Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание

Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Живой журнал"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

 

 

Наши друзья:

 

Юбилейный номер "Журнала литературной критики и словесности".

Александр АБРАМОВ (Москва)

 

Постоянный автор Журнала литературной критики и словесности

 

О НЕКОТОРЫХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ШЕДЕВРАХ СОВЕТСКОЙ ЭПОХИ И НЕ ТОЛЬКО О НИХ...

 

Эссенциальное эссе 

 

Сейчас Россия переживает труднейшую пору перехода от жизни по социалистической модели к жизни по канонам капитализма. Многие считают, что, как раньше настоящего социализма у нас не было, так и сейчас у нас нет настоящего капитализма. Но если не брать в расчёт бесспорно имеющиеся отклонения от идеальных моделей (а, как известно, ничего идеального вообще никогда не бывает), то основные элементы социализма раньше и основные элементы капитализма теперь у нас имели и имеют место. В связи с этим возникает существенная проблема: как относиться к литературе так называемого социалистического реализма. При Ленинско-Сталинском социализме вопрос о произведениях, не соответствующих  духу строящегося коммунистического общества, решался просто. Запретить и не печатать. В настоящее время официальная цензура отсутствует и, вроде бы, можно печатать почти всё, что угодно. Правда, при рыночных законах государство на печатанье художественных произведений денег практически не даёт, и авторам и издателям приходится изворачиваться, чтобы издание книг себя окупало. Но я сейчас не об этом. За годы Советской власти было издано громадное количество художественной литературы. Ясно, что мировая классика и наша, и зарубежная своей ценности не потеряла. Многие произведения советских писателей назывались произведениями социалистического реализма только условно. Например, «Тихий Дон» Шолохова, «Василий Тёркин» Твардовского, да и многие другие произведения имеют общечеловеческую ценность и будут востребованы при любом строе. Я полагаю, что даже те произведения, где искренно и на высоком художественном уровне воспевался революционный пафос, тоже не умрут. Например, «Как закалялась сталь» Островского.
Мне представляется, что это же относится и к некоторым стихотворным шедеврам советской эпохи. Приведу конкретные примеры. Вот поэма Багрицкого «Смерть пионерки». В этой поэме умирает от скарлатины пионерка Валя. Мать умоляет её надеть нательный крестик, полагая, что Бог поможет дочке выжить. Валя отказывается и, делая слабеющей рукой пионерский салют, умирает. Казалось бы, сейчас эту поэму можно выкинуть на помойку.
Но неужели могут погибнуть эти строки:

Пусть звучат постылые,
Скудные слова -
Не погибла молодость,
Молодость жива!

Нас водила молодость
В сабельный поход,
Нас бросала молодость
На кронштадтский лед.

Боевые лошади
Уносили нас,
На широкой площади
Убивали нас.

Но в крови горячечной
Подымались мы,
Но глаза незрячие
Открывали мы.

Возникай содружество
Ворона с бойцом -
Укрепляйся, мужество,
Сталью и свинцом.

Чтоб земля суровая
Кровью истекла,
Чтобы юность новая
Из костей взошла.

Чтобы в этом крохотном
Теле - навсегда
Пела наша молодость,
Как весной вода.

Валя, Валентина,
Видишь - на юру
Базовое знамя
Вьется по шнуру.

Красное полотнище
Вьется над бугром.
"Валя, будь готова!" -
Восклицает гром.

В прозелень лужайки
Капли как польют!
Валя в синей майке
Отдает салют.

Тихо подымается,
Призрачно-легка,
Над больничной койкой
Детская рука.

"Я всегда готова!" -
Слышится окрест.
На плетеный коврик
Упадает крест.

И потом бессильная
Валится рука
В пухлые подушки,
В мякоть тюфяка.

А в больничных окнах
Синее тепло,
От большого солнца
В комнате светло.

И, припав к постели.
Изнывает мать.

За оградой пеночкам
Нынче благодать.

Вот и все!

Но песня
Не согласна ждать.

Возникает песня
В болтовне ребят.

Подымает песню
На голос отряд.

И выходит песня
С топотом шагов

В мир, открытый настежь
Бешенству ветров.

