Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ЦИКЛ «РУССКОЕ СРЕДНЕВЕКОВОЕ ПОГРАНИЧЬЕ»  

Дейнека Наталия Николаевна, учитель средней школы № 73 города Воронежа. Окончила Воронежский государственный университет, по специальности – историк. Свою работу строит на использовании в учебном процессе творческих технологий, в ходе решения благородной задачи патриотического воспитания своих подопечных, широко привлекает краеведческий материал, которым так богата история родной Воронежской земли. 

Наталия Дейнека (Воронеж)

ИСТОРИЯ ВОРОНЕЖСКОГО СЕЛА ЧЕРТОВИЦКОЕ 

Глава 3  

ПРЕДСТАВИТЕЛИ ВОРОНЕЖСКОЙ СЛУЖИЛОЙ

ЭЛИТЫ ХVП ВЕКА В СЕЛЕ ЧЕРТОВИЦКОМ

 

         Строительство города Воронежа повлекло за собой быстрое заселение окрестных мест. Наиболее излюбленным и защищенным местом от набегов неприятеля было правобережье реки Воронеж.

         После возведения крепостных стен город Воронеж заселялся представителями служилого сословия: служилые люди «по прибору»:  стрельцы, казаки, пушкари получали земельные наделы в городском поле (наделы пашенной земли).  Служилые люди «по отечеству»: дворяне выборные, дворовые, дети боярские городовые, поместные казаки и атаманы получали наделы в Воронежском уезде по нормам поместного права. Они фиксировались в разборных десятнях  и разделялись на статьи в зависимости от поместных и денежных окладов, а также по степени боеспособности.

         Местное управление в ХVП веке представляло собой переплетение государственных и земских, общественных начал. В значительной степени оно осуществлялось не профессионалами – «управленцами», а представителями служилого сословия, посадских людей, крестьян. Ведущие должности на местах – воевод, голов, губных старост – занимали столичные и провинциальные дворяне. Под «дворянством» понимаются служилые люди «по отечеству», помещики и вотчинники, которые в ХVП веке были разделены на чины: думные (бояре, окольничьи, думные дворяне), московские (стольники, стряпчие), городовые или провинциальные (дворяне выборные, дворовые, дети боярские)[i]. В ХVП веке в этом смысле термин «дворяне» не использовался. К воронежскому дворянству отнесем выборных дворян, дворовых, городовых детей боярских, поместных казаков и атаманов, отмеченных в воронежских десятнях и списках. Состав воронежского дворянства первой половины ХVП века зафиксирован в разборной десятне 1621/22 годов[ii]     

         Воронежская разборная десятня 1621/22 годов зафиксировала 371 сына боярского и 253 атаманов, есаулов и поместных казаков[iii].   

         Из массы помещиков и вотчинников выделялась служилая верхушка, которую отличали более высокие чины, должности, поместные оклады и «дачи», наличие крестьянских и бобыльских дворов. Воронежский историк О.В. Скобелкин назвал эту верхушку «служилой элитой»[iv].         В это время высшим для Воронежа был чин дворового сына боярского. К их числу принадлежали Неустрой Григорьевич Тарарыков и Прокофий Михайлович Шишкин.

         В Дозорной книге 1615 года, которая представила нам богатейший материал о землепользовании и дворовладении, мы находим первое упоминание о селе Чертовицком: «Село Чертовицкое на реке на Воронеже за помещики…»[v].

Она называет нам следующих детей боярских – Алексей Иванович Салманов, Иван Андреевич Немой, Иван Никитович Паренаго, Василий Григорьевич Тарарыков – родной брат Неустроя, Василий Минеевич Струков.

         В Писцовой книге 1629 года, наряду с вышеупомянутыми помещиками, мы находим новые имена: «Том же селе Чертовицком за помещики: за Алексеем Ивановым сыном Абрамова… За Степаном Микитиным сыном Паренаго… За Богданом Ивановым сыном Михнева… За Григорием Григорьевым сыном Струкова…»[vi].

