Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

Наши друзья:

 

Андрей КОЗЫРЕВ (Омск) 

 

 

Кратко об авторе: Родился в 1988 г. Живет в г. Омске. Автор ряда поэтических сборников («Небо над городом» (2008 г.), «Мелодия для луны с оркестром» (2009 г.), «Терпенье корней» (2010 г.), «Любовь чайника» (2013 г.), «Дневник одного путешествия» (2014 г.), «Человек говорит» (2014 г.). Публиковался в жж. «Арион» (Москва), «Кольцо А» (Москва), «Журнал ПОэтов» (Москва), «День и Ночь» (Красноярск), «Гостиная» (Филадельфия), «Книголюб» (Алма-Ата), «Голоса Сибири» (Кемерово), «Литературный Омск», «Литературный меридиан» (г. Арсеньев), альманахах «Складчина» (Омск), «Точка зрения» (Омск), «Менестрель» (Омск), «Мой любимый город» (Москва), «Загадки души» (Рязань), «Тарские ворота» (Омск), «Путник» (Херсон), «Подлинник» (Кишинев), омских журналах «Пилигрим», «Омская Муза», «Виктория», «Иртыш-Омь», коллективных сборниках «Откровение» (Омск), «И дуют ветры с реки Тишины» (Омск), «Родина… Память… Победа…» (Омск), газетах «Литературные известия» (Москва), «Интеллигент» (Нью-Йорк), «Омский университет», «Литературный Дом», «Пульс» (Омск), «Звезда Прииртышья» (Павлодар). 

       Участник Международного Волошинского фестиваля. Руководитель литературной студии «Магнит». Главный редактор литературно-худо жественных альманахов «Точка зрения» и «Менестрель».

       Лауреат областной литературной премии им. Ф.М.Достоевского (2009 г.). Лауреат областного конкурса им. П.Васильева (2009 г.). Призёр городского поэтического конкурса «Омские мотивы»(2009 г.). Двукратный лауреат литературного фестиваля «Откровение» (2006 и 2008 г.) Лауреат Второго всероссийского кутиловского фестиваля в трех номинациях (Омск, 2011 г.). За достижения в творческой деятельности трижды удостоен грантов и стипендий Министерства культуры Омской области (2002, 2007, 2008 гг.). Автор Журнала литературной критики и словесности: Пропись в клеточку. Сегодня мы представляем переводы Андрея с португальского. 

 

ЛУИС КАРЛОС ФРЕИТАС (Бразилия)

 

http://static.wixstatic.com/media/619db7_0fe5aa1a3ee94b5dac7076f9fb7898cf.jpg_srz_p_223_332_75_22_0.50_1.20_0.00_jpg_srz

 

От переводчика: Луис Карлос Фреитас родился в 1955 году в городе Пелотас-Риу-Гранде-де-Сул, Бразилия. Журналист и писатель. Из бедной семьи, начал работать очень молодым, освоил самые разнообразные профессии, прежде чем начал работать в области журналистики. Был репортером, редактором и главным редактором газеты "Жэньминь жибао" в Пелотасе.

Он рано почувствовал очарование детских книг и никогда не переставал их читать. "Это была любовь с первого взгляда, я был заражен вирусом, который умрет со мной", говорит он. В возрасте 13 лет Луис начал писать рассказы и повести, в17 завершил первый роман "Плод чрева твоего». С тех пор прошло более 40 лет, в течение которых Фреитас опубликовал восемь книг. Его произведения неоднократно издавались в Испании и Италии, но до сих пор неизвестны в России.

По мнению Луиса Фреитаса, литератураэто путь для униженных и оскорбленных. Его книги часто полны мятежных героев, размышляющих и ищущих перемен. Писатель пытается изобразить жизнь, как она есть, и указать на возможность более справедливого, братского мира. Ненасытный читатель, Фреитас пытается продолжать традиции великих классиков литературы. Он специализируется на жизни и творчестве русского писателя Достоевского, в котором находит ​​источник вдохновения.

Недавно, в 2011 году, врачи объявили Фрейтасу диагноз: рак желудка. Эта болезнь была наследственной в роду писателя: его отец, дед и дяди умерли от этой болезни. Луису сделали операцию и вырезали опухоль вместе с частью желудка  Семь месяцев спустя рак вернулся, охватив желудок, поджелудочную железу и селезенку . В 2012 г. была сделана еще одна операция. В больнице в послеоперационный период писатель заразился внутрибольничной инфекцией, которая оставила его на 15 дней в коме. Врачи отказались бороться за его жизнь. Он выжил. И продолжает писать, как никогда, цепляясь за жизнь с упорством и неуемным желанием не покидать сцены этого мира до тех пор, пока не воплотит в жизнь свои мечты и замыслы. Фреитас считает, что писатель должен жить, пока любит жизнь, людей и природу.

