Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание

Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Живой журнал"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

 

 

 

Нина Кузьминична Морозова - коренная москвичка, жительница Арбата. Ветеран труда. Член Литературного Объединения «Арбат». Печаталась в "Альманахе – 2009", газете "Вестник "ЗОЖ"".  Член ветеранской организации №5, Арбат. 

Нина Морозова (Москва)


ЗИМНЯЯ ЭЛЕГИЯ
(цикл сонетов)

НЕ ПОВЕЗЛО

Опять зима с морозом запоздала.
Ночь. Лепит мокрый снег и бьёт в стекло.
Один звонок и всё на свете зло
В сплошной комок судьба моя связала.

Вся жизнь – раскрой, тяжёлое лекало
По цифрам, по бегущему табло.
И поезд мой ушел. (Не повезло).
Последний, от затихшего вокзала.

Ответьте же, ответьте кто-нибудь:
(Я уж давно не спрашиваю Бога).
«Ну почему одним свободный путь?

Другим – всегда тернистая дорога?»…
Ни друг, ни враг, ни Бог не отвечает.
Зима берёт свое: мороз крепчает.


 
НЕ МОГУ УЙТИ

                                         Валентине

Сонет, сонет, поплакаться в жилетку,
А больше некому - тебе хочу,
С закрытым ртом отчаянно кричу.
Я так ошиблась, я попала в клетку.

Поставила судьба клеймо иль метку-
Я терпеливо этот крест влачу
И благородному в плен палачу
Сдаюсь за очень мелкую монетку

Гнетёт отчаянье в конце пути-
Стара, слаба, болезненно ранима.
Но для Вампира всё ж незаменима.

Хоть дверь открыта, не могу уйти.
Цветы к ногам бросали справа, слева.
Не плачь, униженная королева!


Я НЕ ПИШУ ТЕБЕ СТИХОВ

Морозной ночью скрипнула фрамуга,
Впустила тайно белую пургу.
К тебе я обращаюсь, как к врагу,
Зима, черна твоей пурги услуга.

Цветы ещё живые на снегу,
Их равнодушно заметает вьюга.
Ушла в метель свистящую подруга.
Смириться с этим горем не могу.

Я не пишу тебе стихов, зима.
И кто-то скажет, что сошла с ума,
В потере злую зиму обвиняя.

Пора простить! Но ледяною хваткой
Она на жертвы остаётся падкой,
Убийственных привычек не меняя.



ГОЛОВОКРУЖЕНЬЕ

Разрыв земного притяженья,
Средь стен космический полёт
И страха вяжущий налёт.
Диагноз – головокруженье.

Болезненное напряженье.
Какой по счёту оборот?
По нервам оголённым бьёт
Круг нереального движенья.

С судьбою- колесом ужиться…
Вставать и падать, вновь кружиться.
В жестоком диком наважденьи

Вокруг оси смертельной вьюсь.
Найду ль в мученьях наслажденье,
Или однажды разобьюсь?


 
УЙДУ! 

Уйду в слепую ночь, в метель шальную
От мира, не понявшего меня,
От боли – в жерло вечного огня,
И к снегу на прощание прильну я.

Не оттолкнёт уставшую, больную,
Засыплет, тайну страшную храня,
А при рожденье рокового дня
Под белым снежным саваном засну я.

Греховная душа – ты не для Рая!
И боль пусть корчится, в аду сгорая,
Ей дьявольским грехом упиться надо.

Напрасно обращала взор к иконам.
Хоть и жила по божеским законам,
При жизни я вкусила муки ада!



ПОЛНОЛУНЬЕ

Не верь молве, я вовсе не колдунья,
А злые языки пусть говорят,
Что странный и болезненный мой взгляд.
Виновница тому-луна- шалунья.

В наследство бабушка моя певунья
Оставила магический обряд,
Настроенный на музыкальный ряд
Загадочного диска полнолунья.

Не приняла я песни той секрета
И от коварного страдаю света,
От лунного холодного сгораю.

Я жертва мести, мне укрытья нет
И в наказанье много тяжких лет
Я полнолунной ночью умираю.



СОРОКОВИНЫ

К окну летят снежинки-мотыльки,
А сорок дней назад стучала птица,
Чтоб острым клювом в сердце мне вонзиться,
Вручить перо для траурной строки.

