Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание

Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Живой журнал"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

 

 

Постоянный автор нашего журнала Александр Балтин - член Союза писателей Москвы, автор 18-ти поэтических книг, свыше 190 публикаций в 68 изданиях России, Украины, Белоруси, Италии, Польши, США, лауреат международных поэтических конкурсов. Стихи переведены на итальянский и польский языки.

 

Александр БАЛТИН (Москва)

АЛХИМИЯ


Алхимия  жизни

Чрезмерно  сложна.

Терпения  жилы,

Смиренья  луна.

 

Мечтаний  довольно

Корявы  края:

Конечно, невольно

Обрезался  я.

 

И  капелька  крови –

Горячий  рубин

Из  области  нови

Далёких  глубин.

 

Смешаешь  в  реторте

Былое…а  с  чем?

Кровь  ходит  в  аорте,

Чужая  совсем.

 

Алхимия  жизни

Хотя  и сильна,

Иллюзии  лживы

Во  все  времена.

 

      *      *     *

Зима  подтаяла  мороженым.

Блестит  янтарный  небосвод

Над  миром, будто  огороженным

Режимом  календарных  нот.

Мост  над  оврагом – там. В  провинции –

Вибрирует  от  мчащих  в  даль

Машин…И  нет  моей  провинности,

Что  для  мечтаний  дней  не  жаль.

Снег  шубкой  заячьей  распластанный

Тут  на  асфальте…мёртвый  зверь.

И  всё  же  день, ходьбой  рассказанный

Мне  интересен – верь, не  верь.

В  нём  сумма  золотистых  разностей.

…сугроб  весь  в  оспинах  весны.

И  свет  расцвета, новой  радости,

Коль  зимние  уходят  сны.

 

 

      *     *    *

Недавно  замощённые  дорожки

Бульвара  отливают  под  дождём

Тюленьей  шкурой – но  чуть-чуть, немножко,

И  нефтью, золотой  весьма  притом.

 

Шарами  фонарей  переливают

Дорожки, и  таинственны  они.

Так  много  мне  внезапно  открывают

Окрестные  огни…

 

 

МИССИЯ  ШПРЕХШТАЛМЕЙСТЕРА

Шпрехшталмейстер  объявляет

В  старом  цирке  номера.

И  мундир  его  сверкает,

Что  сегодня,

Что  вчера.

 

Группа  храбрых  акробатов!

И  уже  спешат они.

Заведённость  автоматов,

Трюков  сложные  огни.

 

Тигры, дрессировщик  славный.

Важно  хищники  идут.

Шаг  упругий, вместе  плавный.

И  огонь  не  страшен  тут.

 

Ну  а  клоунов  не  надо

Объявлять. Полно  реприз.

Цирк  едва  ль  подобье  сада,

Но – полно  счастливых  лиц.

 

Счастлив  человечек  что  ли

Сей  работою  своей?

Или  он  заложник  воли

Золотящихся  огней?

 

Вот  он  снова  объявляет,

И  довольно  строг  лицом.

И – заботы  отменяет,

Все  заботы – на  потом!

 

Отрешитесь, отрешитесь!

Радуйтесь  душой  сейчас.

С  радостью  соединитесь,

Всё  хорошее  для  вас.

 

Шпрехшталмейстер  объявляет

В  старом  цирке номера.

И  мундир  его  сверкает,

Что  сегодня, что  вчера.

 

 

ГНОСТИЧЕСКИЕ  ЗЁРНА

Утренняя  улица  темна.

Снегом  опушённая  она

Мистикой  отмечена,  примстится.

Небо  точно  плотный-плотный  свод.

Но  огни  внизу  играют – вот

Пустотой  звеня  автобус  мчится.

 

Зёрна, что  в  сердца  посеет  явь

Стоит  ли  растить? Насколько  я  в

Данности? Ко  мне  идёт  собака.

Тычет  носом  в  брючину  мою.

Глажу  зверя. Тёмный  воздух  пью.

Тёмный, но  не  страшен  он, однако.

 

Образ  настоящего  насколь

Дан  разнообразной  суммой  воль?

Переулок  в  прошлое  уходит.

Часто-часто  будущим  дыша,

Не  поймёшь – растёт  в  тебе  душа?

Или  же  мечтает о  свободе?

 

Зёрна смысла, капли  бытия…

Прохожу  ларёк  цветочный  я,

Думаю  ли  о  цветенье  смысла?

Ночь  весьма  пространна, но  она

В  марте  с  утром  смешана. Длина

Переулка  входит  прямо  в  числа.

 

        *     *     *

Овраг  обширный, будто  сон.