Нет, такие строки умереть не могут. Прав здесь Багрицкий или не прав, значения не имеет. Могучий талант и безусловная вера в то, что он пишет, спасает эти стихи от тления и смерти.
Другой пример. Стихотворение Владимира Луговского «Костры». Здесь Луговской пропел гимн коммунизму. Но как пропел. Вспомните

Унеси мое сердце
В тревожную эту страну,
Где на синем просторе
Тебя целовал я одну.
Словно тучка пролетная,
Словно степной
Ветерок —
Мира нового молодость —
Мака
Кровавый цветок.
От степей зацветающих
Влажная тянет
Теплынь,
И горчит на губах
Поцелуев
Сухая полынь.
И навстречу кострам,
Поднимаясь
Над будущим днем,
Полыхает восход
Боевым
Темно-алым огнем.
Может быть,
Это старость,
Весна,
Запорожских степей забытье?
Нет!
Это — сны революции.
Это — бессмертье мое.
 
Или я ничего не понимаю в поэзии, или такая поэзия не должна умереть никогда.

Заметки о стихах Бориса Пастернака

Пастернак бесспорно великий поэт! Более того, он замечательный человек! Это не всегда соединяется в одном человеке. Однако, я не принимаю безусловно все его стихи. В его ранних стихах, на мой взгляд, и не только на мой, очень много корявостей, притянутых за уши образов и сравнений. В этом отношении он заметно отличается, например, от Есенина и Блока. Правда, если говорить о Блоке, то у него на одно гениальное стихотворение приходится несколько относительно слабых. О всяких нелепостях в стихах Пастернака резко отзывался Иван Бунин. Приведу дословно реплику Бунина о Пастернаке. Она содержится в его портрете Маяковского. Вот её текст:

"Маяковскому пошло на пользу даже его самоубийство: оно дало повод другому советскому поэту, Пастернаку, обратиться к его загробной тени с намеком на что-то даже очень возвышенное:

Твой выстрел был подобен Этне
в предгорье трусов, и трусих!

Казалось бы, выстрел можно уподоблять не горе, а какому-нибудь её действию, - обвалу, извержению... Но поелику Пастернак считается в советской России да многими и в эмиграции тоже гениальным поэтом, то и выражается он как раз так, как и подобает теперешним гениальным поэтам, и вот еще один пример тому из его стихов:

Поэзия, я буду клясться
тобой и кончу, прохрипев:
ты не осанка сладкогласца,
ты лето с местом в третьем классе,
ты пригород, а не припев."

Процитирую  и я кое-что из ранних стихов БЛП:

Сады тошнит от вёрст затишья.
Столбняк рассерженных лощин
страшней, чем ураган, и лише,
чем буря, в силах всполошить.

Дальше у него в этом стихе ещё "перл":

встаёт в колонны рёв скота.

Или ещё:

Вчера ещё были ристанья, и пренья,
И тяжбы у кровель и зарев о роскоши,
А нынче закат уподоблен сирене,
Влачащейся грудью и гривой по суши.

Вот две строфы из стихотворения Пастернака "Баллада":

Бывает, курьером на борзом
Расскачется сердце, и точно
Отрывистость азбуки морзе,
Черты твои в зеркале срочны.

...

Был ветер заперт наглухо
И штемпеля влеплял,
Как оплеухи наглости,
Шалея, конь в поля.


Ну если это великая поэзия, то извините. Причём подобного у Пастернака в ранних стихах полным полно. А вот поэма "Когда разгуляется", "Стихи из романа" и т.д. - это уже великая поэзия.

    Может быть, кто-нибудь подумает, что признавая Пастернака великим поэтом, я, тем не менее,  не люблю его стихов. Это далеко не так. Лучшие стихи Пастернака просто сводят меня с ума.  Такие строки как

В тот день всю тебя, от гребенок до ног,
Как трагик в провинции драму Шекспирову,
Носил я с собою и знал назубок,
Шатался по городу и репетировал

из стихотворения «Марбург» или, например, стихи

Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела…

принадлежат, по моему мнению, к лучшему в любовной лирике в мировой литературе. А вот стихотворение «Июль»:

По дому бродит привиденье.
Весь день шаги над головой.
На чердаке мелькают тени.
По дому бродит домовой.

