Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание

Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Живой журнал"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

 

 

Юрий Алешко-Ожевский

 

МИФЫ И ЛЮДИ, главы из романа 

 

Вадиму Алексеевичу Колдунову, хирургу от Бога,

который подарил новую жизнь не только мне.

   

1.       Рок древней богини. Эллада

2.       Cанька-Орион и Маин. Сибирь

3.       Заратустра. Персия-Германия

4.       Кинжал Аримана. Сибирь-Украина

5.       Схватка с Артемидой. Сибирь. 

6.       Колдунов.

 

Продолжение. Предыдущая часть - здесь

Глава 3. ЗАРАТУСТРА. Персия-Германия.

 Вначале был Эрван - изначальное Ничто, бог времени, адекватный изначальной Вечности. Эрван сотворил протомир, разделив Ничто на Добро и Зло. Он собирался сотворить лишь Добро, но  даже Вечность не смогла преодолеть высшие законы мироздания. Вместе с Ахура-Маздой, Господом Мудрым, светлым началом, бездонное чрево Вечности покинул  Анхра-Манью (Ариман), злой дух.

Разделив мир на добро и зло, Эрван исчез. Вечность исполнила свою роль и уступила место исчислимому времени. Небесный Ахурамазда знал о существовании зла в космической бездне тьмы, но Ариман о существовании добра еще не догадывался, свет добра должен был дойти до него только через три тысячи лет. Добро и зло еще существовали порознь. Извечный вопрос Гамлета "быть или не быть" и можно ли сразить зло противоборством, мог быть решен только в среднем мире, где добро и зло могли смешаться и начать войну между собой, но о том, чья победа будет окончательной, не знал даже Господь Мудрый. Он решил эту проблему демократично и коллегиально.

Вначале он создал в небесном мире богов-помощников, среди которых были Митра, Варетрагна, Аши и Тиштрия. Кроме того, он сотворил шесть бессмертных святых, образующих вместе с ним "семерку единосущных", а также создал светозарное воинство ангелов-ахуров и души будущих людей. Нерожденным душам людей, которые назывались фраваши, Ахурамазда рассказал на небесном вече, какие беды могут произойти в будущем от сил тьмы и спросил их:

"Хотите ли вы  оставаться вечно под моей защитой, или решитесь обрести тела, созданные из плоти и крови и подверженные множеству лишений и страданий, чтобы вступить в противоборство с Духом Зла? Некоторые из вас, те, кто пойдет на жертву и обретет плоть, могут не устоять перед кознями врагов человеческих, свернут на тропу лжи и погибнут навсегда. Но те, кто выстрадает победу над Разрушителем через эту жертву и великий подвиг, воскреснет и обретет жизнь вечную в раю небесном. Земной мир, как поле боя между добром и злом, выполнив свою задачу, исчезнет. Так создавать мне его или нет?" Фраваши людей, среди которых была и душа Заратустры, ответили "Да".

Ахурамазда начал творить. В первый день он создал светлое и ясное небо из сверкающего металла в форме яйца с далеко простирающимися концами, вершина которого достигала обители Бесконечного Света Ахурамазды, а второй отросток опускался во тьму к Ариману. На второй день Творец создал воду, на третий - Землю, Луну, Солнце и Звезды, на четвертый - растения, на пятый - Первозданного Быка и животных, на шестой день - первого человека, которого звали Гайа Мартан.

Пока творил Ахурамазда, Ариман, узнавший о существовании мира небес и о смертном мире, мешал ему и тоже готовился к войне. Ахурамазда наполнял мир чистыми растениями и хорошими животными (среди которых была священная собака, которая охраняла земной мир от вторжения злых духов и убийство которой приравнивалось к убийству человека, были лошадь, корова, ворон, ястреб, орел...). В противовес светозарному воинству ангелов-ахуров бог зла создал черную рать дэвов, а в земной мир напустил пресмыкающихся, насекомых, кошек и других злобных и грязных животных и вредные растения. Сражение добра со злом началось повсеместно.

