Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

Наши друзья:

 

Александр Балтин (Москва)

Картинка 2 из 343

Кратко об авторе: Александр  Балтин – член  Союза  писателей  Москвы, автор  53 книг (включая Собрание сочинений в 5 томах), свыше  2000 публикаций  в более, чем  100 изданиях  России, Украины, Беларуси, Башкортостана, Казахстана, Италии, Польши, Словакии, Израиля, Якутии, Эстонии, США, лауреат  международных  поэтических  конкурсов, стихи  переведены  на  итальянский  и  польский  языки.

 

ВЛАСТЬ  ГОРШКА

(политическая сатира)

 

Город  ветхий, в  городе  баланс

Жизни  и  у  каждого  есть  шанс

Сыто  есть  и  мягко-мягко  спать.

Город – бюргерская  благодать.

Некогда  учёные  - стремясь

Жизни  суть  познать – порвали  связь

С  жизнью  ради  пищи  тут, у  нас,

А  важней  всего  такая  связь.

Некогда  поэты  пили  сок

Из  народных  тем, народных  строк.

И  решили  жители  - пускай

Нам  горшок  устроит  сытный  рай.

То  есть – возведём  его  на  трон.

Проявил  себя: учёных  он

Повелел  сварить – их  не  резон

Слушать, и  поэтов  и  т. п.

Под горшком  уютно  жить  тебе?

Мне  и  всем. И  штат  его  велик –

Всяк  сановник  уяснил  язык

Мрачного, тяжёлого  горшка.

Власть  его – как  сытая  тоска.

Есть, варить  и  спать – горшка  закон,

Каждый  в  тело  сытости  влюблён.

Сытость – как  богиня  нам  дана -

Толстая  и  сонная  она.

Выделен  горшку  большой  дворец.

Там  паркеты  всюду  цвета  грец-

ких  орехов,  комнат  масса, проч.

Сколь  от  роскоши  бывает  прок?

У  горшка  постельничих  пять  штук –

В  десять  обихаживают  рук.

Личный  врач – он  пользует горшок,

Чтобы  оный  князь  не  занемог.

Князь-горшок, и  граф, и  наш  отец –

Нас  от  мудрости  избавил  наконец,

От  поэтов, музыкантов, проч.

Нечисть  мысли! – Вы  б  отдали  дочь

За…ну  хоть  философа? – О  нет,

Забывает  часто  про  обед.

 

Вдруг – не  то, не  так – и  треснул  наш

Князь, отец, -  и  у  врача  мандраж,

Мёртв  горшок (а  был, ответьте, жив?)…

Но  при  нём  ветвленье  перспектив

Знали  мы, как  завтрак  и  обед.

Из  дворца  нам  сообщают  бред –

Умер  наш  отец, почил  горшок.

Архивариуса  хватит  шок.

Нумизмат  рыдает, и  в  пивной

Потрясенье. И  хозяйки  вой –

Как  же  мы? И  как  же  без  тебя?

Бородёнку  дядя  теребя,

Говорит  племяннику: Каюк.

И  молочник  дал  специально  круг,

Чтоб  услышать  объявленье  из

Окон – умер  наш  отец! Карниз

Вздрагивает…Скорбь. Сплошная  скорбь.

Как  ход  жизни  невозможно  скор.

Что  ж – опять  поэты  к  нам  попрут,

Композиторов  с  собою  приведут?

И  философы  полезут  к  нам…

Мать  предчувствует  избыток  драм,

Дочь – дебела  и  пастозна – в  плач.

  А  мальчишки, глянь, гоняют  мяч.

Жизнь  сама  не верит  в  бред  горшков,

В  нашу глупость, в  наш  набор  грехов.

Поэзия @ ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ И СЛОВЕСНОСТИ, №6 (июнь), 2012 года.  

  

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: июня 02, 2012.