Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

Наши друзья:

 

 Рудольф АРТАМОНОВ (Москва). 

 

Артамонов Рудольф Георгиевич, известный детский врач, литератор, журналист. 

Профессор, доктор медицинских наук. 

С 1972 работает на кафедре педиатрии лечебного факультета Российского национального

исследовательского медицинского университета  им. Н.И.Пирогова.

Многолетний активный корреспондент и сотрудник "Медицинской газеты". 

Прозаик и поэт. Автор книги стихотворений, многочисленных прозаических  публикаций. 

Лауреат литературной премии им. Н.С.Лескова за 2011 год.

Предметом пристального внимания московского литератора всегда был человек во всем

 великолепии своих многообразных проявлений. 

Постоянный автор "Журнала литературной критики  словесности": "Уроки Чехова", "Из записок 

педиатра", Скрипка Зунделя, Римма-Дима, Последнее свидание и др. 

 

ЗНОЙ

 

рассказ

 

-Сколько?

-Тридцать.

-В девять часов! Что же будет днем?!

-Будет, как вчера. Сорок.

-Это становится невыносимо. Третью неделю одно и то же. Стоит пошевелиться, что-нибудь сделать, и становишься мокрая, как мышь.

-Тебе легче, ты можешь дела делать в доме. А я не могу выйти на улицу. Дел полно. Все зиму планировал вырубить облепиху. Растет, как зверь. Весь участок в ее отростках. И тоже, чуть пошевелишься, пот градом.

-Мне и в доме не сладко. От плиты такой жар. Еще гости… готовить на такую ораву. Зачем приглашали…

-Приглашали весной. Кто думал, что будет такое пекло. Потом давно не виделись. Думали, шашлычок, водочка из холодильника. Все, как у людей. Люди из Англии приехали, соскучились, хотели на нашу дачу посмотреть. Твоя Маша с семьей хотела посмотреть на заграничных друзей.

-Водку в такую жару. С ума сошли.

-Пиво будем пить, из холодильника.

 

-Доброе утро. Или как говорят англичане - morning. О чем воркуете?

-Привет, Жора. Как спалось? Обсуждаем меню на breakfast. Как на счет baconandeggs?

-Папочка, кто же в такую жару жирную пищу ест. Творог с медом тебя устроит? Творог деревенский. И мед тоже. Леночке мюсли с молоком? Мишка что на завтрак ест?

-Мишка на завтрак ест все. Аппетит зверский, растет, как гриб после дождя.

 

-Пойду, причешусь к завтраку. Папа, накрывай на стол.

 

-Ну и жара у вас! С ума сойти. Не думал, что в России может быть такая жара.

-Как поживает заграница? Сколько вы там пробыли?

-Страшно сказать, старик, – пять лет.

-На завтрак – «овсянка, сэр?»

-Русский человек ко всему привыкает.

-Интересно, англичане что-то заимствовали из кухни своих колоний?

-Кажется, ничего. Рестораны есть всякие – китайские, японские,

итальянские… Даже русский… А едят томатный суп, картошку жареную, чипсы и рыбу. Fishandcheeps. Выпечка у них хороша … И чай с молоком.

 

-Слушай, Димон, как вы тут при такой жаре живете? С утра уже тридцать восемь. С ума сойти можно. Я всю ночь была мокрая, как мышь. Снились кошмары.

-Леночка, все то же самое и с нами. Здесь еще ничего. В городе смог, горят торфяники.

-Я думала, что на даче полегче, а в доме, как на улице, та же температура.

-Сейчас мать придет, будем завтракать. Машу с мужем ждать не будем. Познакомишься с моей свояченицей. В Лондоне бывает такая жара?

-Бывает, но не такая сумасшедшая. Выше тридцати не помню. А потом, как сами англичане говорят, за день могут быть и весна, и лето, и осень.

 

-Ленка, привет! Как спала на новом месте?

-Извини, хреново. Разве в такую жару можно нормально спать. Кондишин нельзя было поставить?

-На даче кондишин не ставят. Пробки повылетают.

-Жора, в Англии дачи есть?

-Загородные дома имеют только состоятельные люди. Как правило, это наследственные усадьбы. Дача это наше русское изобретение.

-Так что ты, отец состоятельный человек. Загородный дом имеешь и шесть соток. Буду теперь тебя звать – сэр.

-Слушай, старик, почему у тебя нет бани? На даче баня – обычное дело. Попарился, веничком похлестался, принял и … шашлычок.

