Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание

Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Живой журнал"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

 

 

Наши друзья:

 

ПАМЯТИ ЕВГЕНИЯ  БЛАЖЕЕВСКОГО

Подготовка материала к публикации Александра Балтина (Москва)

Евгений Иванович Блажеевский (род.5 октября 1947, Гянджа (бывш. Кировабад) — умер   8 мая 1999, Москва) — поэт. Окончил Московский полиграфический институт.

Автор книг стихов:

“Тетрадь” (1984),

“Лицом к погоне”(1995)

“Черта” (1998)

Монолог (2005)

Газета "Московский комсомолец" (№ 86 от 11 мая 1999 года):

Умер Евгений Блажеевский. Поэт, трагический голос которого со временем, безусловно, станет одним из символов русской поэзии конца века. Почти не замеченный критикой, ибо не участвовал в игрищах на ярмарке тщеславия, он, Поэт милостью Божьей, достойно прошел свой крестный путь, творя Красоту и Поэзию из всего, к чему бы ни прикасался. Те, для кого русская поэзия - смысл жизни, знают, кого они потеряли. Иным еще предстоит открыть для себя этого блистательного лирика...

Печатался в журнале “Юность”

Публиковался в “Новом мире”

Принимал участие во Всесоюзных совещаниях молодых писателей как молодой писатель (70-е г.) и как руководитель семинара (1996)

В 1984 году увидел свет первый сборник стихов Блажеевского “Тетрадь”

Вторая (и последняя) книга при жизни автора —“Лицом к погоне”— вышла в 1995 г, через 11 лет.

В последние годы жизни Блажеевский публиковал стихи практически исключительно в журнале “Континент”, благодаря содействию редактора журнала  Игоря Виноградова, который высоко ценил поэзию Блажеевского. В течение семи лет Блажеевский опубликовал в журнале “Континент” девять стихотворных циклов.

Сонет Блажеевского "По дороге в Загорск" стал популярным романсом, исполняемым такими авторами, как А. Подболотов, А.Рудниченко, А.Баранов («По дороге в Загорск, понимаешь невольно, что осень...»). Также эту песню исполняла и Жанна Бичевская. 

Блажеевский был одним из первых, кто открыто заговорил о проблеме дедовщины в армии.

 

(википедия)

МОНОЛОГ

О, как спокоен нынче я!..
Вчера мне отрубили голову,
И гордо я хожу по городу,
Забыв глухое чувство голода
Ко всем предметам бытия.

Мне говорил палач:
“Не плачь,
Ведь завтра ты другую купишь,
Чтоб избежать людской молвы...”
А мне сегодня лепит кукиш
Ваятель вместо головы.

О, шиш из мрамора Каррары!..
На постаменте шеи он
Возникнет, как предвестье кары
На переломе двух времен.
И будет в нем дыханье бездны
И проницательность моя,

И выйдет из меня помпезный
Ниспровергатель и судья.

Я буду точен в каждом жесте
И, скажем, вытащу на свет,
Что ты украл в роддоме шерсти,
Отбритые за десять лет.
Иль на просторах паранойи,
Увидя тайный знак вдали,
Увел видения у Гойи,
Похитил Галю у Дали...

О, волоките меня волоком
По вашей грязной мостовой!..
Моя душа оббита войлоком,
Я ненавижу, я чужой
В миру, где умер почитатель
Стихов, и в суете мирской
Ненужным сделался ваятель,
И шиш исчез из мастерской.


* * *
“No smoking!” И поплыло прочь
Пространство черное, как сажа.
И самолет рванулся в ночь,
Изнемогая от форсажа.

Поправив привязной ремень,
Он думал: “Скоро буду дома...”
Остались под крылом Тюмень
И угольки аэродрома.

Гуденья стелящийся звук
Слегка давил на перепонки,
И он решил вздремнуть, но вдруг
Увидел женщину в дублёнке.

Она сидела впереди
С ней под руку — майор в шинели...
И что-то дрогнуло в груди,
Как будто запахом “Шанели”
Неуловимым, как весна
В начальном робком варианте,
Пахнуло в душу, и ни сна,
Ни высоты, —
лишь на веранде
 
Под ослепительной луной
Когда-то целовались двое...
В другом краю, в стране иной
Могло произойти такое.

И разом вспомнились ему
Заезженная на рефрене
Пластинка и дома в дыму
Цветущих яблонь и сирени...

Но, снявши головной убор,
Вся развернувшись волосами,
Смотрела женщина в упор
Неузнающими глазами.

А он зажмурился, грустя
По той подруге лучезарной.
Лицо — семнадцать лет спустя —
Пугало яркостью базарной.

В салоне приглушили свет,
И он подумал: “Где мы, кто мы,
Когда иных на свете нет,
А эти просто не знакомы?..”
Из блокнота
Позабудутся имя и отчество
И удвоится водки количество
В беспощадной гульбе...
Как тоске твоей — одиночество,
Как свече твоей — электричество,
Я не нужен тебе.

 

Запахи
Сретенка пахнет
Ветошью прошлой жизни,
Базаром — Арбат,
Грустной любовью — пруды,
Те, где пролилось масло...
1999


Жизнь
Любила порой,
Возносила, пугала
И мукой была,
Но, как в пустыне глоток,
Длилась только мгновенье.
1999

 

. . .

Цветаева, и Хлебников, и Рильке!..
Одолевая дивный сопромат,
Ты счастлив, ты выходишь из курилки
В тот незабвенный, в тот далекий март,

Цитируя зачем-то: “ночь... аптека...”,
Когда вокруг по-вешнему пестро.
Осталась за углом библиотека —
Дом Пашкова, и мы спешим в метро

По наледи хрустящей, а за кромкой
В бездомной луже ежится закат,
И от прекрасного лица знакомой
Исходит свет, слегка голубоват...

И день многоголосый, уплывая,
Томительно-нетороплив уже,
Но лестница летит, и угловая
Квартира на последнем этаже,

Где, чиркнув спичкой, — от крюка с одеждой
И до планшета с “Вечною весной” —
Хозяйка озаряет, как надеждой,
Свое жилище свечкой восковой.

И разговор, что вязок был, как тесто,
Из-за смущенья, из-за суеты,
Волнует ощущением подтекста:
“Любимая?..”

“Мой милый, это ты?..

Мне восемнадцать, но уже на части
Расколот мир, и столько чепухи,
Когда бы не особенное счастье
Любить искусство и читать стихи...”


И говорит во утоленье жажды,
И жарко ловит воздух нежным ртом...
Так выпало ей говорить однажды,
А слушавшему вспомнится потом

И чистый голосок, пропавший где-то
На перепутье большаков и трасс,
И как она — бледна, полуодета —
Себя дарила в жизни первый раз.

И то, что ощутил — впервые, Боже —
Свободу равнозначную реке:

Лежи и созерцай рассвет на коже
И первый луч на зыбком потолке.

— Любимая, — он скажет много позже, —
Кому Франческа, а кому Кармен...
Иные связи стоили дороже,
Не отдавая ничего взамен.

Лишь этот миг на чувственном пределе
В каморке бедной близ Москва-реки...
Тогда не я, тогда Земля при теле
Была — как шарик с ниткой — у руки!..

 

 

 

Поэзия@Журнал литературной критики и словесности. - №10.- октябрь.- 2011. 

 

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 28, 2012.