Везде болтается некстати,
Мешается во все дела,
В халате крадется к кровати,
Срывает скатерть со стола.

Ног у порога не обтерши,
Вбегает в вихре сквозняка
И с занавеской, как с танцоршей,
Взвивается до потолка.

Кто этот баловник-невежа
И этот призрак и двойник?
Да это наш жилец приезжий,
Наш летний дачник-отпускник.

На весь его недолгий роздых
Мы целый дом ему сдаем.
Июль с грозой, июльский воздух
Снял комнаты у нас внаем.

Июль, таскающий в одёже
Пух одуванчиков, лопух,
Июль, домой сквозь окна вхожий,
Всё громко говорящий вслух.

Степной нечесаный растрепа,
Пропахший липой и травой,
Ботвой и запахом укропа,
Июльский воздух луговой.

Трудно себе представить лучшую пейзажную лирику. Такие стихи Бориса Леонидовича Пастернака бесспорно стоят на золотой полке русской поэзии.

 

Моё мнение о матерщине

Меня коробит, когда я слышу в автобусах, в коридорах института мат из уст молодых красивых людей и даже детей. Меня коробит, когда компания молодых пьяных ребят матерится без конца в присутствии женщин, детей и людей, которые не переносят мат. В некоторых семьях мат неотъемлемый атрибут жизни, и дети матерятся, поскольку другого и не видели. Я думаю, что ситуаций, когда мат приемлем бывает очень мало. И несомненно, что с матерщиной надо бороться везде и тем более в искусстве. А откуда берутся дети, можно объяснить и без употребления матерных слов. Вот мнение преподавателя, общающегося постоянно с молодёжью.

Гуляет по России матерок,
как будто свежий ветерок!
И вот уже российские поэты
не знают, что им делать с этим.
Язык великий наш позорят
и не стыдятся мира остального взоров.

К ситуации с матерщиной хорошо подходит моя старая шутка:

Графоман в углу дерёт
Музу беззащитную.
Молча пялится народ
на кино элитное.

 

Как я на лошадях катался и пас коров

Почему-то мне вспомнилось, как я в детстве всё пытался на лошади верхом покататься. Мне было лет семь-восемь. Увязался я с ребятами ехать в ночное. Посадили меня на лошадь без седла. Она рысью поскакала, мне всё между ногами отбила. В другой раз в колхозе (нас школьников в Хрущёвские времена всё посылали на кукурузу)  мне объяснили, что ты лошадь пришпорь, как следует, она поскачет галопом, будет приятно. Я так и сделал. Ударил лошадь ногами изо всех сил. Она поскакала галопом по полю, а там овраг. Она как сиганула через него, а я на ней не удержался и полетел с огромной высоты кубарем. Потом однажды после девятого класса я отдыхал в деревне Волково на маминой родине в Саратовской области. Было это в 1957 году. И мне пришлось на подводе возить воду на поле. Меня научили взнуздывать и  запрягать лошадь. С чем я успешно справился.
     Там же мне пришлось тесно познакомиться с коровами.  У родственников, где я жил, была корова, и, как было заведено в этой деревне, каждый двор, где были коровы, должен был по очереди пасти общее стадо. И вот настала наша очередь, и я со своим двоюродным дядей Володей, который был всего на два года старше меня, отправились выполнять эту повинность. Быстро выяснилась одна интересная особенность стадного поведения коров. В стаде сразу выявляется лидер – корова, которая обязательно возглавляет стадо. Остальные коровы вытягиваются за ней в некотором практически неизменном порядке. И обязательно находится одна отстающая корова, которая всё время плетётся за стадом на некотором отдалении. Естественно, она доставляет неудобство пастухам, которым удобно наблюдать за стадом, когда оно сгруппировано на небольшом пространстве. Пастух, размахивая и подстёгивая её кнутом, загоняет эту корову во главу стада. Проходит 15-20 минут, и эта корова снова отстаёт от стада метров на 30. И так беспрерывно. Разве в человеческих объединениях не наблюдается то же самое!