-Ребенком баню не любил. В поселке, где мы жили, была баня. С отцом ходил. Голые грязные мужики. Стоишь рядом, он намылится, потом из шайки окатит себя, и на тебя летит грязная мыльная пена. Б–р–р! А душ, хоть пять раз в день принимай. Баню пять раз топить не будешь. Как наш душ, понравился? Сам делал…. Маша подъехала…Пойдем, встретим…

 

-Знакомься - женина сестра, Петька и Маша младшая. Это дядя Жора, мой давний друг. Вместе учились в институте. Это его жена, Леночка. Сейчас появится их сын Мишка, по-ихнему Майкл. Они из Англии приехали.

-Здравствуйте. Очень приятно.

-Здравствуйте, очень приятно познакомиться.

-Вы поели?

-Слегка. Электрички к вам редко ходят. Пришлось торопиться.

-Ну, что, мать можно начинать завтракать.

 

-Здравствуй, Маруся. Как доехали, в электричке было много народу? Где Петр?... Не смог по работе? Здравствуйте, племяшки. Как раз к завтраку успели. Рассаживайтесь. Так, раз, два, три, четыре…  Сколько нас? Жора, ты садись рядом со мной. Ты студентом за мной ухаживал. Помнишь? Не помнишь. А я помню. Можно сказать, первая любовь. Димонбыл потом… Кто старое помянет, тому глаз вон.

 

-Мать, ведь я у тебя был первый. Чего ты городишь.

-Первый, первый. Не беспокойся.

-Кто-то из великих сказал, что любовь мгновение, потом привычка.

-Потом привычка. Это, Жора, ты правильно сказал. Могу подтвердить.

-Это и я могу подтвердить. Привыкла к этому охламону, несмотря, что в Англию послали.

-Ленка, в Англию охламонов не посылают. Жора как знал, что заграницу поедет. Слегка фарцевал. Всегда одевался – закачаешься. Трудно было не влюбиться.

 

-Все! Поели? Сейчас кино будем смотреть. Сначала дети, потом взрослые. Все равно, на улицу выйти невозможно. Солнце просто злюка. Правда, дети?

-Дети, так, садитесь. Что поставить?

-«Штрэк три». У вас есть, дядя Дима?

-Есть. Смотрите.

-Нет, лучше «Ледниковый период».

-Нет, «Мадагаскар»!

-А «Ну, погоди» не хотите?

-Нет!

-Нет!

-Галчата… Ставлю Штрэка.

-Спасибо, дядя  Дима.

-Только дети в такую жару еще способы что-то смотреть…. А мы что будем смотреть? А?

-В такую жару что-нибудь холодненькое.

-Жора, тебя устроит «Красная палатка»? Пошли, покурим. Дамы, мы оставляем вас…

 

-Вот здесь в тенёк спрячемся, а то изжаримся…

-Ну, что, как тут жизнь? Кого из наших помнишь? Как они?

-Кто как. Сашка Тарасов невролог, главным врачом у себя в Рыбинске. Андрюха Плющев, помнишь, прозвище у него было Соплющев, спился и помер. Помнишь, мы все в походы ходили. Он стал мастером спорта по спортивному туризму. Девчонки, помнишь Юлю Коновалову? Тютюля наша – мать троих детей и главный педиатр у себя в Великих Луках. Аллочка умерла – сердечный приступ. Здоровая была, спортсменка. Софочка за меня вышла. Ей ты нравился. Я знаю. Кто их поймет?

-Помнишь, мы чуть не подрались из-за нее… Ленка меня перехватила. По жизни могу сказать, это нам кажется, что мы берем их в жены. Все наоборот. Если женщина захочет, она сама возьмет тебя.

-Ну, а ты?

-Клиницист из меня был хреновый, ты знаешь. Пошел по организации здравоохранения. Потом экспертом ВОЗ по Европе. Потом советником посольства в Лондоне по здравоохранению... набрал материал для диссертации. Приехал писать.

-Сколько лет прошло?

-Я думаю, лет так пятнадцать.   А ты?

-Что я. Завотделением. Пять лет назад от родителей   осталось нам с Софочкой шесть соток. Как видишь, дом построили… детей один Сашка. Четырнадцать ему, в лагерь уехал.

 

-Мальчики, девочки соскучились. Идите к нам.

-И то, правда, здесь изжариться можно. Пошли в дом.

-И здесь жара.

-Пиво будешь?

-Нет, с утра не привык.

-Icetea? Специально для вас приготовили… Наливаю всем.

-Как насчет душа?

-Еще рано. Вода нагреется к часам двум. А сейчас еще прохладная.

-Самое оно.

