Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

 

 

Галина ТОМИЛОВА (Томск)

 

 

 

 

 

"Я ПРИЕДУ НА БЕЛОМ КОНЕ..."

 

 

 

 

* * *

Невесть отчего возникла печаль,

Тоскует метель за окном,

Быть может, по мне взгрустнули друзья,

Иль ангел коснулся крылом.

 

Метель за окном, в порывах тугих

Неистовство прожитых лет,

Неистовство чувств, не видно ни зги,

Мой ангел, ты здесь или нет?

 

Метели свирель, в ней скрытая весть,

Печаль или радость моя,

Я слышу тебя, мой ангел, ты здесь!

Иль все - же взгрустнули друзья…

 

* * *

В дебри углублялись долго

В царство огненного Змея

Вверх по славной речке Белой

Шли  по самый пояс вброд

А потом нам долго снилось

Будто шли мы не по пояс

А по самому по верху

Чуть касаясь белых вод.

 

Змея так не повстречали

Только было ощущенье

(Дело было жарким летом)

Что, порою, мы горим

И река тогда парила

Охлаждала, охраняла

Чтобы Змей не повредил бы

Нас дыханием своим.

 

Повстречали же Царь-рыбу

По пути нам было с нею

Только поняли не сразу

(Мы не знали про цариц)

А потом нам долго снилось

Как в руках ее держали

И как билось ее сердце

Как кричали стаи птиц.

 

Возвращались поздней ночью

Звезды падали на воду

И река опять парила

Как парное молоко

И такое ощущенье

Что мы так и не вернулись

И до дому, как и прежде,

Безвозвратно далеко.

 

* * *

 Не бывает ненужных людей,

Не бывает безвестных имен,

Все мы лучики чьих-то идей,

Отраженье минувших времен.

 

Продолжением рода людей –

В наших жилах горячая кровь,

И рожая стихи и детей,

Множим мы родовую любовь.

 

Выше званий, регалий и благ,

Завещаньем на все времена,

Как живой и трепещущий стяг,

Мы несем и храним имена.

 

Но превыше имен и идей –

Человек к человеку – народ,

Уважая, друг в друге людей,

Мы храним человеческий род.

 

 

 

Из сборника «Моя крылатая душа»

(Цикл «Земная женщина»)

 

Душа женщины

 

О, избавления час настал,

Огонь подступает к стопам,

И крик прощальный исторгли уста,

И боли нет – пустота.

 

И лица вокруг, еще вокруг:

Сквозь пламя – единый лик,

И лес заломленных в муке рук,

И не исторгнутый крик.

 

Еще мгновенье: и пламени жар,

И пепла горсть – подо мной,

И стала огромной душа, как шар,

Огромной, как шар земной.

 

И тени внизу, и страх, как спрут, -

Не пожелать и врагу,

О, я попрошу, и вас спасут,

Я помогу, помогу!

 

Восторг нестерпим: парад планет

Вселенским костром – надо мной,

Я вашей частицей лечу на свет,

Огромной, как шар земной.

 

* * *

Я приеду на белом коне,

Впрочем, женское ли это дело,

Но мужчиной не стать уже мне,

Даже если бы я захотела.

 

Крепко помня, себе не во зло,

Про заветное: «куры - не птицы»,

Я не сяду в чужое седло,

Прилечу я на белой орлице.

 

Без узды, без стремян и подпруг,

Покружусь, задыхаясь от воли,

Опущусь, обнимая подруг,

Преклонюсь перед женскою долей.

 

И пойму, что свобода не в том,

Чтоб кружить одинокой орлицей,

А чтоб высветлить собственный дом,

И чтоб было к кому приклониться.

 

Если ж воля, то - воля вдвойне,

Когда доля такая случится,

Пусть мужчина на белом коне,

Ну а женщина рядом - орлицей.

 

 

* * *

От любви хорошею, расцветаю,

Как нежный алый цветок,

Ах, если б смогла я дойти до края,

Ах, если б ты мне помог.

 

Ах, если б ты вышел мне навстречу,

Надежду на встречу даря,

Смогла б я поверить, что светит не вечер,

А утренняя заря.

 

И руки раскинув, тебе внимая,

На самом конце концов,

Почувствовать - ветер меня обнимает,

А солнце всходит в лицо.

 

И алый цвет мне станет знаком -

На самом конце видней,

Что раньше когда-то росла я маком

Среди замшелых камней.

 

А ты тогда был просто ветром,

Гуляка и вертопрах,

Не в силах расстаться с цветком заветным,

Ты поселился в горах.

 

И так отчетлива эта память

Подспудным огнем в крови,

Что хочется петь, и хочется плакать,

И хорошеть от любви.

 

 

Из сборника «Моя крылатая душа»

(Цикл «Исповедимые пути»)

 

* * *

Зима источилась капелью,

Бесснежные дали пусты,

Расцвечены бледной пастелью,

Леса предпасхально чисты.