Через  него  ведёт   дорога.

И  сумму  вертикальных  балок

Овраг  представит – ими  он

Ощерен – не  всерьёз, немного.

Вот  Стоунхендж. Совсем  не  жалок.

 

Коль  ощущенья  подкачают,

Придёт  фантазия  на  помощь.

Зимою  дети  здесь  на  санках –

В  огнях  всё – весело  съезжают.

Ты  равнодушен, будто  овощ

К  игре. И  нету  смысла  в  сказках.

 

Бетонные  мне  балки  эти

Столь  интересны. Что-то  строили,

И  бросили. Окрестно  город,

В  котором  вырастают  дети.

Детьми  возможно  больше  стоили.

 

Теперь  зима. Скрипучий  холод.

 

ВОКРУГ  МОБИ  ДИКА

Весы  качаются  над  бездной –

Насколько  знает  человек

Закон  их  действия  железный?

К  добру  склониться  чтоб, а  не  к…

                                     

Коль  кашалот  дан  будто  символ,

Погоня  нам  не  по  зубам.

А  вы  хотели  б  клумбу  примул?

Уютный  дом  приятней  вам?

 

Гарпун  догонит  кашалота!

И  мяса  будет  сочный  груз.

Ахав. Библейская  работа,

Которой  смысла  я  боюсь.

 

Кот-кашалот, котяра  милый.

Дом  обстоятельств  нехорош.

От  жизни , уж  давно  постылой

Как  ни  старайся, не  уйдёшь.

 

Весы  качаются  над  бездной.

Ко  злу  склоняться  не  моги.

И  долей  кажутся  плачевной

Твои – пред  высотой – долги.

 

ОСЕНЬ  ПАТРИАРХА

Астры  лохматые,

Осени  шаг.

Стёртые  даты  и

Тот  же  всё  враг.

 

Города-Ирода

Власть  широка.

Дача, где  иволга,

Рядом  река.

 

Отъединение

От  скоростей.

И  разрушение

Личных  страстей.

 

Ибо  врастание

Возрастом  в  жизнь

Есть  избывание

Скверны  и  лжи.

 

ЗИМНИЙ  ТАЛЛИНН

Картинка  успокаивает  нервы,

Картинка – зимний  Таллинн – на  стене.

Как  будто  город  отворён, и  недра

Его  весьма  любезны  мне.

 

На  черепице  белый  снег  мерцает,

Соборы  колют  неба  синеву,

Не больно  колют – каждый  это  знает,

И  я – поскольку  долго  я  живу.

 

 

Дома, чьи  окна  тайною  богато

Наполнены, видны  проулки  мне.

И  облачко  в  углу – оно  крылато,

И  о  крылатом  вспомнится  коне.

 

 

 

ЦЕНА  ИДЕАЛА

(стихотворение  в  прозе)

  Вышел  из  кухмистерской, и  потянулся  сладко, смакуя  послевкусие. Постоял  на  галдарее, глядя  на  искристо-зернистый, сине-белый  снег; и  вдруг – она – тоненькая,

Порывистая, великолепная. Сбежал  по  ступенькам, и  крикнул  извозчика. – Скорее – за  ней! ЗАСКРИПЕЛИ  ПОЛОЗЬЯ  ВЕСЕЛО, ГРОМАДНЫЕ, РАЗНОЦВЕТНЫЕ  ДОМА  ВАЛИЛИ  В  ГЛАЗА, ЮРОДИВЫЙ  ВЗВЫЛ, ТРЯСЯ  грязной  бородой. Поражала  скорость  движения – Она, та  девушка, та  прекрасная  неизвестная – свернула  в  один  проулок, во  второй, наполовину  заваленный  брёвнами, и  вдруг – во  двор. – Стой! – крикнул  извозчику, и  кинув  монету, устремился  за…Чёрно-белый  колодец-гроб, лабиринт  страхов, слепые  стены  домов, и – костёр, как  рыжий  крик  боли, и – низкое  жёлтое  окно, а  за  ним  прачки – толстые, мощные, шум  стирки, пар…И – страх  дворов, которым  нет  конца.

   Вот  вам  цена  идеала.

 

 

        *      *     *

Деревья  чёрные  и  белый -

Такой  по-детски  белый  снег.

Глядит  на  снежность  очумелый

От  силы  счастья  человек.

 

Глядит, забывши  на  мгновенье

Про  40  лет, про  жизнь-печаль.

И  новое  стихотворенье

Отдать  молчанию  не  жаль.

 

 

Послать рукопись, сообщение

Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 28, 2012.