свои места: в нужное время, нужные люди открыли перед Сергеем нужные двери, и он стал менеджером одной из крупных англо-германо-российских фирм. Правда, с испытательным сроком в три месяца, который, впрочем, пролетел совсем незаметно в делах и заботах…Своевременно данная взятка «зелеными» помогла решить вопрос и с пропиской. Теперь уже Сергей начал подумывать о приобретении другого – более достойного его и более престижного −жилья.

Следующей задачей, стоящей перед ним на ближайшее время, было знакомство с известной или же влиятельной красавицей, знакомство с которой, а может быть, и женитьба на которой – кто знает – помогли бы ему закрепиться и поглубже прорасти корнями в столице. И случай не заставил себя долго ждать: вскоре в его жизнь вошла длинноногая, волоокая Оксана, студентка «щукинки». Отец ее, снявшись лет тридцать назад в одном из художественных фильмов, долгое время был кумиром молодежи шестидесятых -  семидесятых годов, а сейчас преподавал актерское мастерство в ГИТИСе. Новая любовь Сергея оказалась достаточно современной раскованной девушкой, уверенной в себе, любящей шикарные наряды и веселое ночное времяпровождение, требующей много внимания, благодаря чему, совсем за небольшой срок в сбережениях Сергея была пробита значительная брешь…Но он безошибочно вложил средства в свое ближайшее будущее! В один из праздничных вечеров Сергей был благосклонно принят у Оксаны дома, и в присутствии с детства знакомых по фильмам людей, давно ставших почти для каждого зрителя членами их семей, был представлен актерскому бомонду, как ее жених. Свадьбу играть решили в двух действиях. В Казани, на родине жениха, по его просьбе – тихо, скромно, без помпы, не привлекая к себе особого внимания −  было решено зарегистрироваться в ЗАГСе, венчаться в Петропавловском соборе, посидеть в тихом семейном кругу, а через пару дней −  широко, с достойным размахом, с приглашением маститых политиков, кинозвезд и чуть ли ни мэра Москвы – в столичной “Метелице”.

Благодаря Елениным способностям, действиям «засланных казачков» и другим благоприятным для исполнения ее желания факторам, ей удалось быть в курсе всех событий, происходящих с Сергеем. Скрывшись от бывшей любовницы в огромном мегаполисе, держа свое пребывание там в глубокой тайне, он даже предположить не мог, что он находится «под колпаком», и каждый шаг его ей известен…

За три недели до свадьбы Елена пришла в городской ЗАГС и попросила принять ее на работу. Красивая девушка с обаятельной белозубой улыбкой и артистичной внешностью, замечательно владеющая речью − знающая, к тому же, и татарский язык − сразу вызвала доверие и расположила к себе заведующую. На ее счастье, в декрет уходила сотрудница ЗАГСа, и вопрос с работой был решен моментально.

Первый шаг к исполнению задуманного ею был сделан…

А уже через неделю новый церемонимейстер отдела заключения актов гражданского состояния торжественно поздравлял с бракосочетанием молодоженов, проникновенно говоря стандартные слова о любви и семейном счастье, сочиненные им лично минувшим вечером. Первый блин не оказался комом! Сказалось Ленино обаяние, практика общения и ее литературные способности, не раз выручавшие ее еще в институте. Все – от сотрудников ЗАГСА до гостей и молодых – были в восторге! Этот день стал днем ее первого триумфа…

До счастливого для Сергея события оставались считанные дни. В предсвадебной суете и дорожных хлопотах он как-то не учел такого варианта, как возможная встреча с Еленой.И вот, наконец, этот день настал...     

Елена так и не сумела выспаться. Грустные воспоминания не давали ей всю ночь покоя и теснились вокруг нее, как брошеные дети, ожидающие внимания и ласки.

Потерпев поражение в неравной борьбе с бессонницей, она выскользнула из постели и начала тщательно готовиться к роковой встрече…

С бьющимся сердцем, усилием воли унимая дрожь в коленях, стояла она за дверью зала торжеств, ожидая появления очередной счастливой пары.

И тут заученными движениями взмахнули смычками музыканты, и зазвучал традиционный марш Мендельсона. Открылись высоченные, покрытые позолотой двери, и молодоженов пригласили в Зал бракосочетания. Юркие и шустрые, как ящерки, фотографы защелками затворами своих фотоаппартов…Сквозь маленькую щелку в двери Елена внимательно рассматривала новобрачных. Сергей почти не изменился – только стал холеным и важным, одним словом, −  москвич! Он гордо посматривал на гостей с высоты своего роста и, медленно поворачивая голову и лениво улыбаясь, изредка наклонялся к своему свидетелю, утвердительно кивая ему головой. Невеста – длинноногая и шикарная, как дорогая кукла Барби − скучающе оглядывалась по сторонам, нервно выдергивая цветочные головки из огромного букета и бросая их себе под ноги…

Елена прижала ледяные от волнения ладони к пылающим щекам, поправила длинные волосы, спадающие на плечи и, глубоко вдохнув воздух −  как перед прыжком в воду – вошла в зал церемоний. Будто почувствовав опасность, Сергей резко вскинул голову вверх и ошарашенно уставился на ведущую…Он буквально переменился в лице и словно стал меньше ростом. С него сошел весь лоск, и жених стал похож на бледную моль. Он загнанно оглянулся назад, словно ища защиты…

− Прошу ответить Вас, жених, −  будто сквозь вату услышал, наконец, он голос ведущей. Но он ничего не видел и не слышал – только пытался понять, что она хочет от него… Невеста тронула Сергея за руку: «Что с тобой? Почему ты молчишь?» Непонимающими глазами он молча смотрел то на нее, то на Елену…

− Невеста высказала свое желание вступить с вами в брак, а вы, жених, – согласны?.. Готовы ли вы создать дружную, счастливую семью, основанную на любви, взаимном уважении и доверии ?

− Готов, −  чуть слышно ответил побледневший Сергей онемевшими губами, вытирая со лба пот тыльной стороной ладони…Елена подошла к жениху и склонилась к нему: «Сам все расскажешь или мне помочь?»

Невеста растерянно переводила с одного на другого взгляд и смотрела на них ничего не понимающими глазами.

− Чего ты хочешь от меня? – с трудом выдавил из себя Сергей.

− Чтобы ты, сладкий мой, рассказал своей будущей жене о своей подлости, -  терпеливо напомнила Елена. − Ведь это теперь ваша общая жизнь. И ваша общая подлость… И я хочу, чтобы Оксана тоже знала об этом.

Чувствуя себя не очень уютно, пряча в пол глаза, переминаясь с ноги на ногу, как стреноженный конь, Сергей начал свою историю…Гости недоумевающе переглядывались и с ошеломленными лицами слушали его исповедь. Вскоре невесте стало все понятно…Закрыв рот рукой, она тяжко застонала, словно от физической боли…

Презрительно смерив Сергея взглядом и процедив сквозь зубы: «Скотина», она резко повернулась к нему спиной и бросилась к двери, расталкивая именитых гостей. Уходя, она бросила, не оглядываясь назад, свой шикарный свадебный букет – он упал прямо в руки Елены.

Перешептываясь и оглядываясь назад на понуро стоящего в одиночестве жениха, и поняв, что «кина не будет», гости жиденькой струйкой потянулись к выходу…

В зале остались трое: неудавшийся жених, невостребованный свидетель и отмщенная ведущая, получившая в награду свадебный букет, ставший в ее руках счастливым лотерейным билетом : вскоре Лена вышла замуж.

За свидетеля.


 

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 28, 2012.