         Одним из первых помещиков села Чертовицкого был Неустрой Григорьевич Тарарыков – подъячий Поместного приказа. В 1615 году он владел в селе Чертовицком 20 четвертями земли, в деревне Пекшевой 50 четвертями, в деревне Глушицы 50 четвертями «в поле»[vii]. Грамотный. Неустрой Григорьевич подписал отдельные книги 1 августа 1623 года  в Шиловом городище, 25 ноября 1624 года подписал отказные книги вместо П.М. Шишкина в селе Чертовицком и деревне Животинной[viii]. По десятне 1621/22 годов он – дворовый сын боярский, с окладом 400 четвертей, поместьем 186 четвертей, денежным окладом из чети – 15 руб., «живет на государевой службе на коне, в саадаке, в сабли, да за ним конь прост, да человек с пищалью»[ix].        Н.Г. Тарарыков в 1627–1632 годах был воронежским губным старостой. Главной задачей губных старост и их помощников был розыск и наказание разбойников, убийц, татей – «ведомых лихих людей», то есть наиболее опасных уголовных преступников. Выбранные всеми группами населения из числа дворян и детей боярских губные старосты стояли во главе особых учреждений – губных изб. Губными учреждениями руководил Разбойный приказ. Воронежские губные старосты принадлежали к служилым верхам «города». Об этом свидетельствуют их чины и оклады, наличие крестьянских и бобыльских дворов, пребывание на других должностях местного управления. Как правило, губным старостой становились после долгих лет полковой службы.

         При Неустрое Григорьевиче была построена тюрьма и сформировался губной аппарат. Указ о строительстве в городе тюрьмы, выборе губных целовальников и дьячка был составлен 21 октября 1627 года и был адресован губному старосте Н.Г. Тарарыкову[x].  Кроме исполнения прямых обязанностей Н.Г. Тарарыкову поручались самые разнообразные дела, в том числе отказ земли в поместья. В 1632 году в селе Глушицы Тарарыков был убит при исполнении обязанностей детьми боярскими И.Соболевым, А.Иевлевым. Сын  Н.Г. Тарарыкова Иван до 2 февраля 1639 года подал в Разряд исковую челобитную в возмещение ущерба на 42 руб. («под отцом убили: конь рыж – цена 15 руб., да с коня сняли седло и узду – полтретья рубли, да с отца сняли зипун сукно костряж – 4 руб., кафтан комчат двоеличен – 7 руб., да саблю булатною оправною  - 12 руб., да шапку – 2 руб.»)[xi]. Иван Неустроев сын Тарарыкова имел земельный оклад 250 четвертей, денежный – 8 рублей и жил в отцовском поместье. В 1635 году вдова Н.Г. Тарарыкова Авдотья вышла замуж за Т.И. Михнева, к которому перешло ее прожиточное поместье в селе Чертовицком. Трофим Иванович Михнев был одним из известнейших воронежских дворян, который продвинулся в ХVП веке на государевой службе. Одним из первых получил чин выборного дворянина. В 1651 году  Трофим Иванович получил прожиточное поместье падчерицы Анны в селе  Глушицы и деревне Пекшево[xii].

         Другой заметной личностью ранней истории Воронежа был  Струков Василий Минеевич. Он занимал должность стрелецкого и казачьего головы до 1646 года. В 1646 году он был направлен для службы на Нижний Дон и был назначен воронежским казачьим головой. После его отставки воевода Ф.Арсеньев жаловался на непослушание и бесчестие со стороны бывшего казачьего головы В.М. Струкова, который, по словам воеводы, надеется «на свое озорничество и на многое богатство»[xiii].  Василий Струков в 1621/22 годах записан как новик, служащий с отцовского поместья с окладом  250 четвертей, поместьем 115 четвертей, денежным окладом  7 руб.[xiv]

         В 1657 году В.М. Струков по поручению Разряда производил сыск в Валуйках о «заповедных лесах», составил чертеж и представил его в Москву[xv]. По грамоте от 8 июля 1659 года на место воронежского осадного головы назначен сын боярский В.М. Струков[xvi]. В круг его служебных обязанностей входила подготовка города-крепости к возможному нападению неприятеля. Осадный голова следил за «нарядом» – артиллерией и боеприпасами. В его непосредственном подчинении находились пушкари, затинщики, воротники, казенные кузнецы и плотники. Функции осадного головы определялись наказами. До середины ХVП века наказы выдавались Разрядным приказом, во второй половине столетия назначение осадных голов входило в компетенцию Пушкарского приказа. Оклад В.М. Струкова в 1657 году и в 1660 году составлял 900 четвертей, денежный «из чети»  – 40 руб.[xvii] В 1660 году Василий Минеевич Струков получил чин выборного дворянина.         