Предлагаем читателю перевод трех его стихотворений в прозе, выполненный Андреем Козыревым. Перевод сопровождается текстами на языке оригинала.

 

   

Insônia

 

À semelhança de milhares de outros, o dia se esvai, rotina asfixiante, mar inundado de aflição, prisão sem grades, o rebanho retorna ao curralquatro paredes encerram o inferno e o paraíso -, é hora de descansar. Descansar? E as queixas? Da mulher, dos filhos, da sogra...E os atentados no Líbano? Na Rússia? A fome na África? A discriminação contra as mulheres e os gays?... Será que agora é a vez da Síria, quem sabe do Brasil? OIraque já era, Afeganistão também... É hora do plim-plim da Rede Globo de Televisão– milhões de robôsobedecendo à cartilha. Guerras, assaltos, mortes, fome, miséria... Deu no Jornal Nacional! E depois tem a novela e... Que legal!Hoje é dia de paredão do Big Brother! Amanhã, - que bom ! - tem futebol! Amanhã,e no dia seguinte, no outro, na sexta, sábado e domingo também tem futebol, antes do “Faustão”... É fantástico!

Com os sentidos amortecidos, um milhão de neurônios a menos, consciência crítica em adiantado estado de putrefação, é hora de dormir! Amanhã recomeça tudo, sempre igual – dias gordos, balofos de tédio e desesperança! Fazer o quê? E este ronco irritante? Como dormir? E as dívidas? O imposto de renda, a conta do telefone celular, do IPTU, IPVA, internet, energia elétrica, TV a cabo, mensalidade da escola... Salário miserável! E esta insatisfação que corrói a alma, este sentimento de vazio, sensação feita de angústia e melancolia? Insônia!

A lenta mas irrefreável agonia que atinge os espíritos sedentos de liberdade me fazem crer que o caos está próximo. Ainda que se mascare a realidade, pintando-a com as cores do arco-íris, quem ousarolhar através do véu que encobre e verdade pode enxergar o inferno, tal como Dante o eternizou. O sorriso paira nos lábios, encobrindo o choro, ricto de dor que se esconde sob uma carranca eivada de sulcos, face envelhecida, marcada pelos rigores da vida. Palavras são jogadas ao vento. Talvez não mereçam crédito, pois saem da boca em golfadas, como se vomitadas. Bater na mesma tecla, insistir, fazer da sinceridade e da verdade objetivos de vida! Pra quê? Quem sabe não seria melhor integrar as fileiras da hipocrisia e da mediocridade?

A pureza, hoje, não encontra guarida em nenhum lugar, é andorinha num voo cego, navio à deriva, nave sem rumo. Desvendar a verdadeira face, mostrar-se desnudo... Quem pode ver além do trivial? Afinal, não estamos todos marcados pelo ferro em brasa da massificação, marionetes manipuladas por desejos inconfessáveis? Mais vale encobrir os reais propósitos, dissimular, contar um conto aumentando um ponto, desviar o olhar dos olhos que pousam nos seus, tentando esconder aquilo que teima em mostrar-se... Não! Digam o que disserem, façam o que fizerem, o que realmente vale é a fidelidade - fidelidade à própria consciência! A vida pode ser dura, difícil, até mesmo madrasta, mas é passível de ser transformada em poesia, cultuada por valores que, tidos como ultrapassados, ainda assim é a única forma conhecida para que se possa sorvê-la em goles pequenos, inebriantes, tal um cálice de licor.

A alegria, suplantada a agonia, está na flor que desabrocha, no raio de sol que rompe as trevas, no pôr do sol e nas gotas de chuva que molham o rosto do caminhante que passa sem pressa; também está na coragem de enfrentar e sobrepujar medos e inseguranças, aceitando o que a vida tem de melhor para nos oferecer. Desconhecer esse benefício, virar as costas às condescendências do destino, pode transformar alegria em agonia ou, pior, em solidão e tristeza.

E o embate persiste – me acode, sono!Meia-noite, uma, duas horas da madrugada... e nada!A mente fervilha de cenas, ideias, acontecimentos, em total descompasso com o corpo, cansado – ah, como eu queria dormir!E aquele chefemal-humorado e prepotente que não larga do meu pé! E Aline, a secretária gostosa, loura, linda e inalcançável?Ah, se ela me desse bola! E essa mulher aí ao lado, essa que ronca como uma porca - uma porca gorda, feia e rabugenta? Ontem era eu um menino, cheio de sonhos; hoje sou um arremedo de gente, infeliz, amargo e triste, perdido nesta selva repleta de desamor e desencanto... E amanhã? No que estarei transformado amanhã? Até quando poderei suportar? Não é mais sensato dar um basta agora, enquanto ainda há tempo? Mas, como?Terei coragem, algum dia, de jogar tudo pro alto e recomeçar? Se ao menos ela não roncasse tanto! Se ao menos ela não se queixasse tanto, me deixasse em paz com suas lamúrias e reclamações... A tortura no trabalho até dá pra suportar; mas chegar em casa todas as noites e ouvir a mesma ladainha, encontrar uma mulher ranzinza, chata e resmungona, crianças brigando e gritando, é dose!... Queixas, queixas e mais queixas, um verdadeiro suplício! Não, isso não dá mais pra aguentar.