Люди узнали об этом от пророка Заратустры, (эллины называли его Зороастром), который, как и боги, вместе с Солнцем, пришел с Востока. Древние миграции людей покрыты пеленой времени, но на востоке от Ирана находилась не только Индия и Китай, но и необъятная Сибирь. Современные турки считают, что они пришли с Урала, откуда они пришли на Урал не знает никто. Пророк первой религии пришел с Востока в Иран, где жили древние персы, они же - парсы или фарси, от которых сейчас осталось только название персидского языка "фарси" да библейское "фарисеи", как назвали иудеев, возвратившихся на родину после вавилонского пленения их Навуходоносором. Первые фарисеи, освобожденные царем Киром в 539 г. до н.э., принесли в веру Иегову постулаты зороастризма. С тех пор шестиконечная звезда Заратустры, символ лилии, стала звездой Моисея. На рубеже новой эры возникла иудаистская ересь - христианство, в которой Бог-воин Ахурамазда превратился в Бога-страдальца, сменив символ поклонения, Солнце, на орудие пыток, Крест, а в 7 веке н.э. возникла христианская ересь - ислам. Чем бы не отличались эти религии, они положили в свою основу рожденную Заратустрой мечту о Спасителе, о вечной жизни и о победе Добра над Злом после второго пришествия богочеловека в земной мир.

Заодно с будущими религиями из учения Заратустры родились двенадцать знаков зодиака и начала будущей паранауки о влиянии планет на людские судьбы - астрологии, которая тоже эволюционировала: рожденный под знаком сокола становился коровой, лань стала овцой. Об историческом Заратустре известно мало. Признается, что он реально существовал – это подвергается сомнению в меньшей степени, нежели существование Моисея или Христа. Пехлевийская хронология эпохи Сасанидов относит время жизни Заратустры к 7-6 вв. до н.э. «за 258 лет до Искандера» (Александра Македонского), Согласно античным источникам маг и волшебник Зороастр жил в конце 5 в. до н.э. Большинство востоковедов считает, что он жил в 11-10 вв. до н.э. Авестийское летоисчисление отодвигает его рождение еще на две тысячи лет в глубь веков. В эпоху средневековья к его помощи взывали алхимики и колдуны, потом о нем забыли надолго. История жизни и проповеди Заратустры были записаны на трехстах воловьих шкурах золотом, которые исчезли в войнах и пожарах, но странствующие монахи пронесли их через века в песнях, из которых выбросить слово труднее, чем из рукописей, которые все же горят.

Пророк Спасителя пришел к персам с кочевым племенем ариев, которых европейцы называли мидянами и чья история для европейцев, по выражению русского классика Козьмы Пруткова, была «темна и непонятна». Мидяне еще не превратились в оседлых мидийцев и про них было известно лишь то, что они пришли со своим скотом откуда-то с Востока. Родился богочеловек-пророк от человеческой женщины под брюхом старого верблюда, поэтому его назвали Заратустрой, что по арийски означало «старый верблюд». Его роды, как и его зачатие, не могли быть такими же, как у смертных людей: богочеловек все же не человек, хоть он и должен был родиться от земной женщины, чтобы быть понятнее людям. Его рождение должно было быть чудесным, и оно было спланировано Всевышним заранее.

 

Благой Дух призвал к себе Бессмертных Святых и вручил им нерожденную душу, фраваши, будущего Заратустры. Они вложили ее в стебель волшебного растения хаомы размером в рост человека и положили стебель в птичье гнездо на дереве, чему птицы были очень рады, так как змеи, воровавшие их яйца, уползли прочь. Арийский скотовод и кочевник Порушаспа из праведного рода Спитамы нашел стебель высоко на дереве, принес его домой и выжал из него волшебный золотистый сок, который пролился на землю. Шел дождь, дождевая вода разнесла сок по лугу, где паслись шесть молодых белых телок с желтыми ушами, и к вечеру у двух непокрытых, девственных телок из вымени полилось молоко. Порушаспа не удивился этому чуду, знак богов он понял как надо: он послал свою жену Дукдауб подоить телок, смешал их молоко с соком хаомы, и они с женой испили молочный коктейль, мгновенно возжелав после этого друг друга и слившись в объятиях.

