Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

Алексей Борычев (Москва)

 

 

Автор "Журнала литературной критики и словесности"  Предыдущие публикации: Осенний фрегат; Венок сонетов, Один из путей.

 

 

 

 

 

 

Ни судьбы, ни страны…

 

 

Осенние фантазии

 

Песком золотым сквозь небесное сито

На Землю осыпалась осень

И небо – до звона покоем разбито –

Ударами гулкими оземь.

 

Оно, рассыпаясь на тысячи лужиц,

Пронзило уснувшие чащи

Острейшей стрелою ноябрьской стужи

И снегом, печалью блестящим.

 

Избушка лесничего, старясь, ветшая,

Неспешно отправилась в вечность.

Никто в этом странствии ей не мешает.

Скребутся лишь мыши за печкой…

 

Блуждая по первому снегу, по бликам –

По огненным пятнам – увидишь:

Гуляет былого двойник бледноликий.

К нему не захочешь, да выйдешь…

 

Леса и сады улыбаются грустно

Багряной густой тишиною.

 

Молчание – это, конечно, искусство –

Почувствовать осень живою.

 

Сладкое

 

Солнце рыжей кошкой

Щурится в окошке…

Сахарная вата - эти облака.

 

День походкой бравой

Правой, левой, правой –

Марширует бодро – прямо на закат.

 

Пусть дожди прольются, -

Выпьем их из блюдца, -

Дождик будет – сладкий ароматный чай,

 

Потому что тучи

Мёдом смазал лучик –

Из небесных ульев – собран урожай!

 

…Вот на небе чисто.

Лапкою пушистой

Солнышко умылось, – спать ему пора.

 

И луна на троне

В золотой короне

Будет этим миром править до утра.

 

 Свет ноября 


 
Отражённый стеною скучающих дней 

И пропитанный дрожью иных измерений, 

Горний свет ноября – ты, как память, во мне 

Сфокусирован зеркалом ярких мгновений. 


 
Угасанье твоё – не прошедшего тьма 

И не сумрак грядущего времени злого. 

Просто скоро на окнах узором зима… 

Просто кем-то забыто заветное слово… 


 
На устах тишина, и на сердце – вина. 

Золотая обитель давно опустела. 

Бесконечность, и та – бесконечно одна. 

Для другой – декабри расставляют пределы. 

 

                

Война

Куда ни посмотри – везде святынь

Лучистые забытые останки…

От воли очумев, цветут цветы,

Наполнив ожиданьем полустанки.

 

Здесь время, откричав, отголосив

Сирено-канонадным плачем, воем,

Бродило вдоль запретной полосы

Под памяти всевидящим конвоем.

 

Здесь небо, утолив печаль по дням,

Когда мертвящий дух стоял в пространстве

И рок войны над всеми меч поднял,

Оглохло, пребывая в скорбном трансе.

 

Кто знает – над болотами потерь –

Ещё, быть может, мгла воспоминаний

Рассеется, но крикнет: «Нет, не верь!..»

Нам ворон, пролетев над валунами.

 

Куда ни посмотри – сквозь пламя дней –

Иных огней мерцающие знаки…

О мире вспоминаем на войне,

Покуда мир бесчинствует во мраке.

 

Война – не поругание святынь,

Не смерть людей, не плач вдовы солдата…

Война – когда в лугах цветут цветы

Ни для кого… и ничего не свято! 

 

На сквозняках запретных чувств…

 

Лови полночных мотыльков
В сачок луны, не забывая,
Что где-то очень далеко
Ещё горит звезда живая,

Ещё поёт лучами даль,
Где обратима бесконечность,
И на губах горчит миндаль
Простого слова «человечность».

На сквозняках запретных чувств
Легко – ты знаешь – простудиться,
И я одной тобой лечусь,
Глотая пламя, как водицу.

И в небеса твои иду,
За облака держась неловко,
И – то срываюсь, на беду,
То – обретаю вновь сноровку...

Пускай летучи декабри,
И под крылом уносят время, –
На снежных птиц ты не смотри,
Лети по лучику мгновенья!

По мостовым, по тротуарам…

 

По мостовым, по тротуарам
Маршировал осенний дождь,
И запад, облачённый в траур,
Сказал: ты больше не придёшь…

Цвело тревожное молчанье
Тюльпаном лопнувших надежд,
И сердцем чётко различаем
Был счастья прежнего рубеж.

А ливни пуще всё хлестали,
Шлифуя неба синеву
До остроты дамасской стали,
Косившей жухлую траву.

Горчило осени начало
Твоим отсутствием в судьбе,
И небо – плакало, кричало,
Ветрами ухая в трубе.

Другие часто возвращались
И оставляли тени зла,
Но ты их тьму не освещала,
И только в памяти жила.

 

 

Мысли   (И. Бродскому)

 

Не обратится вода в вино, а солнце в темень.

След поцелуя отцвёл давно – замерло время.

На бархатистых ресницах звёзд тают столетья

И упрощают любой вопрос до междометья….

В глянцевых снах неземных пространств мягкие тени

Судеб - ложатся тоской на страх – так на колени,

Тихо мурлыча, покой храня, кошка ложится.

Жизнь, это можно понять-принять, вовсе не птица…

Стынет небесных загадок ртуть между созвездий,

Бабочкой летней стремясь прильнуть к миру соцветий.

Полнится тайной, едва дыша, звёздная млечность.

И ни забыться, ни сделать шаг, и ни отвлечься –

В дольних пределах не можем мы, волей рассудка

Втиснуты в стены вербальной тьмы, горестно-жуткой.

Тихой толпою немых теней – прошлого знаки -

Явью забытых осколков дней бродят во мраке,

Где почему-то со всех сторон – тусклая память –

Не забирает их в свой полон, но и оставить

В тесных покоях земного сна – тоже боится.

Жизнь (нелегко так порой познать) вовсе не птица.

Мало пустот в бытии земном. Не развернуться.

Что – пять стагнаций – мне всё равно! …что революций…

Кроме прохладной струи времён – нечем напиться

Духу, принявшему явь за сон. Стёрты границы

Между мирами, где я и ты – вечный двойник мой,

Где перспективы судеб пусты, некою сигмой

Обозначается то, чего слухом и зреньем

Нам не постигнуть, и нет его – нет озаренья!

 

Там, далеко, где не быть – нельзя, прошлое наше,

Памяти скользкой тропой скользя, - сколько я нажил

И потерял – мне покажет, но… после подсчёта

Ясно, что плохо: не всем дано – по звездочёту! 

 

Ни судьбы, ни страны…

Холода обжигают лицо. 
Блики солнца упали на снег. 
Закатилось судьбы колесо. 
Воет ветер, а слышится - смех! 

Догорает рубиновый день. 
Голубая ложится вуаль 
На просторы лесов, где везде 
Розовела закатная даль, 

Где берёзы, осины, дубы 
Тщетно тянутся ветками вверх.
Ни зимы, ни страны, ни судьбы...
И прозрение разум отверг. 

Холода обжигают лицо. 
В синеве утопая, иду. 
Замыкается снова кольцо. 
Снова мир в одноцветном бреду. 

Открывается медленно глаз -
Равнодушной к земному - луны... 
Ни покоя, ни жестов, ни фраз.
Ни любви, ни судьбы, ни страны...
 

Поэзия @ ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ И СЛОВЕСНОСТИ,

 

 №,3, март  2012.  

 

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 

 

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: февраля 26, 2012.