Судьбы листок – печальная страница-
Любовь короткая до гробовой доски
И душу разъедающей тоски.
Какому Богу мне теперь молиться?

Как беззащитен мир любви и тонок.
Мой взрослый сын растерян, как ребёнок.
Судьбы удары – снежные лавины.

Миг роковой – безмерное страданье-
С душой родной последнее прощанье.
Сегодня у неё СороковИны. 

27.12.09



ЗЛОЙ РОК

Судьба, да не мечись ты между нами,
И к сыну не носи мою беду!
Написана на проклятом роду:
То буря, то смертельное цунами.

Не защитить заклятьем и стенАми,
Коли угодно божьему суду.
Он не в гармонии, он не в ладу -
Судьбы моей нерадостный орнамент.

Нет ни одной полосочки счастливой,
Ушли родные, погибает сад,
Не стало яблонь, засыхают сливы -

Орнамент из сплетения утрат.
Злой рок уймись, лишь я в грехах повинна,
Терзай меня, не трогай сад и сына! 



НЕ УХОДИ

Не уходи, там темень, чернота,
Там неизвестность, ледяная стужа;
Там жизни нет, там пустота
И вороны уже над жертвой кружат.

Ты не закончил своего холста
И с Музой чувственной, как прежде дружен,
Не исписал последнего листа.
Не уходи, вернись, ты так мне нужен.

Еще не для тебя последний путь.
Ну, кто поможет мне любовь вернуть?
Я брошусь в ноги к Музыке – она

Моей любви спасительная сила.
« Не уходи!» - Мелодия просила.
Но я тебе, похоже, не нужна. 


.
ПРОЗРЕНИЕ 

Всё бьюсь у неприступного барьера.
С прозревших глаз спадает пелена.
Здесь в многолюдном мире я одна.
Ушла надежда, угасает вера.

Любовь, друзья, привязанность, карьера
И радость материнства мне дана,
Но счастья линия едва видна.
Так в чьей суровой власти эта мера?

Порывы творчества, триумф, успехи -
Ушедшей жизни памятные вехи
На пике, на небесной высоте.

В гаданьи нет нужды, в пророчестве.
Конец пути во мраке, в темноте:
Все смерть встречают в одиночестве. 



ЭПИТАФИЯ 

Она охотилась за мной повсюду.
В то время я ещё не родилась.
Смерть бомбой рядом с мамой взорвалась,
Оставив раны и осколков груду.

Не счесть, войною скошенного люду.
Она со мною наигралась всласть.
Казалось, с этим миром связь рвалась.
Я оживала, вверенная чуду.

Устало сердце загнанное биться.
«Костлявой» выдала меня больница:
У смерти в услуженьи – мафия!

И вот уже в цветах моя могила,
Над ней склонился спутник жизни милый-
Сонет печальный – «эпитафия». 

 

 

 

 

СТИХИ О СТИХОТВОРНЫХ РАЗМЕРАХ 

ЯМБ 

Как тоны сердца в ритм стучат 
И дирижёра чётки взмахи, 
Анапест, дактиль, амфибрахий 
Трёхсложной музыкой звучат. 

И ямб с хореем не молчат 
В любимой пушкинской "рубахе". 
Двухсложные оставив страхи, 
Рука и сердце стих строчат. 


АНАПЕСТ 

Ритмы чёткие в сердце поэта стучат, 
Исчезают сомненья и страхи. 
Бодрый дактиль с анапестом лёгким звучат 
К ним трёхсложный спешит амфибрахий. 


АМФИБРАХИЙ 

И пушкинский ямб и хорей не молчат - 
Любимый размер для сонета, 
Когда рука с сердцем сонеты строчат, 
Мне Пушкин мигает с портрета! 


Х О Р Е Й 

Я остерегаюсь ассонанса 
Там, где клаузулы Ренессанса 
Женским слогом и ещё мужским, 
Диссонанса забываю строй. 
Мне по нраву новый рифме гимн - 
Самый вечный Пушкина герой. 


Д А К Т И Л Ь 

Рифмы и ритмы, сливаясь с сюжетом, 
Жизненным вдруг наполняются светом. 
Разума, чувства, эмоций творенье - 
Так вот рождается стихотворенье! 

 

Декабрь 2009г. 

 

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 28, 2012.