Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

 

Лаен ЛИК (Омск)

 

Автор публикации о себе

Родился 18 июля 1988 года. Закончил Омский Аграрный университет (факультет агрохимии). Состоит в литературном обьединении при Союзе российских писателей имени Аркадия Кутилова "Магнит". Мечтаю получить вторую специальность - художника, потому как верю, что никогда не поздно стать тем, кем ты хочешь. Печатался в "Вольном листе", в котором теперь являюсь иллюстратором.  Своим девизом считаю фразу Владимира Высоцкого "Мне просто нужно писать. Писать, чтобы получалось.  Я так живу. В этом мой смысл". Надеюсь, что каждый найдет в моем творчестве что-то интересное для себя. 

СОВСЕМ ЮНЫЙ СТАРИК

Стоял конец сентября. Вода ближе к поверхности была еще теплой. На самой грани с воздухом, чуть касаясь воды, покачивались желтые и красные листья. Было забавно подныривать под них и хватать спрятанные под ними пузырьки воздуха.

Я еще с вечера заплыл в камыши в поисках пищи. Упругие толстые стебли приятно прочесывали чешуйки, когда я проплывал мимо. Вчера здесь было много съестного – поужинал я так плотно, что мне показалось - у меня раздались бока.  Но за ночь, будто все изнутри испарилось. Вновь хотелось отыскать перекус и ощутить расслабляющую сытость.

Ускоряясь, чтобы отогнать сонливость, я проплыл пару метров через заросли. Забавно булькнул хвостом, раздвинув травинки на пути. Искал.

Однако, какое замечательное место. Сегодня здесь по-прежнему полно вкусностей. Утреннее солнце пронизывает  не глубокое озерцо насквозь, простреливая лучами толщу воды почти до самого дна. И в зеленоватых световых полосах плавно скользят они. Белые толстенькие комочки. Я еще помнил их вкус. Такое лакомство я пробовал всего дважды в жизни – сочные, ароматные, эти комочки притягивали как магнит.

Пара толчков хвостом и я жадно схватил белую личинку. Пропустил воду через жабры, довольно сглотнул. Свежие. Никакого привкуса тины и водянистости. Да здравствует новое солнечное сытое утро.

Одна, вторая, третья… Я глотал одну личинку за другой пока, вдруг, ощущения не изменились. Очередное смыкание челюстей прокатилось по телу острой жгучей болью. Я почувствовал, как сквозь тихий хруст, моё нёбо прошило холодное железо. Почувствовал, как этот холод наполнил всю правую часть головы. Секунда и крючок вышел из верхней губы, прочно нацепив меня.

Я резко развернулся в ту сторону, откуда приплыл. Уставился в зеленую муть полными ужаса глазами. Там мой дом… Там все мои родные… Как же вдруг захотелось туда, захотелось их всех увидеть... За секунду в голове пролетело миллион мыслей, сердце забухало так, словно выросло в десять раз, забилось о ребра…

И тут потянуло. Сначала встряхнуло, дёрнуло голову вверх, затем потащило к берегу, все ускоряясь.

Этот толчок будто разбудил меня. Я дернулся назад, заработал хвостом что есть мочи. Губа одуряющее ныла. Челюсть ходила ходуном, наполняя голову громким хрустом. А я думал – пусть губа оторвется, пусть вылетит все вместе с мясом, что угодно, лишь бы меня не вытянули на берег. Я носился, как сумасшедший. Из стороны в сторону, вперед-назад. Но крючок сидел на месте, продолжая погибельную тягу.

В какой-то момент, мне показалось, что я побеждаю – тяга ослабла, стало легче. Я замер. И ощутил, что мышцы больше не подчиняются мне. Разум от паники и нестерпимой боли начал мутнеть. Я ничего не мог поделать – будто просто безвольно сидел в голове и наблюдал за телом со стороны. Вымотавшись, я плавно опал на бок и подчинился зову крючка.