Desgarrado, o pensamento voa – pássaro sem asas -entre a fronteira do sono e da vigília, adquire vida própria, já não obedece ao comando do cérebro e começa a brincar -um jogo de palavras: Flor, dor... amor! Carinho, sozinho... passarinho! Sonhar, luar... amar! Crer, perder, sofrer... quem sabe aprender! Solidão, pão e chão, tudo ilusão! Amor, flor... dor! Passarinho, sozinho... carinho! Amar, sonhar... luar! Aprender, quem sabe? Sofrer, perder... crer! Tudo ilusão, tudo em vão, solidão... pão!O sono vence a insônia, finalmente. Alívio, enfim a paz, a fuga perfeita pra um mundo irreal. E então, sonho; um lindo sonho!Caminho....

Um grito ecoa na imensidão da noite. Quem será? O que foi? Assalto? Assassinato? Desespero, talvez, ou apenas algum entrevero, quem sabeSilêncio absoluto! Novamente o mergulho no sono profundo, sonhos, pesadelos, gosto amargo na boca, imersão total no vácuo.

Os primeiros alvores da manhã despontam no horizonte, suave brisa espanta os resquícios da noite, tosse surda sinaliza que tudo recomeça. Lutar, buscar... trabalhar! Ganhar, perder, esconder... Poder, ser... conhecer? Fazer, escrever, talvez ler. Ação? Reclamação, pão... solidão! Tortura, largura, jogo de cintura, fartura? Lisura? Todos buscam o quê? O tal capital, a tão sonhada felicidade, paz de espírito? Reflexão, perdão, integrar o pelotão, fuzilar o João? É hora de correr... Mas para aonde? O recesso do lar? Talvez seja melhor tentar alcançar os raios do luar... sonhar! Mas agora quem reina é o sol, ainda que por pouco tempo. E ele brilha, dominador, prepotente, onipotente, com sua luz, onipresente! Céu tomado de azul, nuvem nenhuma, quatro gatos se refestelam ao sol. Velhos senhores de aspecto respeitável tomam assento nos bancos da praça, crianças desnutridas, vestes rotas, procuram... Pão? Ilusão? Perdão? Ou quem sabe querem cantar uma canção? Pássaros deixam a tranquilidade dos ninhos. Mais um dia árduo! É a vida. Se assim não fosse, pra que viver? A recompensa, qual é? Ir navegando, levando, sonhando, mastigando o alimento que alguém nos põe na boca. E os sonhos? Sonhar pra quê? Finalmente o olhar do faminto homem pousa no rosto formoso daquela que caminha passos curtos e apressados. Sacia sua fome, embora saiba que, insaciável, nunca aplacará. O véu escorrega da facee um novo dia chega...

 

 

Бессонница

 

День исчез без следа, как и множество предыдущих. Душно. Скучно. Стада возвращаются в загоны квартир – в четыре стены, окружающие наш домашний ад и рай. Настает время для отдыха... Отдыха – и тревоги. Голодающие дети... Теракты – в Ливане? В России? Голод в Африке? Дискриминация женщин и геев?... Война, которая теперь происходит в Сирии, а завтра, может быть, –в Бразилии? Ирак – это уже слишком ... Афганистан… Отвлекусь. Посмотрю программу передач на GloboTelevision Network–книгу, которой повинуются, как роботы, миллионы людей. Новые репортажи… Войны, грабежи, смерти, голод, страдания... Об этом пишут в национальной газете! А тут еще роман и ... Как здорово! Сегодня по телевидению «Большой Брат»! Завтра – еще лучше! Будут показывать футбол! Завтра, послезавтра, в пятницу, субботу и воскресенье также будет футбол, прежде чем начнется "Билл Мюррей"... Это просто фантастика!

Все. Чувства притупляются, нейронов в мозгу становится меньше, здравый смысл продолжает распадаться…это называется успокоением перед сном! А завтра заново начнется все, все то же самое - жир дней, одутловатое лицо скуки и безнадежности! Чтоделать?

Спать?

Как раздражает меня этот храп за стеной… И память о долгах наших. Налог на прибыль, на сотовый телефон, налог на имущество, налог на недвижимость, интернет, электричество, кабельное телевидение, плата за обучение... Зарплата ничтожна, чтобы оплатить все это! И это недовольство, разъедающее душу, это ощущение пустоты, чувство тоски и уныния… Бессонница!