Немаловажной фигурой среди помещиков в селе Чертовицком был Иван Андреевич Немой – воронежский сын боярский с окладом 300 четвертей, поместьем – 86 четвертей, денежным окладом 7 рублей по десятне 1621/22 годов[xviii].   Он показан помещиком  села Чертовицкого в 1615 и 1629 годах[xix]. За ним в Чертовицком был двор его помещичий, да крестьян мужского пола 32 души с домами их и семьями[xx]. После отставки в 1635 году осадного головы П.М. Шишкина обязанность собирать посопный хлеб (натуральный налог в «государевы житницы»)  перешла к выбранному городскими и уездными людьми к сыну боярскому И.А. Немому, который занимал эту должность до 7 апреля 1639 года.

         Другой известной личностью был в местном управлении города Воронежа был Степан Микитин сын Паренаго – воронежский сын боярский по десятне 1621/22 годов[xxi]. Как помещик села Чертовицкого он показан в 1629 году[xxii]. В 1638 году Степан Микитин ездил в Азов вместе с Иваном Арефьевым «для проведывания вестей» после взятия казаками Азова. В 1643–1644 годах занимал должность таможенного  и кабацкого головы в городе Воронеже.          В 1678 году помещиками в селе Чертовицком были его сыновья Иван и Прокофий. 

         Таким образом, служилые люди, выдвинувшиеся в силу своих личных заслуг и способностей, формировали верхушку служилого сословия и становились представителями местной дворянской верхушки, отличавшиеся от рядовых детей боярских более высокими окладами, дачами, наличием крестьянских и бобыльских дворов. В связи с вышеуказанными, в Воронежском уезде  выделяется несколько дворянских родов, представители которых чаще, чем другие занимали руководящие должности в Воронежском управлении – Шишкины, Михневы, Паренаго, Струковы, Тарарыковы. Занятие важнейших должностей местного управления – один из признаков, по которому человека можно отнести к провинциальной служилой элите.


                [i] Глазьев В.Н. Воронежское дворянство ХVП века: роль в местном управлении // Из истории Воронежского края.  Воронеж, 2000. Вып. 8. С. 14.

            [ii] Сторожев В.Н. Воронежское дворянство по десятням ХVП века // Памятная книжка Воронежской губернии на 1894 год. Воронеж, 1894. Отд. 3. С. 83–110.

            [iii] Глазьев В.Н. Указ. соч. С. 14.

            [iv] Скобелкин О.В. Служилая элита Воронежского уезда в 70-х гг. ХVП в. // Елец и его окрестности. Тезисы научной конференции. Елец, 1991. С. 44–46.

            [v] Материалы для истории Воронежской и соседних губерний. Воронежские писцовые книги. Воронеж, 1891. Т. 2. С. 54.

            [vi] Там же. С. 238.

            [vii] Переписная книга Воронежского уезда  1646 года / Подг. текста, вступ.ст. и примеч. В.Н. Глазьева. Воронеж, 1998. С. 342. 

            [viii] Глазьев В.Н. Власть и общество на юге России в ХVП веке: противодействие уголовной преступности. Воронеж, 2001. С. 342.

            [ix] Сторожев В.Н. Указ. соч. С. 89.

            [x] Древние грамоты и другие письменные памятники, касающиеся Воронежской губернии и частью Азова. Воронеж, 1851. Кн. 1. С. 55.

            [xi] Глазьев В.Н. Власть и общество на юге России в ХVП веке. С. 343.

            [xii] Там же. С. 344.

            [xiii] Глазьев В.Н. Воронежское дворянство ХVП века: роль в местном управлении. С. 21.

            [xiv] Сторожев В.Н. Указ. соч. С. 90.

            [xv] Глазьев В.Н. Власть и общество на юге России в ХVП веке. С. 349.

            [xvi] Древние грамоты и другие письменные памятники, касающиеся Воронежской губернии и частью Азова. Воронеж, 1853. Кн. 3. С. 57–58.

            [xvii] Глазьев В.Н. Власть и общество  на юге России в ХVП веке. С. 350.

            [xviii] Сторожев В.Н. Указ. соч. С. 84.

            [xix] Материалы для истории Воронежа и соседних губерний. Воронежские писцовые книги. Воронеж, 1891. Т. 2. С. 55, 238.

            [xx] Переписная книга Воронежского уезда 1646 года. С. 98.

            [xxi] Сторожев В.Н. Указ. соч. С. 85.

            [xxii] Материалы для истории Воронежа и соседних губерний. Воронежские писцовые книги. Воронеж, 1891. Т. 2. С. 238.

 

   

Послать рукопись, сообщение

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 29, 2012.