 

Август 2010, Москва. 

1.Из-за небывалой жары и густого смога от подмосковных пожаров иностранные посольства сворачивают свою работу, а их сотрудники эвакуируются в свои страны. А миллионы простых москвичей пытаются выживать в этих почти нечеловеческих условиях.

2.Люди в намордниках производят впечатление героев некоторой фантасмагории из фантастического романа, действие которого происходит на некоей планете, подвергшейся атомной бомбардировке.

3.Неясные контуры домов, проступающие через дымовые завесы.

4.Красный кружочек Солнца на закате сквозь пелену смога выступает, чуть ли не символом заката цивилизации.

Одно возможное объяснение аномальной жары в России

Уже давно нас пугают парниковым эффектом. Суть его заключается в том, что Земля получает большую часть лучистой энергии в видимой и ультрафиолетовой области спектра электромагнитного излучения, а отдаёт энергию в основном лучами инфракрасными. Увеличение продуктов сгорания в атмосфере Земли уменьшает коэффициент прозрачности света в инфракрасной области. В результате нарушается баланс получаемой и отдаваемой Землёй энергии, и температура Земли растёт. Среди учёных нет единства в точности проводимых для подтверждения этого эффекта расчётов. Но если считать, что парниковый эффект имеет место, то можно выдвинуть правдоподобное объяснение того, что сейчас творится в России. Жара, а также совершенно бесхозяйственное  отношение нынешних властей к лесам, объясняет большое количество лесных пожаров. А дальше возникает цепная реакция: количество продуктов сгорания в атмосфере растёт, и парниковый эффект усиливается.

Cтранички из дневника

Вчера прочитал очередную лекцию и провёл один семинар. Сегодня занятий нет. На работе заставили пройти диспансеризацию. Чувствую себя неважно, но пошёл. Каждое измерение кровяного давления для меня -  шок. В этот раз цифры запредельные. Пришёл домой, принял таблетку Энапа. Полежал немного.
Пошёл погулять. Спустился под горку к Строгинской пойме. Там на открытом корте стадиона «Янтарь» молодые девчушки лупили по мячу с мужской силой. Девочкам лет по 12, у всех хвостики волос развеваются при ударах. Худые, стройные – одно загляденье.  Как всё-таки прекрасна юность!
Посмотрел на уток, взлетающих и садящихся на воду со страшным шумом. Погода – лучше не бывает. Светит солнце, температура около 20 градусов. Посидел в тени нескольких берёз. Надо мной медленно проплывали белые пушистые облака, похожие на большие комья ваты. Подумал: «Как всё-таки грустно сознавать, что скоро придётся расставаться с этим чудом под названием жизнь». 
Ещё немного прошёлся. Посидел на лавочке, на детской площадке. Крошки лет двух сосредоточенно копались в песочке. Один карапуз ногами таскал что-то вроде пластмассового мотоцикла. Мама, посадив на одни качели двух малышей, раскачивала их туда-сюда. Всё-таки жизнь продолжается!

9 сентября 2010 г.

 Человеческая жизнь похожа на путешествие через высокую гору. Сначала ты поднимаешься вверх. Впереди тебя ждёт только хорошее. По крайней мере, тебе так кажется. У тебя надежды на что-то очень светлое в будущем. Потом ты проходишь вершину и начинаешь спускаться. И тут часто ты убеждаешься, что впереди тебя подстерегают почти одни гадости. Физическое увядание, болезни, потери друзей и близких... И тут уж тебе не хочется к этому будущему особенно торопиться.

26 декабря 2010 г.

Мне уже моя жена говорит, что я компьтерный наркоман. Конечно, возможность моментального вынесения своего произведения на публику - великая вещь. Именно это побудило меня снова плотно заняться поэзией. Я пришёл на Стихиру в сентябре прошлого года, и за это время написал в несколько раз больше, чем за всю предыдущую жизнь. Нужно ли это - большой вопрос! Писателей сейчас море, а востребованность поэзии близка к нулю. Поэты пишут в основном друг для друга.

29 декабря 2010 г.