Злобные дэвы темных сил не должны были допустить зачатия третьего сына у Дукдауб, поскольку знали, кто у нее должен родиться. Как они ни старались, они не смогли уменьшить мощную эрекцию Порушаспы, возбужденную хаомой, и тогда дэвы начали действовать через его внутренний голос: «Немедленно уйди от женщины, а то хуже будет!» Порушаспа встал и обошел местность вокруг, чтобы посмотреть, кто ему кричит, никого не увидел и снова занялся  мужским делом. Второй крик был еще громче и страшнее. Он опять обошел все кусты и деревья, растущие вокруг брачного ложа на траве, и снова никого не увидел. Тогда он в третий раз слился с женой в объятиях и, не обращая внимания на нарастающие крики дэвов, сотворил святое зачатие. Первородного греха арии не знали, для них любовь была божественным даром и священным действием.

Дэвы не смирились и не оставляли будущую роженицу в покое. Дукдауб вынашивала своего третьего сына очень тяжело и после начала схваток не могла разрешиться от бремени трое суток. Но силы добра тоже не дремали и помогали ей: три дня и три ночи в небе над арийской стоянкой на берегу полноводной реки Дареджи полыхало невиданное зарево, соперничавшее со светом солнца и пугавшее людей, которые не ожидали от любых небесных знамений ничего хорошего. Взволнованный Порушаспа уже собрался идти за помощью к соседу, колдуну Дурасробу (а тот только об этом и мечтал), как Дукдауб, наконец, родила.

Родился Заратустра в тот самый день, который иудеи впоследствии отдали рождеству Иисуса, в тот самый день земного года, после которого солнце начинает светить на одну минуту дольше, а ночь начинает убывать. В этот же день зимнего солнцестояния по древнеиранскому преданию из скалы родился бог света Митра, появляющийся над горами перед восходом солнца. Первым криком новорожденного был не плач, а смех, и это так поразило кочевников, что его смех остался в легенде, прошедшей из уст в уста через многие века. Легенда о чудесном рождении Заратустры не кончается его смехом. Как только новорожденного по арийскому обычаю омыли коровьей мочой и завернули в овечью шкуру, он заговорил стихами:

Как наилучший Господь, как наилучший Глава,

Давший по Истине дело Мазде благое и власть…

Люди от этих стихов остолбенели. Виданное ли дело, чтобы новорожденный говорил, да еще стихами, да еще о непонятном? Тридцать лет спустя Заратустра объяснил им, что его устами говорил Всевышний и что это была священная молитва Создателя всего сущего, произнесенная до сотворения мира. За эти тридцать лет Заратустра успел пообщаться с Господом Ахурамаздой и понял, что в этой молитве было самое главное Слово, через которое все начало быть:

Спросил Ахурамазду Спитама Заратустра:

«Скажи мне Дух Святейший, Создатель жизни плотской,

Что из Святого Слова и самое могучее, и самое победное,

И наиблагодатное, что действенней всего?»…

Ахурамазда молвил: «Мое то будет имя,

Из слов святой молитвы оно всего мощней».

Эта молитва была записана золотом на воловьих шкурах в священной «Авесте» зороастрийцев, и тысячу лет спустя она возродилась в Евангелии Иоанна в лаконичной форме: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Но все это было потом.

А пока ребенок рос, дэвы не оставляли его в покое. Сами они ничего не могли сделать, поскольку были бестелесны, но они поручили колдуну-карапану Дурасробу, жившему рядом с семейством Спитамы, извести младенца. Колдун навел порчу на Порушаспу, вселив в него беспокойство за необычного сына, и Порушаспа принес его к колдуну на осмотр. Возрадовался колдун и, уподобясь дикому зверю, попытался раздавить лапами нежную головку младенца, но тут же отдернул лапы, как от сильного огня, а младенец воссиял неземным светом. Тогда колдун захотел прокусить головку младенца клыками, и опять у него ничего не вышло, младенец вновь стал лучиться сиянием. Испугался отец и унес сына домой. Карапан не унимался и придумывал все новые и новые козни, но ангелы небесные и звери земные защищали Заратустру. Кончил Дурасроб плохо, хуже, чем в современном триллере: «Страх овладел им. Карапан остановил коня. Вдруг его семя излилось и разорвало его шкуру, поясница отломилась от бедер, и он издох тут же, а следом его потомки, а следом и потомки его потомков».