Медленно, но неумолимо агония заставляет жаждущую свободы душу поверить, что хаос – рядом. Даже если спрятать реальность под маской, покрыть мир радужной живописью,– стоит осмелиться взглянуть сквозь пелену лжи, и мы въяве сможем увидеть ад, увековеченный Данте. Улыбка, зависшая на тонких губах, охватывающий мир полный боли взгляд, скрывающийся под хмурыми бровями, – морщинистое старческое лицо, отмеченное суровостью жизни… Слова выброшены на ветер. Может быть, они недостойны быть услышанными, потому что вырываются из уст глотками, словно рвота…А совесть настаивает, что искренность и правда жизни важнее! Зачем? Может быть, было бы лучше встать в ряды лицемерия и посредственности?

Чистоте сегодня не найти приюта в мире сем, она – ласточка, летящая вслепую, дрейфующий корабль, без руля и ветрил плывущее судно. Раскрыть истинное лицо маскарада, явить жизнь взорам во всей наготе её... Кто может видеть необычное за завесой тривиального? В конце концов, мы не все отмечены истиной, как раскаленным железом…Нами, как куклами, манипулируют непонятные нам самим желания. Может, лучше забыть главную цель, скрыть правду, рассказать сказку, замять вопрос, отвести взгляд от новой земли, отразившейся в глазах человеческих… нет! Что бы ни говорили, что бы ни делали люди, – единственное, что действительно важно, так это верность – верность совести! Жизнь может быть трудной, очень трудной, грубой, как мачеха, но она способна превращаться в поэзию, поклоняться ценностям, которые считаются устаревшими, но это –единственный известный способ выпить напиток жизни небольшими глотками, опьяняющими, словно стакан ликера.

Радость вытеснила агонию. Радость - это цветок, который распускается в солнечном свете, останавливаясь в росте, когда заходит солнце; радость – это капля дождя, лицо и душу освежающая. Жизнь проходит без спешки; нам к лицу мужество и умение преодолевать страхи и неуверенность; мы еще способны принять ту веру, что может сделать нашу жизнь лучше. Не зная этой помощи, отвернувшись от прощения, радость может превратиться в агонию или – хуже! – в печаль неизбывного одиночества…

И борьба продолжается - НЕЛЬЗЯ мне спать! Полночь, один, два часа ночи ... и ничего! Ум гудит, рождая новые сцены, идеи, события, идет, широко шагая, увлекая за собой тело, усталое - о, как оно хотело спать раньше! И этот капризный и высокомерный босс, который не платит мне! И Алина, горячая секретарша, блондинка, красивая и недостижимая!...И эта женщина из соседнего дома, та, которая храпит, как свинья - толстая, уродливая и сварливая! Вчера был я мальчиком, полным мечтаний; сейчас я – воплощенное издевательство над людьми, несчастными, горькими и печальными, потерянными в этих джунглях, полными недовольства и разочарования...

А завтра? Во что я превращусь завтра? До каких пор можно это терпеть? Было бы разумнее прекратить жизнь сейчас, пока еще есть время!

Но – как? «Имейте мужество, чтобы бросить все это в сторону и начать все сначала?»…

Если только она не храпела так много! Если бы только она не жаловалась так сильно!... Оставьте меня в покое со своими криками и жалобами... Я могу терпеть пытки на работе, чтобы оказать кому-то поддержку; но приходить домой каждую ночь и слышать один и тот же унылый, ворчливый , скучный голос, нытье женщины, крики детей!... Жалобы, жалобы, еще больше жалоб… настоящее испытание! Нет, я не могу это больше терпеть.

Растекаясь мыслью по древу, я думал: сон – вот мои крылья! Птица без крыльев –душа на границе между сном и бодрствованием– приобретает свою собственную жизнь, больше не подчиняется командам мозга и начинает играть - играть словами. Цветок, боль... любовь! Одна привязанность... Птичка! Мечта, лунный свет... любовь! Поверьте, мы теряем… страдаем... может быть, учимся! Одиночество, хлеб, земля – все иллюзия! Любовь, цветок, боль! Любовь, сон... Лунный свет! Мудрость, может быть? Страдаю, теряю... верю! Все – иллюзия, все напрасно, одиночество... хлеб! Бессонница, прощай! Сон выигрывает меня у яви. Наконец–то рельеф моей жизни совпал с миром сновидения. А потом – спать, спать и мечтать; красивы мои мечты! В путь ....

Крик отдается эхом в просторах ночи. Кто будит меня? Что? Нападение ?Убийство ? Стон отчаяния – или только бой часов, может быть? Абсолютная тишина! И опять начинается плавание в глубоком сне, мечты, ночные кошмары, оставляющие горький привкус во рту… полное погружение в вакуум.

