Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание

Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Живой журнал"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

 

 

Николай Березовский (Омск)

Николай Васильевич Березовский родился 24 июня 1951 года на Сахалине. После гибели отца воспитывался в интернате. Среднюю школу окончил экстерном. Высшее образование получил на отделении прозы Литературного института Союза писателей СССР имени А. М. Горького. Первые рассказы и стихи опубликовал в конце шестидесятых годов прошлого века. Автор восьми прозаических, поэтических и публицистических книг, изданных в Москве и в Сибири; многочисленных публикаций  в отечественной и зарубежной периодике. На киностудиях «Мосфильм» и «Лентелефильм» экранизирован его рассказ «Три лимона для любимой». Призёр и лауреат   литературных конкурсов. В частности, писательского еженедельника  «Литературная Россия» за 1999 год, Международного, посвящённого 55-летию окончания Второй мировой войны; «Сибирь – территория надежд» Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» за 2001-2002 годы, журналов «Московский вестник» ( 2004 г .), «Сибирячок» ( 2005 г .), «Дальний Восток» ( 2009 г). Награждён Грамотами Королевского Посольства Дании и Фонда «НСА2005»  к 200-летию Х.К.Андерсена и журнала «На боевом посту» Внутренних войск МВД РФ ( 2005 г .). Член Союза писателей и Союза журналистов России. Живёт и работает в городе Омске.

 

 

ПАРАД ПОБЕДЫ

 

 

 

(24 июня 1945 года)

 

 

Уходят невзгоды и беды,

Когда, шаг печатая свой,

Проходят Парадом Победы

И маршал, и рядовой.

 

Вы скажете: так не бывает.

И правда. Но было, когда

Парад не Девятого мая

Брусчаткой шагал, господа,

По площади Красной, знамёна,                                       

Штандарты врага преклонив…

 

Я вспомнил бы всех поимённо –

И тех, кого нет, и кто жив, –

Пронёсших тогда над брусчаткой,

Победный печатая шаг,

Те древки, как нечисть, в перчатках,

Чтоб помнил и будущий враг:

Покуда Россия живая,

На всех у неё хватит сил…

 

Дождь летний, Парад омывая,

Как будто прощенья просил

За тех, кто по этой брусчатке

Уже никогда не пройдёт,

За павших в невиданной схватке,

За муки, что вынес народ,

Которому жить бы да жить бы,

Ни лиха не зная, ни бед,

И праздновать свадьбы-женитьбы –

Не горькую славу побед…

 

Уходят невзгоды и беды,

Когда, шаг печатая свой,

Проходят Парадом Победы

И маршал, и рядовой.

 

Они, мне не кажется, – рядом,

Я всех их в сегодня позвал…

Ведь в День, освящённый Парадом,

Рожденье мне Бог даровал!

 

 

 

 

 

ПОСЛЕДНИЙ ФРОНТОВИК

 

 

Когда последний фронтовик

Глаза сомкнёт совсем,

Наверно, в этот самый миг

Нам плохо станет всем.

 

Пронзит неведомый недуг

Российские сердца,

И потемнеет всё вокруг

От солнца до крыльца.

 

Нас  зазнобит не по поре,

В жар бросит неживой,

И клён у мамы во дворе

Поникнет вдруг листвой.

 

Мы задохнёмся, как в дыму,

Ослепнем, как в ночи,

И не помогут никому

Лекарства и врачи.

 

Потом отпустит боль, уйдёт,

Листву расправит клён,

А утром радио наврёт:

«Над Русью был циклон...»

 

Мы с облегчением вздохнём,

Продолжим мирный труд,

Не зная, что теперь живём —

Как сироты живут.

 

А где-то будет биться крик

Знакомых и родных,

Когда последний фронтовик

Оставит нас одних.

 

Когда последний фронтовик

Уйдёт во времена,

Россия в этот самый миг

Приспустит знамена.

 

 

 

 

 

Я НЕ БЫЛ ТАМ…

 

 

В годы Великой Отечественной войны

в детских зонах фашистских

концлагерей малолетних  узников систематически подвергали

забору крови для медицинских нужд гитлеровской армии.

 

 

Я не был там,

Но жжёт огонь мертвецкий,

Как вспомню маму — голова бела:

Во сне она ругалась по-немецки,

Хоть совершенно русскою была.

 

Я был пацан, я спрашивал наутро:

«А что такое, мама, русишь ..?»

Её лицо белело, словно пудра,

Но отвечала: «Рано тебе знать!»

 

И ремешок затягивала ловко

Своих часов мужских — идут верней!

А ремешок скрывал татуировку —

Родимое пятно концлагерей...

 

Я вырос, изучил язык немецкий,

Узнал слова, что вслух не повторю.

Пусть мамы нет...

В медпункте зоны детской

Я каждой ночью

Кровь её сдаю.

 

Я не был там,

Но жжёт огонь мертвецкий,

Как вспомню маму — голова бела:

Во сне она ругалась по-немецки,

Хоть совершенно русскою была.

 

 

 

 

ВСТРЕЧА

 

Сестра разыскивала брата,

А брат разыскивал сестру...

Он помнил, как огонь встал рядом,

Она — как тишь вдруг на версту.

 

И что ещё они погодки,

И что ещё их разлучил

Налёт стервячий у слободки

С названьем памятным — Ключи.

 

А как случилось остальное,

Что разбросало их затем, —

Тому, конечно же, виною

Не чьё-то там коварство злое,

А боль и от ранений темь...

 

Сестра разыскивала брата,

А брат разыскивал сестру,

Не веря в вечную утрату

На переправе поутру.

 

Сестра разыскивала брата,

А брат разыскивал сестру:

Две головёшки если рядом,

Тогда не тлеть — гореть костру.

 

И повезло.  Пусть стариками —

Сошлись их стёжки в общий путь.

И первый же вопрос о маме:

«Она была ведь тоже с нами,

О ней не знаешь что-нибудь?..»

 

И всё. Никто их не обидел.

А слёзы были от того,

Что брат сестры своей не видел,

Она — не слышала его...

 

Послать рукопись, сообщение, комментарий

Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 28, 2012.