Победив Дурасроба, семилетний Заратустра начал обучаться в школе священнослужителей атраванов, которые поклонялись многим богам. В пятнадцать лет, закончив школу, он стал бродячим монахом и отправился на Восток набираться дальнейшей мудрости. За тысячу лет до рождения Христа Заратустра, как и Христос, во время своих странствий испытывает искушения и запугивания от духа тьмы, получает откровение Всевышнего, прозревает свою смерть и молит Господа, чтобы его миновала сия чаша. Но когда Господь показал ему все, что было и что будет в мире плотском и в мире духовном, когда он узрел судьбы всего человечества и судьбы  отдельных людей – малых и великих, узрел грядущий приход Спасителя и последующее Воскрешение, он воскликнул: «Нет ничего лучше простой человеческой жизни, она прекраснее, чем бессмертие при бездетности!». В тридцать лет (как и Христос) он возвращается в Персию и приносит людям Истину о Едином Боге, пришедшем на смену многобожию.

Проповеди пророка были не по нраву племенным царькам и его отовсюду гнали, пока Заратустра не обратил в свою веру царя Виташспу и вслед за ним его подданных. При дворе этого царя пророк провел остаток жизни, проповедуя свое учение, но даже здесь его не оставляли враги, которых подстрекали дэвы зла. Один из них, жрец иного учения (или, как гласит легенда, друг колдуна Дурасроба, карапан Братрештур) проник во дворец и поразил пророка во время молитвы ножом в спину. В день смерти пророку было 77 лет. Его последователи стали ждать обещанного Заратустрой второго пришествия на Землю Спасителя-Саошьянта, сына Заратустры (или трех Сынов), который искоренит зло и воскресит благоверных, после чего праведники будут жить в раю (пара-дайзе), а души грешников погибнут вместе с Ариманом.

 

Зороастризм достиг высот, недоступных современным экологам. В соответствии с канонами Заратустры мир составляли четыре чистые стихии – огонь, земля, вода, воздух и первейшим объектом поклонения был огонь, олицетворяющий солнечную жизненную силу. Последователи учения Заратустры возносили молитву перед алтарями с горящим пламенем, почему их считали «огнепоклонниками». В сложном ритуале зажигания и поддерживания огня использовались только сухие и чистые дрова, чтобы не осквернить огонь грязным поленом, а воду – сжиганием мокрого полена. Общение с землей и воздухом было не менее вежливым. Покойника нельзя было сжигать (как у эллинов), чтобы не осквернить огонь, нельзя было закапывать, чтобы не осквернить землю, его нельзя было обернуть пеленами и оставить гнить в склепе (как у иудеев), чтобы не осквернить воздух, нельзя было утопить, чтобы не осквернить воду. Поэтому трупы отдавали священным собакам или орлам, а остатки костей помещали в специальные гробики, изолированные от земли и дождя.

Жертвоприношения исключались, зато вводились посты, приуроченные к святым дням: пять дней перед весенним равноденствием были днями печали и скорби по ушедшим из земного мира душам-фравашам, и в эти дни нельзя было употреблять ничего, кроме воды и соков; неделя после летнего солнцестояния посвящалась священной собаке, в эти дни нельзя было есть ничего, что несло с собой семена жизни. Праздники были связаны с космическим циклом планеты, главными святыми днями являлись дни летнего и зимнего солнцестояния и дни весеннего и осеннего равноденствия, еще шесть праздников было посвящено Бессмертным Святым.

 Для зороастрийцев храмом являлся весь мир – огонь и степь, солнце и ветер. Каменные алтари зороастрийцев стояли посреди степи, и это выгодно отличало их от рукотворных храмов, в которые последователи более поздних религий стали прятаться от созданного Творцом мира. Моления первохристиан в римских катакомбах, а затем стены каменных церквей, кирх, синагог, мечетей отделили человека от Природы.

 

Из священной книги зороастрийцев («Авеста», Гимн Солнцу. Яшт 6):

«Да возрадуется Ахура-Мазда и отвратится Анхра-Манью воплощением Истины по воле достойнейшей. Радости Солнца бессмертного, светлого, чьи кони быстры, - молва и хвала, радость и слава.

Как наилучший Господь промолвит мне служащий жрец, как наилучший глава по Истине промолвит пусть знающий верующий.

Мы молимся Солнцу, Бессмертному Свету,

Чьи кони быстры, когда Солнце светит,

Когда Солнце греет, стоят божества

Все сотнями тысяч и счастье вбирают,

И счастье дарят Земле, данной Маздой,

Для мира, расцвета, для истины роста.