Первый свет утра появляется на горизонте. Слабый ветер прогоняет остатки ночи. Глухой кашель за стеной напоминает, что все начинается заново. Снова в бой, добраться до работы...! Победа, поражение, тайная власть ... быть или не быть... понимаешь? Если описать это, может быть, кто-то прочтет. Действие? Жалоба, хлеб ... одиночество! Пытки, бесконечное пространство пыток…Куда, к какой цели стремится это все? Нам сказали: к богатству, долгожданному счастью, душевному спокойствию? Отразить удар бессонницы, все забыть, присоединиться к команде, стрелять в Джона? Нет. Пора бежать ... Но куда? Прочь из этого дома? Может, лучше попытаться достичь лучей лунного света... мечты, мечты! Но теперь в мире царит солнце. Оно сияет, властное, высокомерное, всемогущее, вездесущее! Голубое небо приятно взгляду, но облака, словно кошки, греются на солнце. Респектабельно выглядящие старые господа заняли свои места на скамейках на площади, не глядя на истощенных детей, на одежду их порванную... Хлеб? Мечта? Прощение? А может, вы хотите еще, чтобы я вам спел песню?

Птицы покидают гнезда спокойствия своего. Еще один тяжелый день начался! Это жизнь. Если это – не жизнь, почему мы так живем? Награда– что это такое? Заниматься парусным спортом, видеть сновидения, жевать пищу, которую кто-то подносит тебе ко рту? А мечты – для чего тогда мечтать? Наконец вечно голодный человек земли понял, до чего эта жалкая походка – короткие, поспешные, семенящие шаги – ему к лицу. Утолить бы мне голод… но я знаю, что, ненасытный, он никогда не унимается. Жалюзи скользят и сталкиваются. Начинается новый день...

 

©Перевод с португальского Андрея Козырева

 

Nau dos insensatos

 

Bêbado barco, barco bêbado que singra águas revoltas! Para onde vai? Procura um porto seguro ou prefere o destino incerto, ao sabor dos caprichos das ondas do insondável oceano? Solitário, cercado de perigos, à mercê do turbilhão, se coloca nas mãos do imponderável e deixa que ele escolha o caminho que o levará a um destino, seja qual for. Impassível, resignado com a sorte, encetou lutas homéricas contra forças desconhecidas, mas, por fim, vencido, consciente de que nada mais há por fazer, aceitou a derrota e dela pretende tirar proveitosas lições?

E na sua incerta rota, determinada pelo vento, o barco bêbado ancora em praias desertas, visita lugares desconhecidos, conhece povos estranhos... Adquire experiência e sabedoria! Porém, nada lhe preenche o vazio e às vezes se vê terrivelmente só! Mas tem consciência de que este é o preço a pagar:Ninguém pode se desgarrar do rebanho e sair incólume. É preciso pagar o preço!

 Bêbado barco, segue o seu destino! Afastou-se do rio onde a maioria acaba mergulhando, e eis que, além, próximo ao horizonte, descobre desvios que podem levar-lhe a lugares proibidos. Valeu a pena? Você, só você, barco bêbado, poderá responder, quando chegar ao fim da jornada. Abandonou a nau dos insensatos, como se sensato fosse. Todavia, todos, embora amordaçados e manietados, gritam a plenos pulmões que sua insensatez fere o livre fluir das coisas. Eles o acusam, como se você tivesse cometido crime hediondo. Coitados. São dignos de compaixão! Não sabem quem são, nem para onde vão. Assemelhando-se a náufragos, agarram-se desesperadamente a tênues e inconsistentes tábuas de salvação, na vã esperança de chegar à terra firme. Enquanto isso, barco bêbado, bêbado barco que enfrenta o mar tempestuoso,vocêsegue a jornada em busca da luz. Se vai encontrá-la, ninguém pode saber. Mas o fato de buscá-la já é o suficiente. Raros são os homens que, cansados de viver na escuridão, têm a coragem de romper o círculo e sair à procura...

 


Корабль дураков

 

 

Пьяный корабль, пьяный корабль плывет сквозь бурные воды! Куда? Господа, вы ищете безопасной гавани или предпочитаете отдать судьбу на милость капризам бездонных океанских волн? Одинокий, в окружении опасностей, в воле вихря находящийся, пусть корабль сам выберет путь, ведущий к месту назначения, – куда угодно. Недвижимый, смирившись с судьбой, корабль долго предпринимал титанические усилия в борьбе против неведомых сил, уносивших его в океан, но в конечном счете они оказались безуспешными. Что делать: знать, что в мире нет ничего иного, кроме покорности, смириться с поражением и просить, чтобы ему преподали полезные уроки?

В своем непредсказуемом маршруте, определяемом только ветром, пьяный корабль души приплывает на пустынные пляжи, посещает места, доселе неведомые, видит новых людей... Вот оно – приобретение опыта и мудрости! Но ничто не заполняет пустоту, и вы иногда чувствуете себя ужасно одиноко! Но известно, что это цена, которую нужно заплатить: никто не может оторваться от стада и уйти невредимым. Вы должны заплатить цену!