-Жора смотри, не простудись.

-Софочка, не беспокойся. Холодный душ утром стал привычкой.

-Обо мне ты так не беспокоишься.

-Папочка, не будь занудой.

 

-Жора, ну, как?

-Ok!

-Душ сам делал.

-Отец, ты это уже говорил.

-Что, еще раз сказать нельзя?!

-Ты перегрелся. В жару все такие нервные стали. Обычно он мене не грубит.

-Обычно ты меня не одергиваешь

-Жора в Англии, наверное, все мужчины джентльмены?

-Отнюдь. Хотите типичный английский анекдот. В вагоне для курящих в купе входит женщина. Напротив сидит джентльмен и курит трубку. Она дает знать, что ей это неприятно и начинает кашлять. Он ноль внимания. Она злится и говорит: «Если бы вы были мой муж, я бы дала вам яду». А он: «Если бы вы были моей женой, я бы его принял». Вот такие джентльмены.

-Как хочется за границу. Закончим с дачей, расплатимся и обязательно поедем. Да, отец?

 

-12 часов. Сейчас самая жара начнется. Есть предложение завалиться спать. «Кина не будет». Наверх пойду я, там жарко от крыши. Приношу себя в жертву. Англичанам большая комната, а сестрам на веранде. Там можно открыть обе двери, устроить сквозняк. Нет возражений? Кто не хочет спать, есть книжки и журналы. Кстати, я свез на дачу все журналы первой половины 90-х. «Огонек», «Новый мир», «Юность», «Иностранку». Один мой приятель уезжал на  пмж в Израиль, мне отдал. Чтение, скажу вам, прелюбопытное. Какой энтузиазм! Какие надежды! Какие перспективы! Все ушло в гудок.

-Не у всех.

-Ты имеешь в виду меня?

-Ладно, не будем. Пошли спать... Дети найдут себе занятие. Они легче переносят жару. Есть бадминтон, велосипед.

-Эти шесть соток Софочкиных родителей. Получили в недалекие времена от советской власти бесплатно. Дом я помогал строить. Теперь он наш. Не знаю, что бы мы делали без дачи.

-Что бы делал без дачи ты. Сейчас такая жара, а кроме кухни надо еще заниматься огородом.

-Ладно, ребята. Кончайте. Это от жары все. Скажите, почём сейчас сотка.

-Хотите обзавестись загородным домом, сэр? Есть элитные районы, где сотка по 10 тысяч долларов. Если далеко от города, то меньше. Чем дальше, тем дешевле.

-А Ленка не против? Дачу надо любить или не заводить. Леночка, ты как?

-Не знаю…

-Значит не хочешь. Все. Расходимся. Спать, спать…Кто первый встает, делает чай.

-Конечно, это я.

-Конечно, это ты. Ты хозяин.

 

-Что это? Как громыхнуло! Что-то упало или сломалось? Кажется, дом задрожал.

-Это гроза начинается.

-Ленка, никогда грозы не видала? Посмотри на себя – губы трясутся, побледнела…Мужики, срочно все окна закрывайте.

-А дом не развалится?… Ой, опять грохот! А это что забарабанило?

-Судя по всему град.

-Точно, на траве белые шарики.

-Дети, вас тоже грохот разбудил? Идите, смотрите, град какой. Наш Мишка града еще не видал. Смотри, ледяные шарики – это град. И по стеклу стучат.

-Здорово!

-Здорово!

-Пошли собирать.

-Ни в коем случае нельзя. Громом убьет.

-Лена, не морочь ребятам голову. Убивает не гром, а молния.

-А что такое молния, дядя Жора?

-Электрический разряд.

-Бабах! Бабах! Ух, ты здорово.

-Хотите, научу, как определять далеко гроза или близко?

-Хотим!

-Хотим!

-Звук идет со скоростью чуть больше, чем триста метров в секунду. Вот молния сверкнула,  считайте.

-Раз, два, три.

-Три!

-Три секунды. Помножаем 300 метров на три. Сколько будет?

-Петька, сколько? Пятый класс.

-Девятьсот.

-Вот, приблизительно гроза от нас за километр.

-А это что за шум.

-Это ливень. Дождь.

-Вот это, да! Соседского дома не видно.

-Да. Стена воды.

-Смотри, что-то пролетело за окном?!

-Отец, у тебя ничего не могло улететь?

-У меня ничего. По-моему у соседки сорвало белье с веревки.

-У меня было предчувствие грозы. Так парило, так парило. Дышать было невозможно.

-Ты, мамочка, как барометр. Что же не предупредила?