Как наилучший Господь промолвит мне служащий жрец, как наилучший глава по Истине промолвит пусть знающий верующий.

Молитву и хвалу, мощь и силу прошу

Солнцу бессмертному, светлому, быстрому конному.

Истина – лучшее благо. Благо будет, благо тому,

Чьё Истине лучшее благо».

 

Любимейшие божества зороастрийцев, не считая Ахурамазды – «победоносный и мощный» бог света Митра, бог войны и победы Варетрагна и, конечно, грядущий Спаситель, сын Заратустры.

АВЕСТА, Митра (Яшт 10, 11):

Взывают к Митре ратники склонившись к конским гривам,

Прося себе здоровья, коням в упряжках силу,

Прося способность видеть врагов издалека и чтобы побеждать им

Врагов одним ударом, всех недругов враждебных и каждого врага

       Варетрагна (Яшт 10, 70):

Летит пред нами Варетрагна, создание Ахуры,

Рассвирепевшим вепрем, злым, острыми зубами и острыми клыками

Разящим наповал, взбешенным, недоступным, сердитым, пестромордым,

Чьи ноги из металла передние и задние,

Чьи жилы из металла

И из металла хвост,

Чьи челюсти – металл.

         Спаситель (Яшт 19,11):

В жизнь превращая создание без умирания, без увядания и без истления,

Вечноживущую, вечнорастущую и самовластную,

Из мертвых восстанет и явится вживе бессмертный Спаситель

И мир претворит.

ГЕРМАНИЯ.

Имя давно забытого пророка появилось в земном мире вновь в конце 19 века. Отставной профессор Базельского университета, философ Фридрих Ницше в книге "Так говорил Заратустра" извратил древнюю веру на свой лад, превратив Ахурамазду в Аримана, заменив белое на черное. В своей автобиографии Ницше не скрывал этого:

"Никто не задал мне вопрос, а его следовало бы задать, что означает имя Заратустры в моих устах, в устах первого имморалиста: ибо как раз то, благодаря чему этот перс занимает столь исключительное положение в истории, прямо противоположно моим воззрениям... Заратустра создал это роковое заблуждение, мораль... Его учение и только оно одно провозглашает правдивость высшей добродетелью... Говорить правду и хорошо стрелять из лука - такова персидская добродетель. Самопреодоление моралиста, когда он становится своей противоположностью - становится мной - вот что означает в моих устах имя Заратустры".

Ф.Ницше, умнейший философ XIX века, почитатель Ф.Достоевского, в ранний период жизни писавший: «Мыслитель, на совести которого лежит будущее Европы, при всех планах, которые он составляет себе относительно этого будущего, будет считаться с евреями – и с русскими, - как с наиболее надежными и вероятными факторами в великой игре и борьбе сил»; «Встретить еврея – благодеяние, допустив, что живешь среди немцев»; «Никакого американского будущего! Сращение немецкой и славянской расы!.. Я обменял бы все счастье Запада на русский лад быть печальным», во время написания «Заратустры»  вывернул наизнанку не только древнюю религию, но и собственную душу. После смерти его сделали идеологом расизма, антисемитом и славянофобом.

 Проклятие христианству у имморалиста Ницше стало основным лейтмотивом творчества. Больная душа философа постепенно обрела отчетливые клинические симптомы, его психопатология стала очевидной для всех. Его безуспешно пытались лечить в психушке, умер он сумасшедшим. Все до одного его ученики прошли через желтый дом. Кроме двух последователей – Адольфа Гитлера и Генриха Гиммлера.

За два года до рождения Адольфа Гитлера в приложении к сочинению "По ту сторону добра и зла", которое Ницше назвал "К генеалогии морали", он писал:

"Кто может повелевать, кто по природе является "господином", кто предстает насильником в поступках и жестах - какое ему дело до договоров! Такие существа не подотчетны; они появляются, как судьба, беспричинно, безрассудно, бесцеремонно, безоговорочно, они есть, как есть молния, слишком ужасные, слишком внезапные, слишком убедительные, слишком "иные", чтобы можно было их даже ненавидеть… Им неведомо, что есть вина, что ответственность, что оглядка, этим прирожденным организаторам; их превозмогает тот ужасный эгоизм художника, который видится бронзой и наперед чувствует себя бессрочно оправданным в своем "творении", как мать в своем ребенке".