 Пьяный Корабль, следуйте своей судьбе! Отойдите от реки, где вы скорее всего уйдете под воду, и, взглянув вдаль, вблизи горизонта замететье завихрения, которые могут увлечь вас в бездну. Стоит ли рисковать? Стоит плыть? Вы, только вы, пьяный корабль, вы можете ответить на эти вопросы, когда дойдете до конца пути. Заброшенный корабль дураков – как будто это разумно! Однако, все люди, прихрамывая, закрыв глаза шорами, громко кричат, что их глупость называется свободным течением жизни. Они обвиняют вас, как если бы вы совершили чудовищное преступление. Жаль. Они достойны сожаления! Не знаю, кто они, откуда и куда идут. Мы же, потерпевшие кораблекрушение, цепляемся отчаянно за Невозможное, в тщетной надежде достичь земли…

 Между тем, пьяный корабль, корабль наш выплывает в бурное море, и вы будете странствовать в поисках света. Если вы собираетесь найти его, никто не может предсказать вашу судьбу. Но дело в том, что одного поиска – достаточно. Редко встречаются люди, которые, не вынеся жизни в темноте, имеют смелость разомкнуть круг рутины и выйти, глядя вперед, в бесконечно длящийся путь...

 

©Перевод с португальского Андрея Козырева

 

 


 

Enigma para mentes mais ou menos brilhantes

 

Quando as trombetas soaram, sopradas por uma centena de faunos gigantes, a aldeia se alvoroçou e os habitantes acorreram à praça, tensos e arquejantes. A convocação era para ouvir mais uma decisão de Runuel, o Grande. Nos últimos tempos, desde que ele assumira o comando da aldeia, diariamente o povo era chamado para tomar conhecimento de mais uma lei, determinada pelo absolutismo do chefe, um gato esperto que chegou ao poder máximo depois de mil artimanhas, embora tivesse sido eleito democraticamente, por meio do voto da maioria.

A primeira medida tomada pelo novo líder, tão logo ascendeu ao cargo,foi baixar decreto tornando obrigatória a presença de seus liderados na praça assim que as trombetas soassem. Somente eram relevados os casos de incapacidade por doença, devidamente comprovados. Os demais, inclusive ovelhinhas recém-nascidas, deviam fazer-se presentes no logradouro tão logo os faunos soprassem as trombetas.Runuel, o Grande,conhecia a psicologia animal e sabia que devia moldarpequenas consciências desde a mais tenra idade, direcionando-as aos seus interesses, eis que pretendia se perpetuar no controle da aldeia.

Aos primeiros acordes das trombetas, todos os habitantes largavam imediatamente os afazeres, por mais urgentes que fossem, e se dirigiam à praça. Quem ousasse desafiar as ordens do Grande Chefe, era sumariamente banido e enviado para o desterro, local sombrio e ermo, denominado deFim do Mundo, infestado de ratos, baratas e serpentes, moscas e mosquitos, além de outros indivíduos marginalizados.

Tal destino era o terror dos habitantes do lugar, e para lá eram mandados todos aqueles que infringiam as leis ditadas pela mente astuta de Runuel, o Grande. O povo da aldeia vivia atemorizado, até porque o opressor constituíra numeroso exército formado por colaboradores, cuja fidelidade era comprada a peso de ouro; também sustentava expressivo contingente de espiões, encarregado de descobrir os mais íntimos segredos dos aldeões. Runuel era um governante ambicioso e criou um sistema que poderia lheassegurar o poder enquanto vivesse.

O povo miúdo - formado por ovelhas e outros animais dóceis - era permanentemente vigiado e obrigado a respeitar as leis. Ao menor deslize, o cidadão era imediatamente julgado e, via de regra, sobretudo se fosse pobre, acabava sendo expulso para os confins do Fim do Mundo. A população mais humilde - a grande maioria -sofria mais; não tinha a mínima noção do próprio poder, caso se unisse contra o tirano e vivia em situação de escravidão. Eles trabalhavam de sol a sol, principalmente os burros de carga, recebiam salários irrisórios e não tinham acesso à educação, ao lazer, à saúde e outros direitos de qualquer cidadão em uma sociedade civilizada.

A outra casta - a dos dirigentes - também era vigiada de perto, embora tivesse privilégios oferecidos por Runuel a fim de mantê-la do seu lado, como aliada. Esta raça era formada por proprietários de terras, donos de fábricas, comerciantes, funcionários do Governo e outros burgueses, os quais detinham o capital circulante na aldeia. Aparentemente, a Polícia defendia o patrimônio da classe dirigente, mas por baixo dos panos estava a serviço do ditador, e seguia cegamente suas ordens, por mais estapafúrdias que fossem.

