Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

Петр ДЕГТЯРЕВ (Москва)

ШЕЛКОВЫЙ КОКОН

***

Шелковая линия бедра,

Губ твоих вишневая прохлада…

Шел к тебе я, юная  луна,

По теням сиреневого сада.

 

Ты одна грустила в вышине,

Мир был полон запахов и звуков

В нашей Богом брошенной стране,

В бедном рае домыслов и слухов –

 

Ты одна сиятельно чиста,

Ты одна во мне еще умеешь

Разгадать и прочитать с листа,

Чем ты правишь царски и владеешь.

 

 

***

Ничего я, кроме обещаний,

Не могу тебе сегодня дать,

Приходи за сладкими речами

В мой пустой, осенний, тихий сад.

 

За скрипучими, чугунными вратами

Ты в последнем золоте найдешь,

Разглядишь, быть может, под ногами

Непередаваемую дрожь,

 

И неотвоеванную славу,

И неразрешенные мечты.

Я даю тебе такое право

Все измять, чему не расцвести.

 

***

Меня кружили именины

Внезапно нежного родства

С кусками выморочной глины

Округ соснового креста.

 

Приют последний был покоен,

Но все здесь было о живом:

От воронья над колокольней

До листьев, вымытых дождем.

 

Здесь нечто новое рождалось,

Соединялось и росло,

Рвалось и снова ожидалось,

Но так и не произошло.

А может быть, мгновенье было

Одушевленное в тиши,

Что крыльями тебя укрыло

Новопреставленной души.

 

Ты видела?

                         Она – живая,

Среди оржавленных оград,

Поэта лира золотая,

Переходящая в закат.

 

 

СОСНА

 

Мой ум страдает,

                     а душа тиха,

Тиха, как лес, закутанный в меха,

 

Где елей молодых нарушен строй

Единственной реликтовой сосной.

 

Она превыше сумрачных обид,

И тленных запахов 

                                и  ветреных молитв,

 

Бывает с ней пошепчется звезда

И в решето скользнет из решета.

 

Расти, сосна, пока не упадешь –

Мираж реальней, чем осенний дождь,

 

Чем этот долгий перечень минут,

Когда крушенья, как спасенья ждут…

 

 

 

 

КРЫМ

Не могу ни вспомнить, ни забыть.

Н.Карандиевская

 

То ли вдребезги и – ах ты-

Чашечка на счастье – звонко,

То ли блики волн и яхты,

С голубым бантом болонка,

 

Может, запах из кофейни,

Или ласточки гнездо,

Или лайнер, или сейнер,

Что-то, видимо, одно.

 

Может, сводчатые залы,

Полутемные, аллей,

Розы алые в бокале

И фиалки фонарей.

 

Стоп… июнь?

                      Июль, конечно?

Точно – август. Почему

Жизнь вращается успешно

Не подвластная уму?

 

Где-то там посередине

Независимых орбит

Неизбежное настигнет,

Чтоб ни вспомнить, ни забыть.

 

 

МИСКАЙСКИЕ ЦВЕТЫ

 

Венчанья чистого июля

В Мискайские вошло цветы,

На неприметных вялых стульях

Разбросаны тобой холсты.

 

Версты на три жужжат в жасмине,

Гудят мохнатые шмели,

Где лепестки, упав, остынули

В дорожной бархатной пыли.

 

 

ПРОХЛАДА

 

Фонтан на воздухе повис –

Тень Тютчева,

                        а ветка Фета,

Вся очарованная, из

Окна

          легла на стол поэта…

 

В бумагах и чернилах весь,

Смотрю из солнечной террасы,

Как неминуемо и здесь

Страницу эту изукрасит –

 

Все сумасшествие цветов,

И яблонь в яблоках наряды,

И зелень жгучая кустов –

И веянье живой прохлады.

 

 

в начало текста

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 29, 2012.