-Хоть бы электричество не вырубили. У нас если сильная гроза, отключают электричество. Иногда на полдня. Один раз пельмени разморозились, а потом, когда ток дали, смерзлись, как булыжник. Топором рубили...

 

-Все, дождь кончился. Скорее на улицу.

-Ребятам раздолье. Весь день кисли от жары.

-Петька, не брызгайся. Я тоже хочу по луже побегать.

-Майкл, иди к нам. Сними сандали. Побегай босиком.

 

-Ого! Смотрите, какой кусок шифера в землю воткнулся, как раз под нашими окнами.

-Откуда он взялся. Посмотри, отец, не с нашей ли крышы.

-Наша цела…

-Выбрось на дорогу.

 

-Это с вашей крыши, Валентина Бонифатьевна?! Не может быть. Перелетела с вашего участка через дорогу к нам.

-Жора, ты везунчик. Если бы попало в твою хонду, ремонт на пяток кусков был бы обеспечен.

-Слушайте, у вас тут, как в эмиратах. Сорок. Что с погодой делается…

-Глобальное потепление.

-«Гроза прошла, и ветка белых роз в окно мне дышит ароматом». Блок, если кто помнит.

-Гроза прошла, а легче не стало. Опять жарко. С ума тут у вас можно сойти. И на долго это?

-Говорят еще недели две.

-Нет, надо бежать отсюда.

-Леночка, куда?

-Не знаю, мать. В Прибалтику. Или в Норвегию. Сэр, как вы на это смотрите.

-Смотря с какой стороны посмотреть.

-Дипломат. Посмотри с какой-нибудь.

-По деньгам – в Прибалтику. По комфорту к скандинавам.

-Отец, а мы с тобой куда? С какой стороны будем смотреть?

-К Маше поедем. У них дом бревенчатый, рубленный, в нем прохладно. Речка же опять рядом.

-Блестящая перспектива. Мужики на рыбалку. Бабы к плите.

-Мать, я тебя не узнаю. От жары что ли…

-У меня вся жизнь – жара.

-Ребята, ладно вам. В самом деле, от жары можно взбеситься.

-Это не жара, а зной какой-то. Ветерок и тот горячий, как из печки.

 

-Дождя, по всему, больше не будет. Пока не очень жарко, мужики, запаляйте мангал. Я с вечера мясо замариновала.

-Софочка, ты как маринуешь мясо?

-Уксус, вино, лучше красное и луку побольше.

-А мясо какое?

-Обычно свинина. Баранина редко.

-В Лондоне мы делаем барбикью. Тоже мангал и решетка складная. С обеих сторон зажариваешь. Шашлык делают только в русских ресторанах.

-На природу выезжаете?

-Нет. У нас дом, ну, как сказать, с палисадником, по-нашему.

-Мальчики! Можно нести мясо?

 

-Та-ак. Рассаживаемся. У всех все есть вилки-ложки. «Мамочку» запотетую прямо из холодильничка на середину… Ну, поехали.

-Жора не будет.

-Почему?

-Мы решили ехать домой.

-Да вы что! Чтой-то так?

-Извини, Софочка, но еще одну такую ночь я не вынесу. Жара сумасшедшая. Скорей домой под кондишин.

-Жора, скажи Ленке – завтра поедете.

-Извините, ребята, в самом деле, невыносимо жарко. И Мишка канючит. Как-нибудь в другой раз.

-А я приму. Как говорят – на грудь. Спасибо, что приехали. За тебя, Жора. За тебя, Леночка.

-Не обижайся, старик. Мы с тобой еще посидим.

-Посидим, когда поседеем… Это я так, не обращай внимания.

-У отца от жары мозги расплавились.

-У меня, может, душа расплавилась.

 

-Ну, пока. Дай я тебя облобызаю. И тебя, Ленка, тоже.

-До свидания, Жора… До свидания, Ленка… Не забывайте нас.

 

-Во, машина. Зверь!  Камешки из-под колес так и брызнули.

 

-Ну, что ж, мать. Завтра к Маше поедем… Маша, мы к тебе. Примешь? Петра твоего давно не видели. Пообщаемся. Все-таки родственники… Собери, мать, что с собой взять.

-Готовь рюкзак. Вон сколько еды осталось.

-Там допьем, доедим. Нам машину не вести.

-Нам машину не вести. Нет ее. Потому и не вести... Как за границу хочется, кто бы знал!       

 

 

Проза  @ ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ И СЛОВЕСНОСТИ. - №5. -  май. -  2014.                                                       

 

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: мая 03, 2014.