A fim de legitimar o seu absolutismo, criando a ilusão de aquele governo era democrático e popular, Runuel, o Grande, no que se solidificou no poder, instituiu eleições livres e diretas para eleger o que ele pomposamente denominou de Colégio de Líderes do Povo. Os eleitos seriam os representantes da população, encarregados de fiscalizar as ações do Governo e defender os interesses da coletividade. O curioso é que, desde a primeira eleição, sempre foram eleitos os mesmosou os representantes de setores idênticos da sociedade.

O Colégio deLíderes do Povo, formado por sete cadeiras, era constituído por um lobo (Eslabão); uma hiena (Fernandel); um abutre (Laurindo); um corvo (Epitácio); um cão (Brandão); uma raposa (Nivaldo) e uma anta (Anibal). Até então, embora constituíssem a maioria, as ovelhas ainda não haviam elegido nenhum representante para o Colégio. Os burros, os cavalos, os pardais, as pombas e outros segmentos do povo miúdo também nunca tinham apostado num de seus pares. As razões, estas são óbvias, se for levado em conta que Runuel exercia influência também sobre os precários meios de comunicação da aldeia...

Runuel, o Grande, culto esagaz, criou, ainda, outro poder, encarregado das leis. Embora ele mesmo nomeasse os membros da Junta encarregada de denunciar, julgar e fixar a pena correspondente ao crime cometido, fazia o povo acreditar que os componentes, em número de três - uma águia, uma coruja e um macaco -, estavam a serviço da comunidade. Naquele dia, portanto, quando as trombetas soaram - sopradas por uma centena de faunos gigantes destituídos de cérebro - o povo se abalou em direção à praça. Em pouco tempo o logradouro ficou tomado por uma multidão, calada, soturna, intimidada, mentes ocas, apenas sombras...

E quando o circo estava armado, Runuel, o Grande, acompanhado do seu séquito, fez entrada triunfante, carregado numa liteira por quatro gorilas. Batedores, ricamente vestidos, antecediam a comitiva presidencial, formada por ministros, secretários e outros membros da corte do déspota, inclusive suas vinte amantes. Pomposos, prepotentes e vaidosos, eles caminhavam lentamente, se deliciando com a ovação do povaréu, previamente orientado para bem receber o presidente e comitiva. Tão logo os carregadores baixaram a liteira no centro da praça, devidamente ornamentada para receber o anúncio presidencial, Runuel, o Grande, sentou-se ao trono e imediatamente fez-se silêncio. O Grande Chefe iria se pronunciar! E quando isso acontecia o povo estava terminantemente proibido de fazer qualquer ruído; nem mesmo suspirar mais forte era permitido. E Runuel, o Grande, limpou a garganta, empostou a voz e, ar solene, deu início à sua ladainha.

E o Chefe Supremo discursava, voz grave, retumbante, autoritária... De repente, algo aconteceu, deixando a multidão estarrecida. Runuel, o Grande, o poderoso senhor, começou a desintegrar-se, como se fosse um boneco de areia. A decomposição ocorria de cima para baixo, de forma paulatina e constante, fazendo crescer, aos seus pés, um montículo de cinzas. Quando não sobrou nada de Runuel,a não ser partículas que o vento se encarregava de espalhar, o fenômeno ocorreu, ao mesmo tempo, com todos os que compunham o staff do ex-soberano. O povaréu, apavorado, pasmo, ficou estático, sem saber que atitude tomar. Mas, assim que todos os nobres e agregados viraram pó, a população saiu daquela espécie de transe, virou as costas para a praça e retornou àrotina, como se nada tivesse acontecido.

 

 


 

Загадка для более или менее блестящих умов

 

Когда сто гигантских фавнов затрубили в трубы, деревня всколыхнулась, и люди столпились на площади, напряженно и тяжело дыша. Это был сигнал, что можно услышать еще одно решение Ринуэля Великого. В последнее время, когда он принял на себя командование деревней, люди захотели ежедневно быть в курсе новых законов, определяемых абсолютной властью главы деревни, сверх-человека, а вернее, сверх-кошки, который пришелк власти благодаря тысяче ухищрений… хотя был избран демократически, большинством голосов.

Первое, что было сделано новым лидером, как только он вступил в должность,– это указ об обязательном присутствии своих подчиненных на площади, когда звучат трубы. Исключение делалось только для больных, получивших разрешение, надлежащим образом заверенные. Остальные, в том числе новорожденные ягнята, могли присутствовать на заднем дворе, как только фавны поднимали трубы. Ринуэль Великий прекрасно знал психологию и понимал, что это формирует молодые умы с самого раннего возраста, направляя их к высшим интересам и укрепляя его власть над деревней.

При первых звуках трубы все люди, занятые своими делами, срочно бросили работу направились к площади. Кто посмел бросить вызов приказам Большого Босса, был наказан и отправлен в ссылку в мрачное, опустошенное место, называемое краем света, – обиталище зараженных крыс, тараканов, змей, мух, комаров и других асоциальных элементов.

