Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

Наши друзья:

 

Владимир СЕМИБРАТОВ (Киров)

Ученый-историк, этнолог и религиовед, фольклорист и литературный критик  Владимир Константинович Семибратов – не только один из ведущих краеведов Волго-Вятского региона, но еще и оригинальный поэт, пришедший в этот мир "со своим стихотвореньем".

 А истоки его жизни и многочисленных и глубоких знаний и дарований таятся в уже не существующей на карте Кировской области деревне с поэтичным названием Медовый Ключ, что была в Малмыжском районе.  Автор Журнала литературной критики и словесности: Семь стихотворений; "У каждого из нас своя Россия", "Будем Пушкина читать"

 

 

РУССКАЯ ОЙКУМЕНА

 

Из новых стихотворений

 

 

РУССКАЯ ОЙКУМЕНА

 

Если ещё думаешь ты,

Будто мы часть Европы,

Знай, что у них там сжигают мосты,

Ну а у нас их топят.

 

Да и Восток тоже, увы,

Нам не указ с тобою:

Вместо того, чтоб скакать через рвы,

Лучше их там зароют.

 

Пусть и глядит по сторонам

Символ наш  двухголовый,

Только царьградской уж более нам

Не ощутить основы.

 

Между двумя стульями мы

Славно смогли ужиться.

Ценность тюрьмы, как и ценность сумы,

В душах  у нас гнездится.

 

Страсти души тщимся унять

Совестью – не законом.

Не потому ли так значим опять

Символ: топор с иконой?

 

 

ВЯТСКИЕ

 

Мы дали Отечеству Грина

И наш Заболоцкого стих,

И в вятскую землю Марина

Ушла от страданий своих.

 

Необщим лица выраженьем

Мы смотримся средь россиян.

Медлительно наше движенье,

Оглядка у нас не изъян.

 

Мы в русском миру на запятках,

Но мы не стыдимся того,

Иначе б утратила Вятка

Природы своей естество.

 

 

КОРОЛЕНКО

 

Сказал писатель: «Впереди – огни!»,

И стала фраза пламенным девизом

Для тех, кто хочет что-то изменить

И, не страшась, судьбе бросает вызов.

 

Бросал и он, препонам вопреки,

Сумев пробиться к всероссийской славе

И написав отважные листки

В охваченной безумием Полтаве.

 

«Ненастоящий город» и Сибирь,

«Карман России» и чужие Штаты

Вошли навеки в созданный им мир,

Людской взаимопомощью богатый.

 

И как нас в три погибели ни гни

Реалии сегодняшнего быта,

Мы твёрдо знаем: «Впереди – огни!»

И мы не у разбитого корыта.

 

 

РУССКИЙ ЕВРЕЙ

 

Не Палестина – русская планида

Его судьбою стала на века,

Где беленькие звёздочки Давида

Зимой летят на полы сюртука.

 

Чужое как своё благоговейно

Приняв душой совсем  не напоказ,

Он дал Руси мотивы Рубинштейна,

Кисть Левитана, Пастернака сказ.

 

Не двести лет, а тысячу и боле,

По сути став сиамским близнецом,

Он с русским делит радости и боли

(С последними особенно знаком).

 

Хотя, конечно, были и другие

(Не без урода всякая семья),

Но лозунг «Бей жидов, спасай Россию!»

Умом и сердцем не приемлю я.

 

Мила мне Яна Френкеля «Калина»

А иногда лекарством от тоски

Бывает песнь об улицах Берлина,

По коим «едут наши казаки».

 

 

Да и о чём твердить, когда доныне,

В отличие от многих-многих стран,

В России называют часто сына

Древнееврейским именем Иван!

 

 

* * *

 

Тарелки с трюфелем французским

Усердно лижет наша «знать».

Когда она вздохнёт по-русски?

Нам не дано предугадать.

 

Но сохранится в стаде малом,

В его народной глубине

Презренье к голубому салу,

Любовь к не нынешней стране.

 

 

* * *

 

Начинаю утро с «Цитадели»,

По главе читая каждый раз

На душевном созданный пределе

Сент-Экзюпери «Экклезиаст».

 

Как изжить возможные напасти?

Что такое дружба, верность, стыд?

Для чего нам счастье и несчастье?

Всё расскажет мудрый эрудит.