 

Итальянское кино - отдушина советских времён

Признаюсь,  я всегда был не равнодушен к женской красоте. Это сейчас в любом газетном киоске полным полно журналов, на обложках которых изображены красавицы на любой вкус. А в советские времена, когда «в СССР не было секса», посмотреть иностранный модный журнал или киножурнал с иностранными киноартистками было так же трудно, как, например, послушать джаз или Битлов или покурить Марлборо или Кэмэл. Чуть ли не единственной отдушиной, полюбоваться красивыми полуобнажёнными девушками, это было попасть на итальянские фильмы.  Помню, для меня было почти шоком, когда я попал в клуб МГУ, расположенный рядом с Ленинской библиотекой, где я регулярно работал, на кинофильм «Серафино». Там играл молодой тогда Адриано Челентано, и в фильме были по тем временам довольно смелые сцены с обнажённой девицей.
Вообще, в Италии в те времена (да, и сейчас) каждый год появлялись сумасшедше красивые артистки. В этом ряду несравненная Софи Лорен, Моника Витти, Стефания Сандрелли, Клаудиа Кардинале, Орнелла Мути и т.д. Почти все кинофильмы с их участием шли на ура в СССР. Бешеные очереди в кассы кинотеатров за билетами, «стрелянье» билетов с рук перед началом киносеанса – это ежедневный быт тогдашнего советского общества.

 

Прозаические миниатюры о природе

Середина февраля в Москве.

Тёплые зимы избаловали москвичей. Чуть-чуть за минус 20, и уже парод почти в панике. Вот вчера вырвался погулять в середине дня. Хожу по берегу Строгинской поймы. Ослепительное солнце, белый сияющий снег, дышится легко. Людей на огромном пространстве практически никого нет. Одна смелая мама вывела двух малышей, и они с удовольствием копаются в снегу. Да пара собачников прогуливают своих питомцев. И всё! Ни одного лыжника не встретил. Даже зимних рыбаков на льду Строгинской поймы нет.
Поднимаюсь в гору, где высятся многоэтажки Строгино. Бросается в глаза резкий контраст с только что увиденным. Около домов масса машин. Снег грязно-серый. Даже Солнце не кажется уже столь ослепительным.

Утро.
Брезжит мокрый полуосенний полузимний рассвет. В сыром воздухе хлюпают звуки подошв спешащих на работу людей. Громыхают утренние трамваи и автобусы, наполненные недосмотренными снами и недодуманными мыслями невыспавшихся людей. Небо затянуто низкими серо тёмно синими облаками, сквозь которые еле виднеется светлое пятнышко выползающего из-за горизонта Солнца. Из подъездов выводят для быстрого утреннего моциона собак. Мамаши волокут в детские садики закутанных невыспавшихся недовольных детишек. У ещё неоткрытых магазинов ёжатся от холода несколько неопрятных мужиков то ли бомжей, то ли алкашей, пытающихся стрельнуть у прохожих десятку и, таким образом, набрать бабла на пузырь. Почтальоны, оставив тележки с газетами у подъездов, рассовывают по почтовым ящикам свежую корреспонденцию. Начинается обычный рабочий день.

Кричащая тишина
Великое безмолвие царит в немолчном гаме жизни. Идёшь сквозь толпу и чувствуешь бесконечное одиночество. Кричащая тишина окружает мыслящего человека. Через время и пространство поймай кто-нибудь слабые колебания одинокой струны. Настройся в резонанс с нею. Откликнись, родная душа! Возможно это для живого человека? Или в это можно только верить также, как верят люди в реинкарнацию?
   Кстати, когда идёшь один в лесу, слышишь шум деревьев и пение птиц, такого ощущения одиночества, бесчувствия нет. Природа более отзывчива к человеку, чем другие люди. Часто именно в общении с природой человек находит успокоение.