Резким движением поднятый из воды, я в тот же миг лишился привычного кислорода. Чужой едкий воздух защипал тело, заскреб глаза. Боль была невыносима и все увеличивалась. Я не знал, как бороться, как преодолеть это? Будь  у меня голос – я бы сейчас кричал. Вокруг раздавался какой-то шум. Не приглушенные водой, звуки были острыми, жгучими.

Сквозь наступающую бессознательность, я ощутил, как крючок покинул мое тело. Столь желаемое освобождение принесло лишь новую боль – я стремительно стал отключаться.

И вдруг вновь задышал. Тело вновь ощутило воду – чуть теплее и со взвешенной грязью, но важно ли это… Упустили? Упустили! Сам не знаю, откуда взялись эти силы – я рванулся вперед и вдруг сильно ударил голову. Что боль на пути к свободе? Я рванулся снова и…куда бы ни плыл – всюду была преграда. Вдоль, вдоль, вдоль нее – я плавал по кругу, не находя выхода. Останавливался и вновь продолжал, пока силы меня не оставили. Я остановился, переводя дух. И тут откуда то сверху в мою тюрьму свалился еще один пленник. Под весом тела он плавно опустился до дна, а затем завис между дном и поверхностью в неестественной позе. Он был мертв. Глаза его уже начали мутнеть. Повреждений серьезных не видно – значит, бедняга помер от страха. Я не собирался делить с ним пространство. Вновь заработав хвостом, я пустился по привычному кругу, на что-то надеясь. Неожиданно меня кто-то обогнал. Я приостановился – и этот кто-то вновь пронесся мимо меня. Он так же, как и я, пару минут назад, панически бросился на поиски выхода. Мы помчались вместе.

Время шло, но ничего не менялось. Лишь нас в этом тесном пространстве становилось все больше. Новички были мертвыми сразу или еще живыми. И из живых становились мертвыми. И тогда, проскальзывая между ними, живые поднимались выше их тел. Нас всех ожидало одно, но позже и немного иначе. Вопрос был лишь в том- когда перестать бороться.

Боли внутри уже не было – я чувствовал ужас. Ужасный ужас, ужаснее которого ничего никогда не испытывал. Сначала я хотел умереть. Но поняв, что это и так неизбежно, я решил выиграть время. Решил выиграть времени столько, сколько смогу. И я жил.

В какой-то момент наше количество перестало расти. Воду закачало, заплескало о ненавистные преграды. Тела бились друг о друга. В бок мне ударилась чья-то голова, затем мимо скользнул плавник – значит, кто-то еще жив. Я поберегу силы.

Не знаю, сколько времени прошло. Тряска прекратилась и наша темница гулко стукнулась о что-то. Оказавшись в положении полубоком, я посмотрел наверх – поверхность воды простиралась над нами и была ограничена кругом. В этом кругу сменилось несколько силуэтов – цвета в них перемешивались, и размеры частей изменялись. Что-то оттуда несколько раз опускалось к нам, но меня не задело.

Тут воду вновь закачало. Но длилось это недолго. Вода перешла в поток и устремилась из замкнутого пространства. Все мы  - живые и мертвые - попадали друг на друга, рассыпались по гладкой поверхности. Вода смешалась с воздухом. Воды становилось все меньше.  Кто-то еще шевелил хвостом, но движения становились все более вялыми и, наконец, затухали.

Но что страшнее всего – так это появившийся запах металла. Рука человека опускалась к нам сверху, хватала тела и тогда металл прикасался к ним. Доносившиеся в тот момент звуки леденили и без того холодную кровь.

Когда пришел мой черед и теплые пальцы кухарки сдавили мое тело, оторвав от поверхности, я собрал последние силы и постарался так щелкнуть хвостом по руке, чтобы хотя бы еще полчаса - в её памяти - я жил.

 Проза@ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ И СЛОВЕСНОСТИ, №4, апрель, 2012

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: апреля 01, 2012.