Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

Наши друзья:

 

Алексей ИВИН (Киржач, Владимирская область)

 

Алексей Ивин - прозаик, поэт, литературный критик, постоянный автор "Журнала литературной критики и словесности":  "Друг естества" (июль, 2011), "Тринадцать зубочисток и одна бумажная закладка" (декабрь, 2011), "Дмитрий Васильевич не Федор Михайлович" (май, 2012), "Кортасар и новейшая болтология" (июль, 2012), "Рассказы о Зеноне", "Устье-Сокол-Кадников" , "Юбилейная чертова дюжина", "Порция неактуальных рецензий"  "Великий Устюг" , "Калистово. Камчуга" и др.  Сегодня состоится поэтический дебют писателя в нашем журнале.

 

 

РЕКРАСНА ЖИЗНЬ!..." 

 

 

***

Бок о бок мы! Но равнодушно выл

Вагон метро, мусоля детективы.

И эскалатор развозил учтивый,

Двубортные застегивая  швы.

 

Как много нас! Душа моя стремится

Отсюда, где меня внезапный лед сковал,

Как озимь стылую, уйти на перевал,

На перевал – и заблудиться.

 

Печален мох, и холодна вода,

И жизнь просторна и проста, как воздух.

Так вот зачем Ты уходил сюда,

На скудный камень при высоких звездах!

 

***

 

Весь день гляжу на поплавок,

Сбежав от ядерной угрозы,

А солнце жарит левый бок,

И шепчут крылышки стрекозьи.

 

Валун с языческой поры

Лежал, небось, на диком бреге,

И проносились осетры

Там, где сейчас клюют коряги;

 

Косматый ельник пер к реке

Единодушным пьяным сбродом,

А время быль о рыбаке

Писало вилами по водам.

 

Плывут, мое тепло храня,

В летейской мгле мои глаголы.

 

Скажусь Игнатием Лойолой,

Авось забудут про меня.

 

 

ПСАЛОМ II

 

Мутятся народы, цари восстают,

Дырявят вотще атмосферу,

И смертным хвастливые статуи льют,

И в Бога утратили веру.

 

Но горний правитель все терпит, пока

Не станет, как  в сказке кошмарной,

И жизнь человека дешевле горшка,

И царства – тесовой гончарни.

 

 

 

***

 

Ю.Флееву

 

Искрился снег. И ты колол дрова.

И радостная каркала ворона.

И глянцем отливала синева.
 И осыпался иней с клена.

 

Прекрасна жизнь! На скатертном снегу

Напутал птичий след крестов и знаков.

И хлопнув дверью, ты ушел в тайгу,

Неповторим и одинаков.

 

По снежным елям гарцевал мороз,

И шелушился жалостный ольшаник.

Бело и тихо. И не видит слез

Никто из обреченных на молчанье.

 

 

 

РАЗЛУКА

 

Собаки лают, и луна,

как странница, глядит

в мое окно, и лишь одна

моя любовь не спит.

 

Просторна ночь, не видно звезд.

Сквозь влажные кусты

шепну я – и за сотни верст

мне отвечаешь ты.

 

Тела, как кегли, наугад

распались, и сердца

тоскуют в клетках и стучит,

как нищий у крыльца.

 

Разлуки темная печаль,

уймись. Настанет миг –

коснусь прохладного плеча

и милых губ твоих.

 

Я зря ловчил, ты мне нужна

(мне трудно без тебя)
как мать моих детей, жена,

подруга и судьба.

 

А ты, бумага, передай,

что низкий шлет поклон

через леса и города

БавкидеФилемон.

 

 

КАМЕНЬ

 

Г.К.

 

Далек тот день. Но близок этот дом,

Построенный у камня преткновенья;

Луна и солнце ходят ходуном,

А он упрочился легко и дерзновенно.

 

Тот день настанет. Стерпим, переждем,

Семейственно вражду перемогая;

Печально мокнет кошка под дождем;

И битва внешняя – как музыка глухая:

 

Кандальный звон и лязг мечей. Там брань –

За окнами, там хлещет кровь из глоток, -

Во человецех зло.

                             Благоволю – предстань

В полночный час, нагой, без папильоток.

 

Любовь! Синай! К холмам, где свет померк,

Взываю из осады: братья! Братья,

Опомнитесь! Он нам готовит смерть,

Надгробный, преткновенный, как проклятье.

 

 

 

«ПРЕДЧУВСТВИЕ  ГРАЖДАНСКОЙ  ВОЙНЫ»  А  ЛЯ  РЮС

 

Ах, весь мир мой! Зеленеет пажить.

Но, окаянства не в силах вынести,

Я в мертвом царстве необходимости

Люблю перечить, ломать, бродяжить.

 

Уйти, уйти! И помнить о Боге,

И слышать брань, и гневливость прятать;

Когда поднимется брат на брата,

Уйти, уйти по грязной дороге.

 

 

 

 

***

 

Буйной ночью в саду одичалом

Ветер выл и деревья качал,

И восторгом душа отвечала

На весенний языческий шквал.

