Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание

Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Живой журнал"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

 

 

Шефнер Вадим Сергеевич [р. 30.12.1914 (12.1.1915), Петроград] - 5.01.2002 г.], русский советский писатель. Член КПСС с 1945. Родился в семье военного. Учился на рабфаке при Ленинградском университете. Участник Великой Отечественной войны 1941—45. Сборник стихов "Защита" (1943), поэма "Встреча в пригороде" (1945), повесть "Сестра печали" (1970) посвящены героическим защитникам Ленинграда. В сборниках стихов "Знаки Земли" (1961), "Своды" (1967), "Запас высоты" (1970) — тяготение к традициям русской философской лирики. Автор фантастических или "полувероятных" историй, занимательных, ироничных, поднимающих нравственные вопросы: повести "Девушка у обрыва, или Записки Ковригина" (1964), "Человек с пятью “не”, или Исповедь простодушного" (1967), "Круглая тайна" (1970).

Соч.: Избр. произв., т. 1—2, Л., 1975; Имя для птицы. Повести, Л., 1976.

Лит.: Кузьмичев И., Вадим Шефнер. Очерк творчества, Л., 1968; Резников Л., Тревожная любовь к человеку, "Нева", 1971, № 10; Македонов А., Вадим Шефнер, в сборнике: Портреты и проблемы, Л.,1977.

 

Подготовка материала к публикации А. Балтина (Москва).

 

СТИХИ  ВАДИМА  ШЕФНЕРА

 

Банальная песенка


 
Когда сюда входила ты, 

То на оранжевых обоях, 

Как в поле, синие цветы 

Цвели в те дни для нас обоих.

Но ныне облик их не схож

С цветами подлинными в поле,

Обои выгорели. Что ж, 

А мы-то лучше стали, что ли?

Расстались мы давным-давно... 

Как говорится, песня спета...

Я не снимаю все равно 

Стенного твоего портрета:

Под ним, хранимы в темноте 

Тобой - от солнца и от пыли, 

Цветы не выгорели те 

И помнят всё, что мы забыли.

 

 

Вечность


 
Когда последняя беда 

Опустит свой топор, 

Я упаду, как никогда 

Не падал до сих пор.


 
Не так, как листья в листопад 

Иль ко дну корабли, -  

Я буду падать, падать, пад... 

И не коснусь земли.


 
Я врежусь в купол голубой, 

В небесные пары, 

Я буду прошибать собой 

Нездешние миры.


 
Сквозь звезды, через темноту, 

Через хвосты комет 

Я буду падать в высоту 

Сто миллионов лет.


 
(1971)


 
ВОРОТА В ПУСТЫНЕ


 

 
Синеют древние письмена

На изразцах колонн.

«Ворота счастья» -  надпись дана

На арке с двух сторон.


 
По эту сторону и по ту - 

Горькие солонцы, 


 
По эту сторону и по ту 

Строит мираж дворцы.


 
Путник, дойдя до этих ворот, 

Надеждой давней томим, 

Войдет в них, выйдет, мир обойдет - 

И снова вернется к ним.


 
Он станет в их тень, в прохладную тьму, 

Взгрустнет о пути своем:

«Где мое счастье, я не пойму:

В грядущем или в былом?»


 
И снова он по кругу пойдет, 

Подавив усталости стон. 

А счастье  - только в тени ворот, 

Но об этом не знает он.


 

 

Воин


 
Заплакала и встала у порога,

А воин, сев на черного коня,

Промолвил тихо: "Далека дорога,

Но я вернусь. Не забывай меня."


 
Минуя поражения и беды,

Тропой войны судьба его вела,

И шла война, и в день большой победы

Его пронзила острая стрела.


 
Средь боевых друзей - их вождь недавний -

Он умирал, не веруя в беду, -

И кто-то выбил на могильном камне

Слова, произнесенные в бреду.


 
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 


 
Чертополохом поросла могила,

Забыты прежних воинов дела,

И девушка сперва о нем забыла,

Потом состарилась и умерла.


 
Но, в сером камне выбитые, строго

На склоне ослепительного дня

Горят слова: "Пусть далека дорога,

Но я вернусь. Не забывай меня."


 
(1939)


 

 

"Душа - общежитье надежд и печалей..."


 

 
Душа - общежитье надежд и печалей.

Когда твое тело в ночи отдыхает,

О детстве, о сказочном давнем начале

Во сне потаенная память вздыхает.


 
И снятся мечте неземные открытья,

И лень, чуть стемнеет, все лампочки гасит,

И совесть, ночной комендант общежитья,

Ворочается на железном матраце.


 
И дремлет беспечность, и стонет тревога –

Ей снятся поля, окроплённые кровью.

И доблесть легла отдохнуть у порога,

гранату себе положив к изголовью.


 
А там, у окна, под звездою вечерней,

Прощальным лучом освещенная скудно,

На праздничном ложе из лилий и терний

Любовь твоя первая спит непробудно.


 

 

Дом, предназначенный на снос


 
Двери — настежь, песни спеты, 

Счетчики отключены, 

Все картины, все портреты 

Молча сняты со стены.


 
Выехали все живые, 

Мебель вывезли — и весь 

Этот дом вручен впервые 

Тем, кто прежде жили здесь.


 
Тем, кто в глубину погоста 

Отошли на все века... 

(А под краской - метки роста 

У дверного косяка...)


 
В холодке безлюдных комнат 

Не осталось их теней, 

Но слои обоев помнят 

Смены жизней и семей.


 
Здесь покоя не ищите 

В упаковке тишины, — 

Здесь взрывчаткою событий 

Этажи начинены.


 
Здесь — загадка на загадке, 

Свет и тьма, добро и зло... 

Бьет мальчишка из рогатки 

В запыленное стекло.


 
(1965)


 

 

"Звезды падают с неба..."


 

 
Звезды падают с неба 

К миллиону миллион. 

Сколько неба и снега 

У Ростральных колонн!


 
Всюду бело и пусто, 

Снегом все замело, 

И так весело-грустно, 

Так просторно-светло.


 
Спят снежинки на рострах, 

На пожухлой траве,

А родные их сестры 

Тонут в черной Неве.


 
Жизнь свежей и опрятней, 

И чиста, и светла -  


 

 
И еще непонятней, 

Чем до снега была.


 
(1970)


 

 

    *    *    *

Мастерство  словесное  оснасткой

Мысли  хорошо  укреплено.

Сладкой поэтическою сказкой

Видеть нам реальность не дано.

 

Так бушует адово реальность –

Наплывает чёрною волной.

Предлагать считает инфернальность

Явью, яви разрушая строй.

 

А стихи гармонией самою

Прозвучат, и куполом даны –

Высотой даны над головою

и над бездной непростой страны.

 

 Александр  Балтин

 

   


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 28, 2012.