Вечер в городе
И вот на город опускается вечер. Это происходит быстро. Воздух, ещё тёплый, но уже становится как будто более плотным и чуть-чуть сладковатым. Звуки, приходящие из окон, меняют тональность. В людском говоре пропадает дневная озабоченность. Общий природный фон смягчается. Даже деревья вечером пахнут не так, как утром или днём.
Если утром от омытых росой листьев тянет свежестью, а днём зелень почти не ощущается, то вечером душный запах растительности действует на человека расслабляющее. Всё это вместе с мягким цветом неонового освещения составляет неизъяснимую прелесть летних вечеров в южных городах.

 

Версия Булгакова

Бессилен был и прокуратор
спасти Его от палачей.
Приказ был отдан. Его автор
бессонных жертвой стал ночей.

Грязна история от срама,
в ней смысла нету ни шиша:
Синедрион простил Варраву,
к кресту прибил Иешуа.

Ликует зло. Доволен Воланд.
Писательский пылает дом.
Ждёт Мастера покой и воля.
Роман окончился на том.

4 апреля 2010 г.

 

В Париже жил Тулуз Лотрек

Что значит в жизни для меня Париж?
Где, к сожаленью, никогда я не был.
Скажи мне память. Почему молчишь?
Он есть на деле? Или это небыль?

Однако, точно был Виктор Гюго.
Его «Собор» открыл Париж мне сразу.
Жерар Филипп, Габен, Монтан, Прево
мне всё про свой Париж расскажут.

В Париже также жил Тулуз Лотрек –
который Мулен-Руж в веках прославил.
Калека, но весёлый человек,
бессмертные полотна он оставил.

16 января 2011 г.

 

Белла Ахмадулина

 «Что жизнь – канун небытия» – 
писала ты. Но это – не про всех.
И это точно знаю я:
твоих стихов устойчивый успех –
того же свойства,
что и стихи Марины, Анны и  Бориса.
Забудут все невинные грехи твои.
И будут Беллы лишь стихам не уставать дивиться!
«О, одиночество, как твой характер крут!» -
ты восклицала, забывая,
сколь многочисленен  друзей и почитателей твой круг.
Ещё не зная,
как по тебе, когда тебя не станет,
будет рыдать Москва.   
И вот сейчас уже из темноты
беспамятства людского родового
твои, о Белла, чудные черты
пред нами предстают все разом снова.

20 апреля 2011 г.

Сделав исключение в законе,
Бог для Беллы сочинил свой план:
Красоту и ум в одном флаконе
Плюс ещё недюжинный талант!

27 апреля 2011 г.

    Каждый большой художник оригинален. Трудно спутать картины Айвазовского, Серова, Пикассо с картинами других художников или стихотворения  Пушкина, Есенина, Маяковского со стихами других поэтов. В высшей степени сказанное относится к стихам Беллы Ахмадулиной. Казалось бы, пишет она на русском языке, который для нас всех един. Но Ахмадулина находит всегда какие-то свои неожиданные для других слова и словосочетания. Причём, если вдуматься, то они оказываются единственно подходящими к контексту её стихотворения. У неё практически нельзя найти стандартных, заезженных образов. Если у многих других поэтов, даже у великих, таких, например, как Блок, есть гениальные стихи, а есть и заметно худшие, то у Ахмадулиной крайне трудно найти слабые строки. Это показывает, с какой строгостью и придирчивостью она относилась к своему высокому служению – быть поэтом. Просто видишь эту картину, как Ахмадулина взвешивает, щупает каждое слово, поворачивая его так и эдак, чтобы понять, можно ли его вставить в стихотворение. Вот я листаю сборники её стихов, чтобы выделить что-то, особенно её характеризующее. И теряюсь. Почти любое её стихотворение может выполнить эту функцию. Её надо читать и изучать всем нам, причастным к поэзии. Хотя ясно, что научиться писать так, как писала Ахмадулина, невозможно. Её рукой водил Бог, и для меня это с непреложностью очевидно.

 

Судьба поэта

Не бережёт страна своих поэтов –
Все лучшие уходят в цвете лет.
Покоя нет для них на этом свете,
Лишь смерть покажет, значит что поэт.

Зимой ушли от нас Рубцов, Есенин.
И снег могилы их запорошил.
Скорби по ним, жестокая Расея:
Ах, жаль, поэт, что мало так пожил…

Поэта гений без болезней гнобит –
Вот подоплёка гибельных вестей.
Своей души он пыл не экономит –
Сгорает сам в огне своих страстей.

