Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание

Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Живой журнал"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

 

 

 

Борис РЕЙФМАН (Глазов, Удмуртия)

Провинция и провинциальность

(несколько слов о клубе любителей кино и его мировоззренческих основаниях)

Рейфман Борис Викторович родился в Глазове. Получил образование в МВТУ им. И.Э. Баумана и во ВГИКе им. С.А.Герасимова. Киновед. Руководит работой городского клуба любителей кино «Ракурс». Преподает историю кино, историю культуры, культурологию. 
В 1993 г. стал одним из лауреатов первого Международного конкурса поэзии «Глагол». 

Творчество Б.В. Рейфмана многогранно: поэт, драматург, сценарист.

Автор пьес, сценариев к театральным постановкам,  песен к спектаклям Глазовского театра «Парафраз». 

Изучая философию и культуру, написал ряд статей и научных работ по этим предметам. 

Публиковался в журналах «Киноведческие записки», «Вопросы культурологи». 

В 2003 г. защитил кандидатскую диссертацию по культурологии. В настоящее время Борис Викторович работает над докторской диссертацией и преподает культурологию и историю кино в  Глазовском государственном педагогическом институте им. В.Г. Короленко и Глазовском инженерно-экономическом институте (филиале  Ижевского государственного технического университета).

Недавно на одной культурологической конференции услышал историю, похожую на анекдот: культурантрополог, посетивший Новую Гвинею, встретил там вполне цивилизованного с виду (автомобиль, джинсы и т.д.) местного жителя, который, с восхищением говоря о Миклухо-Маклае, вдруг посетовал, что выдающийся русский этнограф проводил свои исследования не в той части острова, где жили предки этого человека. «Они были людоедами и съели бы Миклухо-Маклая, а значит в моих жилах текла бы его кровь». Грусть аборигена, конечно, понятна: так, очевидно, он выражает свое желание еще большей причастности к глобальной культуре, неудовлетворенность культурной изолированностью.

Данная интенция – хотя и облаченная в весьма своеобразную форму – выгодно отличает новогвинейца от доморощенной кровожадности многих наших провинциалов. Провинциальность здесь я понимаю не как место жительства (провинцию), а как некую, никак не связанную с самодостаточностью, агрессивную противопоставленность локального культурного мира другим («чужим» и «чуждым») культурным мирам. «Проклятые америкосы», «загнивающий Запад» – такие и подобные эскапады нередко можно услышать не только на бытовом уровне, но, к сожалению, и в, казалось бы, профессиональных диалогах. Вот известный тележурналист Михаил Леонтьев, выступая в программе «Времена», в очередной раз с ненавистью говорит о европейцах и американцах как о лютых врагах, непременно желающих нашей гибели. Ему вторит писатель Александр Проханов и многие другие, часто называющие себя то политологами, то философами. Недавно в очередной раз услышал о «тлетворном влиянии гниющего Запада» и у нас в Глазове – на встрече с вдовой известного русского социолога Александра Зиновьева.

Впрочем, важнейшее в гуманитарной культуре ХХ в. понятие «диалог» тут совершенно ни при чем. Диалогическая философия М.М.Бахтина и М.Бубера, диалогическая герменевтика Х.Г.Гадамера и немецкой рецептивной эстетики, онтологическая диалогика культуры В.С.Библера – эти и многие другие направления философской и культурологической мысли при всем огромном их смысловом многообразии объединены прежде всего одинаковым пониманием того, чем является в современном мире интеллектуальная непровинциальность. С начала ХХ в. все отчетливее осознается и несводимость разных исторических смыслов бытия – ближневосточного (иудео-библейского) и эллинского, античного и средневекового, – и непохожесть жизненных миров, синхронно сосуществующих сегодня. Человек обнаруживает себя стоящим на перекрестке «столбовых дорог», т.е. смысловых спектров, которые невозможно понять как ступени некой восходящей лестницы. Каждый из этих спектров претендует на уникальность и онтологическую самодостаточность. И вместе с тем все эти ценностные горизонты в ХХ в. раскрываются еще в одном, наиболее важном для современного  человека смысле – в смысле именно внутренне-диалогическом. Современный человек – это человек внутреннего диалога, диалога не сводящихся друг к другу, но дополняющих друг друга культур, происходящего внутри одной субъективности, одной личности. Даже массовая культура – а именно ее «тлетворное» распространение чаще всего инкриминируют Западу – является все-таки определенной культурой со своими истоками и важными для всех нас чертами. Нужно лишь не быть ее рабом, ибо моно-логичный, моно-культурный человек в сегодняшнем мире всегда поверхностно-идеологичен, ограничен и, как правило, агрессивен.

В течение многих лет руководя клубом любителей кино в небольшом провинциальном Глазове, я видел и вижу свою задачу именно в продвижении идеи непровинциальности, т.е. диалогической формы сознания. Наш адресат, прежде всего, – молодой человек, не желающий мириться со столь актуальным в России «географическим фактором» и его следствием – гипертрофированной централизацией культурной жизни.

Само понятие «клуб любителей кино» («киноклуб») возникло в 20-е годы прошлого века, когда в кинематографе впервые была осознана оппозиция «кино как массового зрелища» и «кино как искусства». Первый киноклуб «Друзья седьмого искусства» появился во Франции в 1920-м году. В конце 50-х, во времена «хрущевской оттепели», многочисленные киноклубы были созданы в СССР. Они объединяли, главным образом, представителей интеллигенции, впервые после десятилетий «железного занавеса» и идеологического противостояния «буржуазному кино» получивших возможность познакомиться с лучшими произведениями мирового кинематографа. Кроме того, это было время так называемого «авторского кино», заново, после перерыва в несколько десятилетий, поставившего проблему «элитарности» и «массовости» в искусстве.

Глазовский киноклуб родился в 1983 году, а наиболее бурное развитие пережил во второй половине 80-х, во времена Перестройки. Именно в это время, после уже второго падения «железного занавеса», глазовские зрители самых разных социальных групп активно участвовали в работе киноклуба, организовавшего еженедельные просмотры фильмов из зарубежных посольств, призеров международных и всесоюзных фестивалей, классических фильмов. В 90-е годы формы работы киноклуба изменились: с тех времен и по сей день – это, в основном, видеопросмотры для небольших аудиторий. Именно в последние годы среди зрителей, участвующих в работе киноклуба, все больше молодых людей, студентов глазовских вузов. Одной из форм работы киноклуба является совмещение просмотров классического и лучшего современного кино в городских кино- и видеозалах с факультативным студенческим кинообразованием. Спецкурсы по истории и теории кино совмещают лекционный материал, демонстрацию фрагментов и, в некоторых случаях, целых фильмов и самостоятельную работу студентов в форме написания рефератов и их защиты на семинарских занятиях.

Глазовский клуб любителей кино, таким образом, – это наш «провинциальный» ответ вызову интеллектуальной провинциальности и проявление мировоззренческой приверженности европейской идее культуры с ее важнейшими понятиями «внутренняя свобода» и «личность».  

 

 

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 28, 2012.