 

И пугливый, и дерзкий, и дикий,

Шел и пел я и факел держал,

Жутко прыгали красные блики,

Путь сиял, как кровавый оскал.

 

Духи недр и небесные гостьи

В том саду провожали меня...

А проснулся беглец на погосте

Посреди безмятежного дня.

 

 

ИММОРТЕЛЬ

 

Облако белесое проплывет над пашней,

Быстрой беглой тенью омрачив ее

(Ворон-долгожитель, возраст патриарший,

Выклюет и вытопчет жнивье),

 

И повеет холодом ветер по-осеннему,

Листья оголтелые скопом закружит

(Все равно, что миг, ему, все равно, что день, ему:

Он бессмертен, Ворон, - Вечный Жид).

 

Что же вы взалкали, дураки, до времени?

Мух на окнах знай дави!

Вот когда помрет он, станем суверенными

Мы – во имя Бога и Любви.

 

 

ПОЭТ, СМЕРТЬ  И  ОБЫВАТЕЛЬ

 

Я устал бояться смерти.

Будь что будет. Все равно.

В бестолковой круговерти

всем погибнуть суждено.

За бессмысленной работой

государству дань платил,

жрал пилюли с позолотой,

воду в решете носил;

раз пятнадцать с честью умер,

плотским соком изойдя,

рыскал счастья обезумев,

а нужна была... ну да!

В серых буднях, как в жаровне,

я сгорал душой дотла, -

смерть за мной, как чичероне,

путь указывая, шла,

смерть мешала насладиться

вечным блеском бытия,

и торчал в ее глазницах

кукиш с маслом – цель моя;

дружба, нежность, слава, злоба –

все, что было, проморгал,

смерть зато смотрела в оба,

пряча ласковый оскал.

Кто ценил обеды, шмотки,

жизнь тетешкал, волчью сыть,

тот не знал моей чесотки:

чем бы горю пособить;

не цеплялся за искусство,

шанс последний из нуля,

не рыдал, что в сердце пусто:

муза жертв не приняла;

не метался, словно шилом

в зад ему кололи, не

плясал, сторукий Шива,

дух его на крутизне;

роль шута в пиру свинячьем

не играл он, не скорбел,

что шутить и ждать подачек

от свиней – его удел.

Он не знал и сотой доли

мук, которые один

вынес я, - не оттого ли

рожа у него как блин?

Но когда-нибудь (посмотрим!

будь что будет! все равно!)

я сведу с подлюгой счеты

и со смертью заодно.

 

 

 

ЗАТЯЖНЫЕ  ДОЖДИ

 

М.Битокову

 

Что делать? Дождь.

Размокли

цветные зонтики и люди и дома,

и в зарешеченном промозглом водостоке

бурлит вода,

и жалобщик-трамвай

скрипит плаксиво рельсом, как протезом,

и лист с цветком,

слепец с поводырем,

туда же, в водосток,

в глухой проем,

в канализацию –

бултых!..

 

Пойти заснуть. А если...

А вдруг, проснусь – и снова по стеклу

ползет

слезливая, в пупырышках, как жаба,

раздавленная морось,

на полу –

миазменная лужа,

размножаясь

на стенах – плесень,

снедь дождя и скуки, -

что тогда?

Теперь?

Не надо выходить, смотреть.

Задраить окно и дверь.

 

 

ВОПРОС

 

Жгло, палило, душило потом,

Леса горели, стелился чад,

Клубился облаком распростертым

Горячий пепел, тяжелый смрад;

Земля крошилась сухой замазкой,

Иссохлый стебель чах в пыли,

Пылало поле жаровней адской,

Минуты, как века, ползли.

 

Но вот с востока повеял ветер,

Зной замер, словно конь в узде,

И дождь над полем, тих и светел,

Шковрчит, как жир в сковороде.

Прольет, терпеньем и сроком вызван,

Он в судный день все, что берег,

И лес и дол воспрянут к жизни,

И встанет стебель, как флагшток.

 

В природе – так. А в шуме дня

Чего ж ты хочешь от меня?

 

 

***

 

Еще туман. Все спит еще пока.

Уйду туда, где плещется река,

Пустую лодку в камышах найду

И посмотрю на блеклую звезду

И оттолкнусь, и мирно поплывет

Моя душа среди пустынных вод

На склоне ночи, накануне дня

Зарю предвосхищая и храня.

 

Покуда ночь еще граничит с днем

И чуть алеет дальний окоем.

На весла плавно налегай рукой

И восторгайся медленной рекой,

Седым туманом, писком сонных птах,

Безмолвием лесным на берегах,

Пространством неба, погруженным в сон, -

Все это мир! Смотри – прекрасен он!

 

О, береги зарю своей души,

Когда в тумане и ночной тиши

Она плывет. Но людям передай,

Когда погаснет блеклая звезда

И припадут, как к царскому венцу,

Лучи восхода к твоему лицу.

 

Поэзия @ ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ И СЛОВЕСНОСТИ. -  №8. - август. -  2014  

 

 

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: августа 02, 2014.