 

Тесно сбиты «Цитадели» фразы –

Это крепость духа и души.

Как лекарство от любой заразы

К нам на помощь книга поспешит.

 

Начинайте утро с «Цитадели».

Вам воздаст сторицей каждый час,

Что потрачен на благие цели –

Сент-Экзюпери «Экклезиаст».

 

 

* * *

 

Дождь идёт, и я иду за ним,

Покрывалом зонтика храним.

Жизнь идёт, и я иду по ней

В череде сменяющихся дней.

Всё пройдёт, и я пройду со всем,

Не вмещаясь ни в одну из схем,

Чтоб вернуться песней и стихом

В милый край, исхоженный пешком.

 

 

* * *

 

На крыше брошенного склада

(Ну, кто б о том подумать мог?!),

Как иллюстрация к балладе,

Растут рябинка и дубок.

 

Переплетясь руками веток,

Ногами маленьких корней,

Они живут на белом свете

В родстве сиамского прочней.

 

Не в силах даже ураганы

Их друг от друга оторвать,

Но только поздно или рано

И им придётся умирать.

 

Не ту они сыскали нишу,

Чтоб длились долго их года…

Обрушит злое время крышу,

Настанет страшная беда.

 

Но, может быть, на их могиле,

Когда тому настанет срок,

Взметнутся к небу в юной силе

Ростки: рябинка и дубок.

 

 

* * *

 

С точки зрения Вечности

Всё на свете – тщета.

Предъявляйте беспечности

Вашей жизни счета.

 

Пусть не будет скупой она

На хорошие дни,

Чтобы сшиты и скроены

Были ладно они.

 

Благодать недеяния

Да коснётся души,

Чтоб пришло осознание,

Что все дни – хороши.

 

С точки зрения Вечности

Тьму развеет рассвет.

Предъявляйте беспечности

Свой счастливый билет.

 

 

* * *

 

Виктору Кобисскому

 

Снова осень – и вновь красота.

Не цветенье, а только обман.

Еле слышно паденье листа,

И висит моросящий туман.

 

Паучок свои нити не вьёт –

Никого в них уже не поймать.

Человеку обдумать житьё

Лучше времени и не сыскать.

 

Под ногами – хрустящий ковёр,

На щеках – поцелуй ветерка.

Не зажечь ли из листьев костёр?

Не взгрустнуть ли о прошлом слегка?

 

 

* * *

 

Природа вымыла асфальт

И приготовилась к зиме.

Перебирает ветер-скальд

Листвы осенней позумент.

 

Звучит прелюдией тот шум

К хоралам зимних непогод.

И лишь одно тревожит ум:

Ещё один уходит год.

 

Ещё короче стали дни,

Что отпустила нам судьба…

И всё угрюмее звенит

Побед и радостей труба.

 

 

 

ВАРИАЦИЯ НА ЗИМНЮЮ ТЕМУ

 

…Вправо – крестики вороньи,

Влево – заячьи следы.

 

Дмитрий Кедрин

 

Стала милой и хорошей

Побелевшая земля,

Словно мягкий плат наброшен

На леса и на поля.

 

Чтобы этот плат украсить,

Вдруг, откуда ни возьмись,

Разудалый заяц скачет,

Следом – лось и даже рысь.

 

А куда же без вороны?

С гордым видом и она

Снег уверенно боронит,

Оставляет письмена.

 

Эти белые на белом

Колоритные шрифты

Пропечатаны умело

В продолжение версты.

 

И пока иду по полю,

Я читаю, как с листа,

Про зверей, что любят волю

И родимые места.

 

 

 

* * *

 

Живём мы к солнышку повыше,

И часто слышим, как над нами

Неспешно голуби на крыше

Воркуют долгими часами.

 

О чём, о чём они судачат?

Что обсуждают вдохновенно?

Свои удачи, неудачи,

Проблемы местные, наверно?

 

Или, как люди, планы строят?

Куда лететь, к чему стремиться?

Что там, за дальнею горою,

Куда успело солнце скрыться?

 

Мы с птицами не одиноки

И смотрим сверху с ними вместе

На вод весенние потоки,

На шумных улиц средокрестье.

 

 

Поэзия @ ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ И СЛОВЕСНОСТИ, №7 (июль) 2013 год

 

 

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: июня 30, 2013.