Слова философа проникли в глубину надломленной житейскими неудачами и гордыней  души Адольфа, вызвав взрыв веры в свое величие, в то, что ему предназначено быть художником самого Провидения, а не несостоявшимся учеником Венской Академии художеств. Сказка Ницше стала душой Адольфа на всю оставшуюся жизнь. Книги Ницше и Шопенгауэра капрал Адольф Гитлер носил в солдатском ранце всю первую мировую войну.  Оттуда он почерпнул свое предназначение: ему предстояло на основе древней арийской крови взамен сегодняшнего, никчемного человека, который является лишь "путем, инцидентом, мостом, великим обещанием", создать Сверхчеловека из "шестой корневой расы, способной управлять оккультными силами и ощущать дыхание иного мира". Во время предвыборной компании он харизматически вещал:

"Творение еще не закончено. Старая человеческая особь уже находится в состоянии упадка. Человечество переходит на новую ступень развития каждые 700 лет, и окончательная цель - приход Сынов Бога. Вся творческая мощь будет сконцентрирована в новых людях! Сверхчеловек будет превосходить современного человека во всех отношениях!"

Немцы дружно вопили "Хайль!" Сумасшествие заразительно.

Гитлер любил подчеркивать собственное мнение о себе, как об орудии Провидения, подотчетного только Всевышнему, но кого он понимал под Всевышним, было известно немногим, возможно, даже ему самому. В анкетах кандидатов в войска СС, носивших черную форму с черепами, в пункте «вероисповедание» требовалось ответить только «да» или «нет». В какого бога верят воины черной рати Аримана (среди них были  христиане и мусульмане всех конфессий) никого не интересовало, важно было лишь то, кому они служили.

Руководителем СС стал единомышленник Гитлера по ницшеанской вере, выпускник Мюнхенского университета, генетик, евгеник Генрих Гиммлер. В своей мощной организации, пользовавшейся неограниченными правами и финансами, Гиммлер создал сверхсекретный центр «Аненербе» («Наследие богов»), основной задачей которого было не столько создание ракет ФАУ и атомной бомбы, сколько ускорение прихода в земной мир Сверхчеловека, сына Заратустры. «Истинно немецкие» ученые из Аненербе предсказали приход Сверхчеловека в 1944 году, и Гитлер, имея в виду близкий приход своего Спасителя, даже во время штурма Берлина убеждал немцев в том, что «секретное оружие» вот-вот будет создано и Германия победит. О том, что Ницше вывернул древний миф наизнанку, он не знал, скорее, не хотел знать. Немцы, уже не кричавшие «Хайль!», все еще верили фюреру, фюрер все еще верил Ницше. Душа немецкой нации и душа ее вождя пытались успокоиться в сказке. Человеческая душа начинается со сказки, сказкой живет, сказкой успокаивается.

Работы по созданию Сверхчеловека в институтах Аненербе в конце войны шли ускоренными темпами, СС не считалось с истощающимися ресурсами полуразрушенной Германии, шеф СС дал работам Аненербе зеленую улицу. На алтарь Аненербе были брошены многие сотни жизней молодых офицеров из элитных войск рейха, качества которых в наибольшей степени соответствовали представлениям немецких расистов об идеале "истинного арийца". Их смерть в экстремальных медицинских экспериментах должна была приблизить приход Спасителя и появление шестой корневой расы человечества, владеющей оккультными силами.

Фашистские врачи вскрывали черепа у фашистских летчиков, моряков, горных егерей, охранников личного полка фюрера "Адольф Гитлер" в поисках третьего глаза, распиливали вдоль позвоночник, чтобы найти зарождающиеся божественные признаки не только в головном, но и в костном мозге и проводили множество других экспериментов на спецкурорте доктора Рашера для фашистской элиты, расположенном на юге оккупированной  Украины. Кладбища изуродованных скелетов «арийских» потомков были вскрыты украинскими бульдозеристами спустя полвека после войны, раньше о них известно не было.

P.S. В первые годы после войны американские эксперты подсчитали, что на эксперименты по оказанию акушерской помощи родам Сверхчеловека Аненербе истратила денег больше, чем истратили американцы на Манхеттенский атомный проект.

 

В начало страницы

 

Читать дальше

 

 IPLogSpyLOG

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 28, 2012.