 

-Пора мне, - душа обмирая,

Тоскует птенцом у окна,

-Пора мне в родимую стаю,

И я предвоскресно бледна.

 

А ты обо мне не печалься,

Я цветом живым наберусь,

Вернусь бирюзовою чайкой,

Лазурью в тебе отзовусь.

 

Печаль отпусти вслед за мною,

Подобная светлой судьбе

Она, напитавшись весною,

Голубкой вернется к тебе.

 

Туманятся очи от муки,

-На что без тебя я годна,

-Не плачь, слезы к долгой разлуке,

И помни, что ты не одна.

 

Настанет пора золотая,

Плодами наполнится лес,

Стихов разноцветною стаей

К тебе мы вернемся с небес.

 

* * *

Пошли мне, Боже, благодать -

Не вспоминать, но помнить,

Почтить, воздать, но продолжать,

Не подпевать, но полнить,

Струи живительных ключей,

Замусоренных было,

Песком струящихся речей

Зыбучих и унылых.

Пошли мне, Боже, жить и быть,

И плакать над стихами,

И век Тебя благодарить

За то, что Ты - над нами.

 

 

 

* * *

Пойдемте со мной в даль светлую,

Вот вам рука,

Там вечно царит безветрие

И облака

Упруги, как крылья лебедя,

Нежны, как шелк,

А совесть и милосердие

Имеют толк.

 

Здесь совесть и милосердие

Имеют толк,

Здесь бархатные созвездия,

Дожди, как шелк,

Слова, высоко парящие

Делам под стать,

До светлого настоящего

Рукой подать.

 

Пойдемте со мной в даль светлую …

 

 

Из сборника «Моя крылатая душа»

(Цикл «Открытая истина»)

 

* * *

Если чувствовать, слова приходят сами,

Из весны, из неба, в добрый час,

Необыкновенными камнями

Нижутся за жемчугом алмаз.

 

Бирюзой, рубином, изумрудом

Заиграют, тронешь их едва,

Становясь обыкновенным чудом

Дорогие русские слова.

 

Слово за слово, что золото червонно,

Драгоценным быть в веках привык,

Он блистает царскою короной

Над Землею русский мой язык.

 

Галина Томилова сама о себе: 

 Меня зовут Галина Томилова. Родилась я в сентябре ясной ночью, когда луна стояла в зените, но уже вступил в свои права день Веры, Надежды, Любви и матери их Софии.

Вскормили и воспитали меня мама и папа, бабушка и дедушка, тетя Нина, а также река Кама, клюквенные болота и старое русло Камы, которое почему-то называлось Истоком.

Местность эта сплошь колдовская и по сию пору, так как заселена удивительным, светлым народом – православными язычниками коми-пермяками. Частица их магической крови течет и во мне, за что я благодарна судьбе, так как более естественного состояния пребывания в природе и обращения с ней как со своим продолжением, светлым пониманием стихий и умением вступать с ними в контакт, я не встречала более нигде.

Вот так жила-была, подрастала вместе с соснами, которые были посажены  в тот же год, что я родилась, вокруг больницы, в которой родилась и я, и которые, к сожалению, сейчас вырубили и построили улицу, но здание больницы все то же, как и той ясной ночью, когда луна была в зените.

А, выросши, с большой тоскою, но и с огромной верой, что вернусь обязательно, оторвалась от сосен и Камы, от мамы и поехала учиться на геолога. Но так пришлось, что вернулась в реальности туда всего два раза, а в нереальности живу с этим ежесекундно.

Впереди светился средний Урал с синими горами и первыми кострами, с неистовством и сладкой безнадежностью первой любви, радостью познаний и зарождением дружеских связей - которые навек. Все так и было, и так и есть – и все это прекрасно.

А вот тут и начинается самое трудное, потому что после окончания учебы и распределения для меня начался Горный Алтай, а трудное – потому что ни выразить, ни описать, ни с какой даже сотой долей достоверности его невозможно, потому что ни есть в земном обращении ни слов, ни интонаций, ни нот, ни красок, чтобы возможно было хоть капельку прикоснуться к возможности передачи того чувства, которое живет там и вливается во всех кто бывает там – в кого - больше, в кого – меньше, кто, сколько только может взять и имя этому чувству – любовь, та самая любовь, которая есть Бог.

А теперь в реальности Томск, боготворимый многими и многими поколениями, родившимися, учившимися, женившимися, жившими здесь и умиравшими, приходящими и уходящими.

И я благодарна городу за то, что он, именно он, дал мне возможность хотя бы едва-едва прикоснуться словами к тому, что я привезла сюда в своей душе и осознать ту радость и любовь, которая "никогда не перестает" и которыми, в надежде быть услышанной, я хотела  поделиться.

Вот и вся моя автобиография, которая, к счастью, еще длится...

 

Вернуться в начало текста

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 29, 2012.