Это было внушающее ужас место, и там точно были все те, кто нарушает законы, продиктованные проницательным умом Ринуэля Великого. Народ деревни жил в ужасе, потому что угнетатель составил многочисленную армию из людей, чья преданность была куплена за золото; также он создал значительный контингент шпионов, которому поручено было обнаружить самые сокровенные тайны сельчан. Ринуэль был амбициозным правителем и создал систему, которая могла бы обеспечить гражданам полное спокойствие.

Низы общества–овцы и другие ручные животные - были постоянно охраняемы и обязаны соблюдать законы. При малейшем нарушении правил гражданина немедленно увольняли, и, как правило, если он был бедным, в конце концов ссылали на край света. Наиболее скромные граждане - подавляющее большинство -  страдали; у них не было ни малейшего представления о самой власти, они объединились против тирана и жили в условиях рабства. Они работали от солнца до солнца, особенно рабочие лошадки, получая мизерные зарплаты и не имея доступа к образованию, отдыху, здоровью и другим правам любого гражданина в цивилизованном обществе.

Другая часть общества - лидеры - также подвергалась слежке, хотя они имели привилегии, даруемые Ринуэлем, чтобы привлечь их на своей сторону, как союзников. Эта порода была сформирована из землевладельцев, фабрикантов, торговцев, государственных служащих и других буржуа, которые контролировали оборот капитала в деревне. Судя по всему, полиция защищала достояние правящего класса, но за кулисами была на службе диктатора и слепо следовала его приказам, как бы нелепы они ни были.

Для того, чтобы узаконить абсолютизм, создавая иллюзию, что правительство его – демократическое и народное, Ринуэль Великий, как только овладел властью, приказал свободно и прямо избрать тех, кого он напыщенно назвал Лидерами Народного выбора. Избранные представители населения будут отвечать за надзор за действиями правительства и защиту интересов общества. Любопытно, что с момента первых выборов в числе Лидеров были представители одних и тех же слоев общества.

Школа Лидеров Народа, включающая семь членов, состояла из волка Эслабао, гиены Фернанделя, стервятника Лауриндо, вороны Епитасио, собаки Брандао, лисы Нивальдо и тапира Анибала. До тех пор, пока они составляли большинство, овцы не имели никакого избранного представителя в Школе. Ослы, лошади, воробьи, голуби и другие группы избирателей также в ней отсутствовали. Ребенок никогда не играл в одной группе со своими сверстниками. Причины этого очевидны, если принять во внимание, что Ринуэль также оказал влияние на реформу образования...

Ринуэль Великий, знаменитый и умный, также создал другую власть, отвечающую за соблюдение законов. Когда он назначил членов Совета по прекращению междоусобиц, чтобы преследовать преступников в судебном порядке и назначать им наказания, соответствующие преступлению, люди поняли, что судьи – их было трое: орел, сова и обезьяна - были просто созданы, чтобы служить обществу.

Итак, в миг, когда зазвучали трубы, управляемые сотней гигантских фавнов, лишенных мозга, – люди двинулись к площади. Вскоре улица была полна толпой, молчаливой, угрюмой, запуганной, полной сознания, подобной тени ...

 И, когда помост был сооружен, Ринуэль Великий в сопровождении своей свиты совершил триумфальный въезд на квадриге из четырех горилл. Скауты, богато одетые, предшествовали президентскому кортежу, включавшему министров, секретарей и других членов суда деспота, в том числе его двадцати любовников. Помпезные, высокомерные и тщеславные, они шли медленно, наслаждаясь аплодисментами толпы, раньше всех приветствуя президента и его окружение. Как только выпалила пушка в центре площади, дабы должным образом предварить президентскую речь, Ринуэль Великий сел на трон, и сразу наступила тишина.

Большой босс будет говорить!

Когда это произошло, люди перестали шуметь; даже сильно вздыхать было запрещено. И Ринуэль Великий, откашлявшись, проверил голос и торжественно начал свою литию.

 И верховный вождь говорил, серьезно, громко, авторитетно... Вдруг что-то произошло, остановив ошеломленную толпу. Ринуэль Великий , могучий повелитель, начал рушиться, как снеговик. Разложение пошло сверху вниз, постепенно и неуклонно. Только у ног оставалась насыпь пепла. Когда ничего не осталось от Ринуэля, даже частицы, было объявлено, что ответственным за произошедшее является ветер. Но что произошло в то же время со всем персоналом, который окружал бывшего государя? Толпа, в ужасе, пораженная, замерла, не зная, какие меры следует принять. Но, как только все дворяне и домовладельцы превратились в пыль, население вышло из транса, повернулось спиной к площади и вернулось к обычным, рутинным делам, как будто ничего не случилось.

 

©Перевод с португальского Андрея Козырева

 

 

Поэзия @ ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ И СЛОВЕСНОСТИ. - №7. - июль. - 2014. 

 

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: июля 01, 2014.