Мир хладнокровно исполняет скерцо,
Но равнодушным быть поэту не дано.
Колышат боли мира струны сердца,
И пьёт поэт смертельное вино.

Протри глаза, коварная судьбина -
Вон засверкал ещё один талант.
Взмахни косой, огрей его дубиной,
Осуществляй безумный строгий план.

11 мая 2010 г.

 

Есенин

Из всех поэтов на планете
Серьёзных, умных и родных
Нет ближе для меня поэта.
Твой каждый стих – удар  под дых.

Не о тебе ль, Сергей Есенин,
Курлычут в осень журавли,
Берёзы под Рязанской сенью
Под ветром песню завели.

О жизни личной непутёвой
У нас судачит стар и млад –
Хмельной, драчливой и кондовой.
В ней было всё, но не был глад.

Толпу друзей - друзей по пьянке
ты около себя держал.
Девчонок разных на гулянках
бездумно спьяну целовал.

Для жизни вдруг ты стал не годен,
не мог свободно и вздохнуть.
Был до конца тобою пройден
до боли страшный русский путь.

От песен, что тобой пропеты,
как сердце русское щемит.
Давно уж с нами нет поэта,
а всё душа о нём болит.

2 августа 2010 г.

Я несколько раз задумывался о том, как возникла фамилия Есенин. Разгадка оказалась очень проста. Мария Магдалена Костадинова написала стихотворение, которое по- болгарски называется «Кротка есенна милувка...», а переведено самой Марией как «Кроткое осеннее милование». Болгарский язык относится к славянской группе языков. Следовательно, старославянский корень «есен» означает осень. А фамилия Есенин происходит от старославянского слова осень. Если помните, был политик Лукьянов, который писал стихи под псевдонимом Осенев. Уж не знаю, намеренно ли он взял такой псевдоним, чтобы как-то пересечься с Есениным.

Перекличка с Г. Ивановым

 

1.             Иду – и думаю о разном,
               Плету на гроб себе венок,
               И в этом мире безобразном
               Благообразно одинок.
                            Георгий Иванов



День догорел закатом красным.
Последний отзвенел звонок.
Я в этом мире безобразном
благообразно одинок.

Пусть кто-то горло рвёт за бабу,
за дачу жизнь свою кладёт.
Пусть не увижу баобабы,
пусть без меня Париж живёт.

Пока что в свете, слава богу,
грохочут войны где-то там.
Не пью я водки, даже грогу.
Хожу в знакомые места.

Пусть там толпой на баррикадах,
как мухи, гибнут на войне.
Пусть это там, а здесь не надо.
Ни пуль, ни розг не надо мне.

29 января 2011 г.

 

2.                 Быть может высшая надменность:
                    То развлекаться, то скучать.
                    Сквозь пальцы видеть современность,
                    О самом главном промолчать.
                                        Георгий Иванов


И я плюю на современность –
Что мне мышиная возня?
Но это вовсе не надменность.
Успеть за временем – фигня!

А мне б понять, что с миром будет,
На что прольётся новый свет.
И как потомки нас рассудят,
Ну, скажем, через тыщу лет.

31 января 2011 г.

 

Георгий Иванов

 

              Проснуться, чтоб увидеть ужас,
              Чудовищность моей судьбы.
              …О русском снеге, русской стуже…
              Ах, если б, если б… да кабы….

              Но я не забыл, что обещано мне
              Воскреснуть. Вернуться в Россию – стихами.

                                         Георгий Иванов.

Он русскую тоску увёз с собою,
И с ней вдали от родины он жил,
Не расставаясь никогда с мечтою –
С Россией, что без памяти любил.

В неё вернуться навсегда стихами,
Зарыться с головой в её снегах.
И вот он здесь… На родине и с нами.
Провидцем был поэт в своих мечтах.

23 февраля 2011 г.

 

Критика и публицистика@Журнал литературной критики и словесности. - №12. - декабрь. - 2011 

 

 

Послать рукопись, сообщение, комментарий

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 28, 2012.